Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Осторожно, дети!

У abbatus_mozdok в JAGTEN [Охота] [F]. – Швеция, 2012 рассказывается о том, как "милые детки" иной раз показывают свои гнилые зубки.

JAGTEN [Охота] [F]. – Швеция, 2012


Этот фильм, прямо не затрагивающий никакой религиозной тематики, имеет прямое отношение к "педофильской теме" (которая становится искусно раздуваемым скандалом и в Римской Церкви, и в наших Церквах византийской Ортодоксии, особенно в РПЦ МП). Кто не захочет смотреть, тому перескажу кратко сюжет: взрослый мужчина по имени Лукас работает в детском саду, в него "влюбляется" девочка из сада (т.е. еще дошкольница!) по имени Клара, которая начинает слать ему "сердечки" и целует его в губы. Он делает ей строгое замечание. Во время этих же событий старший брат девочки домой принес на планшете своё фото, где он кончает на лицо своей девушке. Это фото случайно увидела сестренка-малолетка. И вот в детском саду эта девочка Клара, в отместку на строгий выговор Лукаса, рассказывает директрисе (старой безмозглой вешалке, которая потом даже не удосужилась проанализировать ситуацию), что Лукас "показывал ей свою пипиську, которая торчала как палка и из которой текло что-то белое". Директриса запаниковала и привлекла к делу полицию. Но это еще не все! Вскоре все дети из сада, включая мальчиков, стали как под копирку рассказывать, что Лукас водил их к себе домой и в подвале показывал им свой член. Лукаса избили всем селом, а потом отправили за решетку. Но в суде спасло только то, что ...у Лукаса в доме вообще нет подвала! Более того, судья удивилась, что все дети, по их словами, "много раз бывавшие в подвале", не смогли показать к нему дорогу, хотя сами же все заявляли, что в подвал спускались сами и что подвал был у Лукаса дома. Суд его оправдал, но селяне не поверили суду: его избивали даже продавцы из магазина.

Кто-то м.б. не поверит, что в основу сюжета положены реальные события и будет утверждать, что "дети врать не могут"? – Я расскажу вам (почти, как на исповеди) сюжет из своего детства где-то в том же возрасте, что была и Клара (т.е. лет 6). Я всегда был человеком гонористым и напористым. С моим характером не могли сладить никогда. Один раз (!) отец отшлепал меня крапивой за какой-то каприз (мне было около 5 лет!!!), и я ...положил ему в постель кучу обрезанных веток шиповника, розы и ежевики, которые росли у нас в саду и которые я с детства помогал матери обрезать. Я знал, что когда он приходит "нелакавшись", он не идет спать в спальню, а спит на диване в кухне, залезая в постель впотьмах. Но это – мелкая шалость! О ней я забыл, ее мне рассказывала мама и соседка – баба Хима, когда я уже подрос. Ей жаловался отец на сынка, который сделал ему такой сюрприз. Как-то один сосед начал меня прилюдно критиковать (я всегда настаивал на своем – если мне что-то не нравилось, меня было не заставить это сделать, а мама нервничала, ругала меня за непослушание, иногда плакала – как раз в возрасте около 5 лет я лишился отца: Он был совхозным водителем и слесарем, и полез под сломавшуюся "Колхиду" после "вечеринки", что-то там сорвалось и его раздавила сорвавшаяся вниз кабина, но нам даже по потере кормильца не стали платить, т.к. он полез пьяным и не имел права в нерабочее время находиться в совхозном гараже). Так вот, сосед высказывал сожаление матери, что она не может "применить силу". Этот сосед был офицер. На следующий день я играл на улице, он начал на меня кричать, мол, ты такой-сякой, непослушный, мать с тобою мается, тебя надо воспитывать жестко и т.д. Я плюнул в его сторону и побежал к дому. Зацепился и упал, перебил переносицу (это было 3-е падение на мою бедную переносицу), вылетело пару зубов. Но я пошел домой и сказал, что этот офицер меня трепал за одежду и толкнул на камень! Вообразите себе, какой это имело эффект? Его в наручниках (!) увезли. Он ругался, кричал, что я змеёныш лживый и т.д. Но когда уже готовился суд, что-то в моей душе содрогнулось! Мама сказала, что офицера этого, скорее всего, лишат звания и он сопьется, а то и в тюрьму посадят. Я не знаю, что во мне произошло, но я сказал: "Мама, он меня не трогал. Я просто бежал домой и упал, а он просто кричал на меня и я хотел ему отомстить". До сих пор помню это душевное чувство: словно груз с души свалился. Мне было тогда как раз 6 лет...

Это иллюстрация про то, как "дети не врут". Еще как врут! Даже тоньше, изощренее, злее, чем взрослые! Взрослые люди даже не замечают, когда душа их ребенка заражается всем тем злом, которое окружает ребенка, и когда он сам начинает лгать (а лжи вокруг дети видят много и чувствуют ее очень тонко и считают, что сами должны подражать в этом взрослым). Взрослые в этом тоже виноваты: они не могут найти общего языка между собою в семье, и ребенок находится в постоянной атмосфере конфликтов (по фильму родители Клары постоянно ссорились, т.к. отец постоянно пил). Они подают пример своей лжи, чтобы "выкрутиться и защититься". Ребенок как губка все это впитывает. Мой детский опыт роковой лжи, чуть было не искалечившей жизнь человека, привил во мне иммунитет против этого порока: я возненавидел и ложь, и лжецов. Но не все такие, как я...

Вывод: все эти «повести» о «священниках-педофилах», особенно с коллективными заявлениями от «потерпевших» (классами и группами), следует изучать тщательно и непредвзято. И никогда не верить одним только словам без доказательств со стороны судмедэкспертизы или фото/видео фиксирования.


А я недавно читал про "охоту на ведьм" в Швеции, и там инициаторами этой охоты были маленькие дети.

Цитирую: "В 1656 году в городе Лильхердаль родилась Гертруда Свенсдоттер. Её мать умерла при родах. Отец Гертруды безуспешно ухаживал за своей служанкой, Мэрет Джонсдоттер. Гертруда не любила её, и отец решил отправить Гертруду к родственникам в Эсен, где и случилось событие, повлекшее за собой трагический период «охоты на ведьм» в Скандинавии.

Девятилетний Матс Нильссон пас коз вместе с Гертрудой. Между ними возникла драка из-за куска хлеба, во время которой Гертруда увидела, что козы подошли слишком близко к реке. Гертруда спасла их, оттащив от воды в безопасное место. Матс рассказал об этой истории отцу, но, желая навредить Гертруде, обвинил ту в колдовстве. Он говорил, что Гертруда спасла коз при помощи тёмных сил. Отец рассказал об этом судебному чиновнику Олофу Матсону, Матсон – приходскому священнику Ларсу Эльвиусу. В конце концов, история приняла вид, согласно которому Гертруда, вызвав дьявола, перевела коз по воде. Этот незначительный случай дал толчок мании, унесшей сотни жизней.

Гертруда встречается со священником Ларсом Эльвиусом, который начинает допрос.

Здесь я сделаю небольшое отступление, чтобы рассказать о Блокуле (одинокая скала посреди моря в Швеции), легендарном месте шабаша ведьм. В народных легендах говорится, что шведские ведьмы слетались туда на перевернутых вверх коровах или на заколдованных священниках и других невиновных людях. Гостям устраивали пир, где комнату освещали ведьмы, у которых в «естественные отверстия» были воткнуты свечи. Гостей принимал дьявол. После пира устраивались танцы, во время которых дьявол играл на арфе, используя для этого кочергу. После танцев совершались оргии. В XVII ст. эту историю запретили под страхом смерти, но во время описываемых событий рассказ о Блокуле впервые приобретает значение для тогдашней науки и закона.

Осень 1667 г. - Ларс Эльвиус допрашивает Гертруду уже несколько месяцев, пытаясь «узнать правду» и найти формальные доказательства подписания «пакта с дьяволом» в Блокуле. Он угрожает Гертруде тем, что в случае дальнейшего упорства она будет гореть в аду, но если признается, то спасёт свою душу. Разумеется, Гертруда начинает давать показания. Но это не проходит без последствий: другие дети начинают рассказывать истории с длинными подробными описаниями, будто все они побывали в Блокуле. Никто тогда не понимал, какие последствия будут от этих рассказов.

Год спустя после инцидента с козами, Ларс Эльвиус добивается от Гертруды Свенсдоттер признания. Её приговаривают к смерти, но обещают прощение грехов и рай в случае, если она продолжит давать показания. Трудно было не воспользоваться такой возможностью – девушка получала власть вершить судьбы людей, и, к тому же, гарантировала себе вечную жизнь в раю. С девушкой по имени Анна Ольсдоттер, родом из Алфдалена, оказавшейся не менее искусной свидетельницей, Гертруда направляется в свой родной город Лильхердаль.

Гертруда и Анна полны раскаяния, а значит их показания правдивы и не подлежат сомнению. Как и следовало ожидать, Гертруда назвала своей наставницей по сатанинской науке Мэрет Джонсдоттер, на которой хотел жениться её отец. Анна Ольсдоттер, приехавшая в Лильхердаль вместе с Гертрудой, никогда не видела Мэрет, но сразу же узнала её среди других шести обвиняемых, а значит, согласно логике судей, могла видеть её только в Блокуле. В охватившем всех безумии никто не задумался о том, что Гертруда по дороге из Алфдалена могла описать ей внешность Мэрет.

Против Мэрет ополчаются все, включая её родных. Её маленькие браться и сестры, наученные взрослыми, также свидетельствуют против неё. Её сестра Мэрет-младшая рассказала, что 8 лет назад старшая сестра взяла её с собой в Блокулу, куда они поехали на коровах, шедших хвостом вперёд. Также она поведала, что Мэрет-старшая научила её воровать молоко с помощью т. н. «молочных зайцев» или ножа, воткнутого в стену.

После всех этих свидетельств, приходской священник в обмен на признание обещает Мэрет отпущение грехов и рай после смерти. Но Мэрет отказалась. Согласно закону, суд не приговаривал к смерти детей и тех, кто утверждал, что он невиновен. Также суд не мог подвергнуть её пыткам без признания в колдовстве. Чтобы добиться признания, суд ведет Мэрет на казнь, будто приговор уже вынесен. Ей был дан последний шанс спасти свою душу. Она не знала, что в случае признания ей бы немедленно отрубили голову, а если бы она продолжала настаивать на своей невиновности, её бы отпустили. Но неожиданно для всех Мэрет даже на эшафоте продолжает отрицать свою вину. Она на время спасла свою жизнь, но это было исключение из правил. Вскоре законы, требующие признания для экзекуции, изменились, и люди, боясь пыток и адского пламени, признавали свою вину. После каждой казни появлялись по несколько новых подозреваемых. В одной только Даларне более тысячи детей утверждали, что были в Блокуле. Смертная казнь только усилила всеобщее помешательство.

Следующим шагом стали групповые казни, первая из которых совершилась на горе Мора в 1669 году. Было казнено 15 человек, 36 детей подверглись порке.

Религиозные фанатики были уверены в том, что они заставили бояться тех, кто был в сговоре с дьяволом и что при помощи расправ над предполагаемыми ведьмами они остановят эти «тёмные дела». Но смертные казни имели как раз обратный эффект: одержимость ведьмами перенеслась в соседние приходы – Ретвик и Орсу.

В Стокгольме, наконец, осознали масштабы катастрофы и создали Королевскую комиссию по охоте на ведьм, чтобы попытаться взять под контроль это массовое помешательство. Устройство протестантских общин таково, что они лишены централизованной церковной власти и, по сути, предоставлены самим себе. Поэтому, при отсутствии сильной церковной иерархии, тут необходимо было вмешательство самого короля. Но будущий король Карл XI ещё был ребёнком и не мог управлять государством самостоятельно. В правительстве спорили о том, какую тактику применить к этим областям. Они видели, что вмешательство со стороны только усугубляло ситуацию, т. к. люди были слишком далеки от реальности. Тогда Королевская комиссия по охоте на ведьм пришла к компромиссу: они решили казнить определённое количество людей. Желанного результата в Даларне комиссия не добилась, но, постепенно, эпидемия охоты на ведьм прекратилась. Однако, эпидемия перенеслась теперь в Норрланд (регион в северной Швеции).

Была собрана новая комиссия по ведьмам, состоящая из духовных лиц и чиновников, подавляющее большинство которых были сторонниками смертной казни. Но были среди них и более здравомыслящие люди. Среди документов о повестке комиссии Хельсингланд (историческая провинция Швеции в регионе Норрланд) есть меморандум, создающий впечатление некоего сговора скептиков и сомневающихся. В нём подробно описывается, как следует допрашивать свидетелей – встречные вопросы, перекрёстный допрос, сравнения показаний. Это спасло множество жизней. Но скептики были в меньшинстве. Кровожадное большинство же стремилось быстро решать всё голосованием, где выбор всегда делался в пользу смертной казни. Пытаясь остановить кровопролитие, заговорщики пишут королю Карлу XI и, используя нужные аргументы, получают желаемый ответ. Король подтвердил, что казнить следует только тех, кто признал свою вину.

Между тем, Мэрет Джонсдоттер снова обвиняют. Детей, дающих показания против неё, было так много, что не смотря на приказ короля казнить только тех, кто признался, её признали виновной. В 1672 году Мэрет казнят вместе с тремя другими женщинами. Мэрет так и не признала своей вины. А её младшая сестра, свидетельствовавшая против неё, дала такие точные показания, что её саму сочли ведьмой. Их обезглавили и сожгли.

Не смотря на все усилия, «охота на ведьм» продолжает распространяться по Швеции и начинает добираться до Стокгольма. Помешательство было настолько сильным, что когда суды были загружены работой так, что казни приходилось откладывать, родители просили у властей казнить их детей из жалости, чтобы тем не пришлось проходить через мучения в Блокуле.

В 1675 году на историческую сцену выходит священник Лаврентиус Хорнеус (также известный как Ларс Кристофори Хорнеус). Ларс с упорством практиковался в демонологии. В 1673 году обвинениям в колдовстве подверглась его мать (оба её сына стали священниками). Многие дети дали против неё показания, а сыновья в свою очередь за неё не вступились. В итоге она была казнена. Её сын Лаврентиус Хорнеус впоследствии стал одним из самых знаменитых охотников на ведьм своего времени. Он специализировался в допросе детей и делал это с особой жестокостью: дети, отказывающиеся свидетельствовать против своих родных, подвергались пыткам. Некоторые свидетели не могли оправиться после них до конца жизни.

Хорнеус получил задание бороться с ведьмами в приходе Торсокер, где нанял двух человек, утверждавших, что они умеют распознавать ведьм. Хорнеус ставил их на дороге перед входом в церковь, откуда они указывали на ведьм среди прихожан, направлявшихся на утреннюю службу. Потенциальных ведьм сразу же забирали на допрос, где против них свидетельствовали дети. Таким образом отобрали 71 человека, которые вскоре были казнены (10% всех жителей Торсокера).

Был и такой случай в городе Евле: одиннадцатилетний Йохансон Гриз обвинил в колдовстве собственную мать. Её казнили, а мальчика отправили к родственникам в Стокгольм, где он прослыл настоящим «экспертом по ведьмам» убедив всех, что часто бывал в Блокуле. Вскоре он поймал первую ведьму в Стокгольме и прославился, как «мальчик из Евля», став своеобразной знаменитостью в городе. Он втянул в «игру» двух служанок – Агнес и Аннику, научив их убедительно падать в обморок, после чего они начали «ловить ведьм» на стокгольмских улицах.

Губернатор Олоф Тэгнер пытался покончить со всеобщим замешательством, убеждая детей и их родителей в том, что рассказам «мальчика из Евля» не стоит верить. Но всё было безуспешно. Начались слушания, где Йохансон Гриз становился центральной фигурой в суде. Проходило всё так: он признавался в том, что является ведьмой, но утверждал, что его устами говорит ведьма из зала суда. Йохансон утверждал, что этому его обучил сатана в Блокуле. Но губернатор лично приговорил мальчика к смерти, основываясь на его собственных признаниях. Таким образом он хотел заставить Йохансона прекратить распускать слухи. Суд никогда бы не приговорил ребёнка к смерти.

Но место «мальчика из Евля» занимают другие. Появляются люди, желающие извлечь личную выгоду при помощи судов над ведьмами. Одним из них был Мелкер Олсен. Он заявил, что украл дьявольский список в Блокуле. Олсен был нищим, когда сделал этот список. Он украл и убил курицу, чтобы написать список настоящей кровью. Ошибки в написании Мелкер объяснял непривычной грамматикой в Блокуле. В этом списке были имена детей, потерявших свои души. Если родители ребёнка из списка были готовы заплатить, ребёнок был спасён. Вскоре он был раскрыт и приговорён к прогону через строй. Но по просьбе Мелкера наказание было заменено на службу в армии в шведском наземном отряде.

«Ученица» Йохансона Гриза, «мальчика из Евля», свидетельница Лизбет Карлсдоттер очень неплохо зарабатывала, не выдавая людей, которые достаточно хорошо ей платили. Со временем она начала вести себя агрессивно. Она заявила женщине, которая перед судом заявляла, что невиновна, что бесполезно спорить с ней: «Даже графы знают, кто такая Лизбет Карлсдоттер, а кто ты такая?». Одним словом, она была знаменитостью своего времени.

В Стокгольме разворачиваются массовые убийства. За восемь лет борьбы с ведьмами в Швеции было казнено уже свыше 300 человек. Тюрьмы Стокгольма были переполнены ведьмами, ожидающими, когда комиссия по колдовству рассмотрит их дела.

Когда истерия распространилась по всему Стокгольму, в 1676 году была создана ещё одна комиссия. Некоторые члены этой последней комиссии вскоре положили конец этой охоте. Считается, что основная заслуга принадлежит молодому доктору Урбану Хьярне доказавшему, что безумие держалось на болезненном воображении, путаных полусумасшедших мыслях или чистом злопыхательстве и желании привлечь к себе внимание. Но это не совсем так. Как упоминалось выше, во второй комиссии по ведьмам уже были скептики, писавшие королю, что казнить можно только тех, кто добровольно признал свою вину. Вполне вероятно, что они вообще не верили в ведьм, но не могли открыто заявить об этом, так как они таким образом подорвали бы всякое доверие к себе (учитывая то, что они были в меньшинстве).

Но прежде еще одной женщине предстояло пострадать. Это было Мэлин Матсдоттер, которая стала последней жертвой «Великого Шума». Мэлин обвинили ее собственные дочери, и на момент обвинения она была просто-напросто бедной вдовой. Её дочери пытались убедить её сознаться, но Мэлин вместо этого прокляла их за ложь. Из-за отказа признаться в колдовстве её приговорили к сожжению. В Швеции она была единственной сожженной заживо за колдовство. Легенды гласят, что во время сожжения она не произнесла ни звука (считалось, что сильные ведьмы с дьявольской помощью могут не чувствовать боли).

Утверждения о невиновности и ужасная казнь Мэлин вызвали противоположные мнения среди членов комиссии. Молодые священники жаловались, что не могут совмещать смертные казни с их священными обязательствами. У старых же священников не было проблем с этим. Комиссия разделилась. Именно эти жаркие дискуссии предшествовали в августе 1676 года предшествовали событию 11 сентября, которое стало причиной прекращения «Великого шума».

11 сентября 1676 года, во время суда над ведьмами в Стокгольме, пятнадцатилетняя свидетельница Анника Тамсдоттер давала показания. Она говорила, что из-за телесных наказаний в Блокуле потеряла работу. Когда она намекнула о компенсации за пережитые страдания, опрашивающие люди что-то заподозрили и засомневались в правдивости её истории. Неожиданно она расплакалась и призналась, что эту историю её заставили рассказать остальные дети. Она на самом деле никогда не была в Блокуле.

Этот момент стал поворотным в истории судебных процессов над ведьмами. В этот день были отложены несколько казней. Судьи стали расспрашивать Аннику, знает ли она других людей, которых заставляли лгать? Она назвала имя Керстен Йонсдоттер, обеих девушек из Майры, а также самую известную свидетельницу – Лизбет Карлсдоттер, которая в своё время утверждала, что может получить голову кого угодно. Ещё восемь детей сознались, что делали то же самое и отказались от своих прежних показаний. Когда Лизбет предложили стать свидетельницей обвинения, она разрыдалась. Она призналась, что все разговоры насчёт Блокулы были ложными. Она говорила, что испытывала сильное давление со стороны других детей. 

На тот момент тюрьмы Стокгольма были переполнены женщинами, ожидающими казни. Неизвестно, сколько ещё людей погибли бы по обвинениям в колдовстве, если бы правда не вышла наружу. Другие свидетели были помещены в камеры и допрошены. Теперь многие признавались, что никогда не верили в сказки о Блокуле.

Полицейские искали тех, кто доносил на людей. Первым из свидетелей повесили тринадцатилетнего мальчика Гевла. Лизбет Карлсдоттер должна была быть следующей. Она была обезглавлена 10 декабря 1676 года вместе с двумя подругами. Детей-свидетелей выслеживали и прилюдно пороли. Анника Персдоттер получила самое суровое наказание за то, что донесла на мать и тётю, которые были казнены. Её приговорили к публичной порке на главной площади и других местах города. Её приковали к столбу, который был специально установлен для проведения телесных наказаний. Её секли четыре раза в день в разных местах в течение четырёх дней. Всего она получила 192 удара плетью. Она также была приговорена к унизительным церемониям в церкви и году в исправительном доме. Но она скончалась, не пережив телесных наказаний.

Четыре ребёнка были казнены, один – забит до смерти. Власти пошли на это вопреки закону о запрете смертной казни для детей. Здесь действовал принцип наказания, как формы устрашения. Он весьма противоречивый и на протяжении истории не всегда срабатывал, но не в этот раз. Внезапно все рассказы про Блокулу прекратились."

Тут можно ещё вспомнить про Павлика Морозова и многие другие аналогичные случаи. Увы, некоторые дети так упоительно врут, что сами начинают верить в собственные выдумки. Есть и взрослые такие. Встречалась мне одна женщина, которая просто не могла о чём-либо рассказывать, не приврав немного. Если ей верили, она начинала раздувать своё враньё. Причём никакой выгоды лично для себя она от вранья не имела, а врала чисто "из спортивного интереса". Что касается детей, они могут врать ради одного лишь привлечения внимания к себе. Быть в центре всеобщего внимания - ради этого дети совершают много всяких глупостей. Практически в каждом школьном классе есть свои "школьные шуты", которые ради привлечения внимания к собственной персоне всячески паясничают, передразнивают учителей, за что и получают от них подзатыльники. Бывает, что доводят бедную "училку" до белого каления, снимают её на мобильный телефон, как она орёт и бегает по рядам с указкой за хулиганами, а потом показывают друг другу, ржут, как лошади, и говорят: "Смотри, смотри, как мы её?!.... Жесть!"

Tags: современное общество
Subscribe

  • Тамтам - "телефон Африки".

    Говоря о социальных и межличностных взаимоотношениях в Африке, Д. Пирцио-Бироли в своей монографии "Культурная антропология Тропической…

  • Оборотни-«леопарды».

    Африканист И. Л. Андреев рассказывает такую историю (Тамтам сзывает посвящённых. - М.: Прогресс-Традиция, 2008. С. 202): " В 1946 году в разных…

  • Африканские сказители былин.

    И. Л. Андреев пишет: "Вместе со своими местными друзьями мне неоднократно доводилось слушать самозабвенное исполнение старинных монотонных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments