Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Психиатрия как общенародное пугало.

Блог Толкователя сообщает, что "22% жителей Белгородской области считают что врачи-психиатры часто сознательно причиняют вред своим пациентам, а 43% респондентов полагают опасным иметь дело с психиатром".

И правильно полагают, между прочим.

«Государственный психиатрический стационар – место расчеловечения», – говорит девушка, прошедшая через острое отделение одной из московских психиатрических больниц.

Маму никто не стал слушать

28-летняя Александра Г., высококлассный лингвист, переводчик, оказалась в государственной психиатрической больнице по своей воле. Она сама попросила свою маму вызвать психиатрическую бригаду, потому что не знала, как справиться самостоятельно с тем, что с ней происходило.

У Саши случилось обострение заболевания – неврозоподобной шизофрении. Неусидчивость, повышенная возбудимость, мучительный страх. Она сделала несколько неглубоких порезов у себя на руках: для людей в состоянии обострения некоторых психических расстройств резать свою кожу – не способ убить себя, а способ доказать самим себе реальность происходящего с ними, способ привлечь внимание к своей беде.

Бригада, приехавшая за девушкой, поняла это иначе – как суицидальные попытки. Врач решила госпитализировать Сашу и санитары надели на нее… наручники. Девушка вполне ориентировалась в пространстве и времени, с ней можно было договориться.

Рассказывает Елена, мама Саши: «Я пыталась объяснить, что Саша не хотела себя убивать, что она просит помощи, стабилизации своего психического состояния, но меня не стали слушать. Саша никогда не будет причинять себе вреда, наоборот, она всегда прислушивается к своему организму, чтобы заранее уловить возможные неполадки и предотвратить их».

Елена попыталась отказаться от госпитализации дочери, но врач настоял на подписке, по которой мать должна привезти Сашу в больницу сама. «И мы поехали. Корю себя за это все время. Но объяснить могу только тем, что мы с ней были непуганные, не представляли, что нас ждет».

В той больнице, куда мама привезла дочь, в приемном отделении тоже сказали, увидев Сашины порезы: «Нам все понятно». И опять Елену никто не стал слушать.

Санитар снова надел наручники

Когда Елена опять попыталась отказаться от госпитализации Саши, поняв, что ничего хорошего такое продолжение не сулит, ее вместе с дочерью заперли в отдельной комнате, не давая выйти даже в туалет, велели ждать. За девушкой приехали из другой больницы, «по прописке». Снова повторился трюк с наручниками, Сашу увели, а ее маму в перевозку не пустили.

В приемной отделении еще одной психиатрической больницы, куда привезли Сашу, Елене объявили, что ее дочь принудительно госпитализируется. Сколько она пробудет в клинике – решит суд, который объявит свое решение через несколько дней.

«Какой суд? Какая принудительная госпитализация? Для меня слышать это было дико. Саша сама хотела помощи, я сама ее привезла! Но выяснилось, что такое в порядке вещей», – рассказывает Елена.

Она видела, как Сашу затолкнули в душевую, раздели, хотя девушка просила сделать это самостоятельно. «Но с ней говорили, как со слабоумной или заключенной, по-хамски: “Сейчас, как же, сама она разденется!” Из душа Саша вышла с мокрой головой, в безразмерной линялой ночной рубашке, в застиранном халате с пятнами и огромных кожаных тапках».

Сашу увели в острое отделение. «Когда я вышла из больницы, то долго сидела в машине и плакала.

Я поняла, что своими руками отправила дочь в какой-то кошмар.

С утра обзвонила друзей. Они нашли вариант – забрать Сашу можно только через частную клинику. Я согласилась сразу, хотя в тот момент была стеснена в средствах. Но я решила, что обязательно выкручусь, – Сашу надо было вытащить».

В конечном итоге, друзья семьи собрали средства на альтернативную госпитализацию девушки. Но до этого она два дня провела в остром отделении бесплатной психиатрической больницы.

Сначала не дают вставать, потом – лежать 

Саша рассказала о том, что увидела и поняла за эти два дня.

«Пребывание в той больнице, где я оказалась, очень похоже на тюрьму. Как только ты оказываешься в приемном отделении, тебя сразу отрезают от родных. У тебя отбирают все личные вещи, одежду, книги, телефон, сигареты, объясняя это тем, что ты в психиатрической больнице.

Тебе обрезают ногти, не давая это сделать самостоятельно. Тебя раздевают, моют тебе голову. Ты становишься объектом, на чье мнение всем наплевать.

Потом ты попадаешь в острое отделение. Это четыре комнаты по 20-30 человек в каждой. Все из разных социальных слоев, все в разных состояниях. Кто-то кричит, кто-то плачет, кто-то не встает, потому что не может, ходит под себя.

Сначала я была в режимной палате, где нужно было все время лежать на узкой, неудобной железной кровати с тонким матрасом. Вставать – только в туалет или поесть. Невозможно весь день просто лежать и ничего не делать, но на входе сидит медсестра и никого не выпускает.

Когда я, наконец, попала к врачу, он решил перевести меня в обычную палату. Но разницы особой нет, кроме того, что в обычной палате лежать нельзя – всех поднимают в шесть утра и выгоняют в узкий душный коридор, ходить туда-сюда, парами. Думаю, так персоналу проще следить за пациентами, людей-то много. Лечь на кровать можно только во время обеденного сна.

Сходить в туалет – целая проблема. В огромной комнате, где много унитазов, вмонтированных в пол, нет никаких ограждений. Здесь же люди умываются, принимают душ над специальным поддоном, тоже не огороженном. Ты все время на виду, никогда не чувствуешь себя в безопасности. Это тяжело и унизительно.

Ты чувствуешь постоянную агрессию

Ты ни на секунду не остаешься один. Но когда человек попадает в психиатрическую клинику, он находится в дистрессе, ему нужны привычные простые вещи, чтобы успокоиться, смириться с фактом, что он проведет в этом месте какое-то время: возможность покурить не по команде, полежать и почитать книжку – расслабиться, уйти от реальности. А здесь тебе не дают такой возможности. И ты начинаешь бояться, что это все – навсегда. Никто не сказал мне, надолго ли я там.

Ты чувствуешь постоянную агрессию. Медсестры могут толкнуть, обозвать. Видно, пациенты им страшно надоели. Не всегда тебе хамят словесно, но могут раздеть при всех, чтобы осмотреть, отпуская язвительные замечания по поводу твоей внешности. Конечно, денег они получают мало, у них нет контроля над своей жизнью. И чтобы контроль обрести, они проявляют власть над пациентами.

Ты попал в больницу – на тебе клеймо

В бесплатной больнице пациенты стигматизированы. Все твои слова и заявления расцениваются как симптом болезни, на них никто не обращает внимания. Или за ними следует наказание. «Ты не спишь и хочешь походить – мы тебя привяжем», – говорят медсестры. Вроде бы шутя, но тебе не смешно, тебе страшно.

Еще тебе дают лекарства.

Когда я туда попала, со мной никто из врачей еще не говорил, но мне уже дали таблетку. Я на стала ее пить, потому что мне никто не сказал, для чего она нужна.

Люди все вокруг заторможенные, потому что таблетки дают сильные.

Никому не важно, какая у тебя реакция будет на препараты. Мне сделали какой-то укол – после него я не могла встать дня два, меня все время клонило в сон. Зачем он был мне нужен? Я и так была пришиблена всем, что произошло, успокаивать меня было не надо.

Если ты попадаешь в больницу и у тебя уже есть диагноз, никто уже ни о чем тебя спрашивать не будет – на тебе уже стоит клеймо. Персонал словно говорит: «Мы все уже знаем, и мы будем манипулировать тобой так, чтобы ты была безопасна для нас, чтобы сильно нас не напрягала».

Я поняла, что нельзя вызывать скорую психиатрическую помощь, потому что ты окажешься там, где тебя попытаются расчеловечить, лишить достоинства, права голоса. Там не лечат, там просто изолируют».

                                                                                                                             +++++++

Там ещё сам психиатр, Александр Геннадьевич Данилин, говорит, что "в современной психиатрии все может закончиться для пациента инвалидностью де факто или де юре".

Tags: психиатрия - лженаука
Subscribe

  • Плакальщицы (2).

    При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина (Евангелие от Иоанна, 19-я глава). Интересно, что…

  • К вопросу об истоках культа фаллоса.

    Я не берусь за истолкование смысла и значения этого петроглифа из Швеции, - отмечу лишь самое очевидное: голова гигантского змея и головка фаллоса…

  • О "свальном грехе" (2).

    В продолжение статьи " О свальном грехе". Православные сектоведы в своих кабинетных "исследованиях ереси хлыстов" писали, будто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments