Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Об отношении египетских отшельников к церковным песнопениям.

a_avvakum в ОТНОШЕНИЕ РАННЕГО ХРИСТИАНСТВА К МУЗЫКЕ. МОНАШЕСТВО ЕГИПТА ОТРИЦАТЕЛЬНО ОТНОСИЛОСЬ К ПЕНИЮ ТРОПАРЕЙ приводит свидетельства того, что египетские отшельники обходились без церковных песнопений и особо не стремились к пению тропарей.

М.Н.Скабалланович в своём фундаментальном труде «Толковый Типикон» по развитию богослужения пишет:

По одной редакции «Патерика» и рассказу Никона Черногорца, авва Памва (живший после 386 г.), отшельник пустыни нитрійской, послал ученика своего в Александрию по делам; не имея там пристанища, последний заночевал в нарфике (на хорах) храма святого Марка и, слушая всенощные церковные службы, заинтересовался поющимися велегласно и красиво там тропарями. Когда он возвратился к старцу, тот заметил в нём смущение и спросил о причине. Ученик говорит: «Небрежно, отче, проводим мы жизнь нашу в пустыни, не знаем ни гласов, канонов, ни тропарей…» Старец ответил ему: «Горе нам, чадо! Близки дни, когда иноки оставят твёрдую пищу, изреченную Духом Святым (Писаниe и Псалмы), и примутся за песни и гласы мусикийские. Скажи, какое может быть умиление и слёзы от тропарей? Какое умиление будет иноку, когда он, стоя в церкви, или келлии, захочет возвысить голос свой, как вол? Если мы предстоим Богу, то должны стоять во многом умилении, а не в глумлении. Не затем иноки ушли из мipa, чтобы глумиться пред Богом, петь мелодические песни, выводить ритмические гласы, трясти руками и топать ногами; но должны мы со многим страхом и трепетом, со слезами и воздыханиями сердечными, с благоговейным  умилением, кроткими и смиренными голосами приносить Богу молитвы. Но, говорю тебе я, чадо, что придут дни, когда христиане растлят книги св. евангелий и святых апостолов, составляя тропари и эллинские речи!» М.Н.Скабалланович «Толковый Типикон»

Аналогичный отзыв вкладывается в уста другому, несколько позднейшему, египетскому отшельнику. Когда персы опустошили Каппадокию в конце IV и начале V в., тамошний инок Базель ушёл в Константинополь, затем в Александрию и наконец поселился в Нитрийской пустыне у одного отшельника. Но скоро он явился к игумену монастыря и просил у него отдельной келліи, так как не может жить со старцем, который не соблюдает никакой службы (АКОЛУФИАН) и никакого чина, ни монастырского, ни мирского. Упомянув об отступлениях старца от греко-каппадокийских обычаев относительно праздников и постов, инок прибавляет: «Но, что хуже всего, он не позволяет петь канонов и тропарей, что составляет обычное псалмопение у всех». Игумен, убеждая инока возвратиться к старцу, замечает: «Что касается пения тропарей и канонов и употребления музыкальных мелодий (КЭ ИКОС МЕЛОДИКИ), тo это прилично мирским священникам и людям светским, чтобы привлекать народ в храмы; монахам же, которые живут вдали от мирского шума, подобные вещи не полезны, но часто бывают вредны; ибо как рыбак ловит рыбу удочкою на червя, так диавол приманкою мелодичного пения тропарей ввергает в ров тщеславия, человеческих выдумок, жажды наслаждений, и наконец блуда; по истине подальше от монаха, желающего спастись, пусть будет всякое мелодическое пение»
.

Вообще говоря, музыка и поэзия как бы сверхъестественны в мире сем. Обычно ведь люди не говорят стихами, а говорят прозой. Проза считается естественной нормой человеческого общения. А всё, что сверх того, - то сверхъестественно.

Понятно, что ангелы поют, а не разговаривают. И люди, подражая ангелам, тоже поют. Отсюда - церковное пение. Оно - признак и свидетельство того, что в церкви совершается нечто сакральное, а не профанное, нечто праздничное, а не будничное, нечто сверхъестественное, а не естественное.

Понятно, что у египетских отшельников Нитрийской пустыни сверхъестественного и так было предостаточно, даже преизбыточно. Многие из них каждодневно больше общались с духами, нежели с людьми. Можно сказать, что они жили в сакральном, буквально купались в нём. И вот для них-то сакральное значение церковной музыки потускнело, как тускнеет пламя свечи при солнечном свете. Когда человек слышит мелодию космических сфер, когда он слышит хоры ангелов и архангелов, - церковное пение только отвлекает его от "единого на потребу".

Мне в голову пришло одно сравнение; может быть оно несколько грубоватое, но зато прекрасно раскрывает самую суть дела. Известно, что наркоманы не увлекаются пивом и вообще спиртными напитками. Они отведали нечто гораздо более сильное, чем алкоголь. И вот, после того, как они познали мощное воздействие галлюциногенов, пиво для них утратило свою прелесть. Как говорили древние, similia similibus expellitur ("подобное подобным изгоняется").

В этом-то и заключается опасность мистики. Она опасна не для самих мистиков, а для людей недуховных, мирских, плотских. Будучи профанами, они могут отрицать сакральное в Церкви, кивая головой в сторону мистиков: "вот, мол, смотрите сами, авва Памва не слушал песни и гласы мусикийские, и мы не должны слушать". В принципе, по этому шаблону действовали все протестанты: отвергая и отрицая в Церкви всё, что "не по Евангелию", они в результате выплеснули с водой и ребёнка. Жить так, как жил ап. Павел, у них "кишка тонка", а другие формы христианской жизни они не приемлют. И в результате не имеют ни "LSD", ни "пива".
Tags: христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments