Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

"Тёмное" сознание.

Если принять за аксиому, что человек отличается от животных своим сознанием, то надо как-то определить это самое сознание. И вот здесь-то оказывается, что этого определения просто не существует.

Всезнающая Википедия сообщает: "Созна́ние — состояние психической жизни человека, выражающееся в субъективном переживании событий внешнего мира и жизни самого индивида, а также в отчёте об этих событиях".

А что, собака - разве не переживает события внешнего мира и своей собственной жизни? Однозначно, переживает. Значит и у собаки имеется сознание? Выходит, имеется, судя по формулировке Википедии. А у свиньи? Свинья-то от собаки чем отличается? Выходит, и у свиньи тоже имеется сознание. Тогда получается, что одни сознательные существа (люди) забивают на скотобойнях другие сознательные существа (свиней) и пожирают их плоть? Нет, скажет кто-нибудь, свиньи не имеют сознания, потому что они не дают себе отчёта в совершаемых ими поступках. Ладно, скажем мы, хорошо. А дети дают себе отчёт в совершаемых поступках? Очевидно, что нет. Тогда лишим человеческого статуса всех, кто не даёт себе отчёта в совершаемых поступках, и причислим их к свиньям? Но ведь не только дети, но и многие взрослые не дают себе отчёта. Вот, к примеру, турки совершили геноцид армян во время первой мировой войны, и до сих пор не признаются в содеянном преступлении, не дают отчёта в совершённых ими поступках. Они что, тоже - животные? Если мы будем подходить к людям с таким критерием оценки их сознания, то окажется, что людей-то на Земле - совсем мало, а большинство - нелюди. Может быть, именно поэтому царит такая неразбериха в определении сознания? Может быть, люди и не хотят ясности в этом вопросе, дабы не "засветиться"?

Википедия предлагает десяток разных философских теорий сознания. Я внимательно все их прочитал, но, как ни странно, из всего прочитанного выбрал определение Ленина: "Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его... мир не удовлетворяет человека, и человек своим действием решает изменить его" («Философские тетради»). Вообще говоря, у Ленина нет никакой философии; вся его "философия" уместилась бы в пятикопеечную брошюрку. Но тут Лукич Ильич прав: основным признаком подлинного сознания является воображаемое творчество. Собака не может вообразить себе неких идеальных, "райских" условий жизни, и поэтому довольствуется тем, что есть. Человек же всё время не доволен своим наличным положением и стремится изменить его к лучшему. Это "лучшее" он видит в своём воображении и стремится к тому, чтоб "сказку сделать былью".

Итак, подлинно человеческому сознанию присущ некий воображаемый, идеальный, "виртуальный" мир образов. Этот мир образов мы легко узнаём в мифологии разных народов. Конечно, мир олимпийских богов является воображаемым, но это вовсе не значит, что один какой-то жрец в стародавние времена взял и придумал весь этот мир. Дело в том, что сам этот мир "творит" человека. Ведь понятно, что человек рождается в бессознательном состоянии, и затем, в какой-то момент, у него появляется сознание. В какой день и час оно появляется - определить так же трудно, как трудно сказать, когда начинается "куча". Но само по себе, в изоляции от человеческого общества, сознание у младенца появится не может. Оно как бы "переливается" от матери к младенцу, когда она ему рассказывает сказки. Сказки - это ведь "осколки" древних мифов. Раньше детям не сказки рассказывали, а мифы, и дети, "впитывая" в себя "флюиды" идеального мира, обретали сознание. Значит, не только человек творит миф, но и миф творит человека. И тут бесполезно искать, что было раньше - миф или человек, как бесполезно задавать вопрос: что было раньше - курица или яйцо?

Можно поставить знак равенства между мифологическим сознанием и истинно человеческим сознанием. Человек без мифа - это "маугли", существо не совсем человеческое. Поэтому всякая борьба с религией оборачивается разрушением человеческого сознания и появлением "шариковых", которые не ведают, что творят (т. е. не дают отчёта в собственных поступках). Правда, эта борьба нивелируется тем обстоятельством, что люди тут же "окунаются" в новый миф, взамен разрушенного. Советский коммунистический миф с квазирелигиозным культом личности Сталина - тому наглядное свидетельство. Сейчас, прямо у нас на глазах, формируется новый миф, поскольку старый советский миф оказался дискредитиванным. Пока ещё контуры нового мифа расплывчаты, и нужно время, чтобы определить его структуру; как говорится, большое видится на расстоянии.

Понятно, что приверженцам старых традиционных мифов эти новые мифы нужны так же, как собаке - пятая нога. Но они жизненно необходимы людям, вышедшим из Традиции. Выйти-то они вышли, но оказались в необитаемой ментальной пустыне, не очень приспособленной для жизни сознания. Конечно, имеется научный миф, который оперирует собственными "заумными" формулировками, но научный миф - "не для средних умов". Люди стремятся к тому, что попроще и поудобнее, и желательно в изложении Михаила Задорнова. Кстати, тут, в ЖЖурнале, очень много таких "мифотворцев" а-ля Задорнов (см. напр. ЖЖвачка, Игры разума, Очередной "перл" от фальсификаторов истории).

С определением того, что есть человек, точно такая же неразбериха, как и с определением сознания. Да и как можно определить, чем человек отличается от животных, если нет даже чёткого определения сознания? Поэтому и ныне вполне актуальна остроумная шутка Диогена.  Когда Платон в ответ на вопрос учеников, что есть человек, изрёк, что человек — это «двуногое без перьев», то Диоген ощипал петуха и назвал его платоновским человеком. Человек и ныне такой же неразгаданный "сфинкс", каким он был две с половиной тысячи лет назад.

И разгадывать "сфинкса" не спешат и не торопятся. Потому что очень для многих двуногих, называющих себя "людьми", разгадка окажется очень нелицеприятной. Прежде всего для тех, кто находится у кормила власти. Ведь много раз так было в истории, что людьми управляли нелюди типа Калигулы, которые совсем не отдавали себе отчёта в совершаемых ими поступках. И если бы все люди знали чёткое определение человека, они сказали бы Калигуле: "Эй, «двуногое без перьев», ты как там оказался?! Это место для людей, а не для животных". Кстати, это животное по имени Калигула сначала сделал своего коня Инцитата гражданином Рима, затем сенатором и, наконец, занёс в списки кандидатов на пост консула. Дион Кассий уверяет, что Калигула успел бы сделать коня консулом, если бы не был убит (59. 14).

В принципе, в истории всегда идут два параллельных процесса - сублимации и деградации. Случай Калигулы - это прямо-таки карикатурный образ деградации. Интересно, как далеко он зашёл бы, если бы его не убили?
Tags: антропология, мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments