Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

"Король Хлопок" (King Cotton): взлёт и падение.

Карен Шаинян считает, что на ранней стадии развития капитализм опирался не столько на индустриализацию и технический прогресс, сколько на рабство.

"Мы не задумываемся об этом, - продолжает Карен, - но хлопок необходим нам почти как воздух. Мы не только носим его, спим на нем и пеленаем им младенцев. Продукты переработки хлопчатника содержатся в денежных банкнотах и фильтрах для кофе машины, в растительном масле и мыле, в порохе и десятках других самых разных и неожиданных вещей. Отсюда колоссальная потребность: в 2013 году в мире было произведено более 123 миллионов брикетов хлопка по 200 килограммов. Этот объем трудно представить, но его хватило бы, например, чтобы сделать по 20 футболок для каждого живущего сегодня человека на Земле или чтобы обернуть стопкой этих брикетов Землю вокруг экватора полтора раза. Столько хлопка мы производим и потребляем каждый год. Хлопок – это ткань нашей жизни.

Однако было время в истории, когда хлопок играл еще более важную роль, чем сегодня, – это середина 19 века. Когда мы думаем об основе капитализма, нам приходит в голову наемный труд. Это только часть правды. Становление капитализма и начало индустриализации опирались не на свободные трудовые отношения, но на рабство. Этому малоизвестному факту посвящена книга Empire of Cotton: A Global History гарвардского историка Свена Беккерта, вышедшая в США в декабре 2014 года.

К началу Гражданской войны между Севером и Югом в США в 1861 году хлопок уже был ключевым элементом мировой промышленности и экономики многих стран. Производство хлопка и хлопчатобумажной ткани стало «величайшей индустрией, которая была или могла бы быть во все времена и во всех странах», – цитирует Беккерт Джона Бенджамина Смита, крупного британского торговца хлопком. По общему числу вовлеченных рабочих, по объему производства и прибыльности империя хлопка была вне конкуренции.

Уже в 1862 году более 20 миллионов людей по всему миру, то есть каждый 65-й человек на Земле, были вовлечены в производство или обработку хлопка. В Британии именно текстильная промышленность стала первой и главной, почти четверть населения страны так или иначе зависело от выращивания хлопка или производства ткани. В хлопок вкладывалась десятая часть всего британского капитала, и почти половину экспорта королевства составлял хлопчатник или продукты его переработки. Целые области США и Европы к концу 19 века полностью зависели от дешевого хлопка. Кроме, пожалуй, пшеницы, «ни один другой натуральный продукт не представлял такого интереса для нации», утверждалось в лондонском Journal of the Statistical Society.

Впрочем, не только Великобритания обязана хлопку своим процветанием и тысячами рабочих мест. Именно на хлопке основана «самая успешная сельскохозяйственная индустрия» в истории США. Именно экспорт хлопка впервые поместил Америку на экономическую карту мира. Накануне Гражданской войны в США хлопок составлял 61% экспорта страны. До начала хлопкового бума в 1780-х годах Америка была хоть и многообещающим, но более чем второстепенным игроком на мировом рынке.

К 1861 году Великобритания, лидер капиталистического мира, оказалась в опасной зависимости от «белого золота», импортируемого из Нью-Йорка, Нового Орлеана, Чарльстона и других американских портов. В конце 1850-х годов Штаты производили 77% от 800 млн фунтов хлопка (более 360 тысяч тонн), потребляемых британской текстильной промышленностью ежегодно. Кроме того, США на 90% удовлетворяли потребность Франции (составлявшую 192 млн фунтов), а также поставляли 92% потребляемых в России 102 млн фунтов хлопка.

Было три причины, которые позволили Америке завоевать мировой рынок хлопка: рабочая сила, земля и кредиты. Как писал The Economist в далеком и снежном 1861 году, успех американского хлопкового плантатора был основан на том, что «земля его изумительно плодородна и ничего ему не стоит, рабочей силы у него в избытке, и есть все необходимые условия и коммерческие организации для очистки и транспортировки товара». Ровно поэтому к середине 19 века хлопок стал основой процветания всей Атлантики. Поэт Джон Гринлиф Уиттер называл хлопок «гашишем Запада», наркотиком, который создавал мощную иллюзию территориального расширения и заокеанских «райских плантаций» с «неграми-ангелами».


Иллюстрация: Уильям Эйкер Уокер. Сборщики хлопка

Процветание США основывалось на производстве хлопка, которое, в свою очередь, было невозможно без «негров-ангелов», то есть без рабства. Сегодня многие историки стараются преуменьшить значение рабского труда в развитии капитализма, склоняясь к более благородной и чистоплотной его версии. Однако экономисты 19 века хорошо осознавали роль хлопка и связанного с ним рабского труда в переделе мира. Герман Мериваль, британский колониальный чиновник, писал, что роскошь и процветание Манчестера и Ливерпуля «зиждется на страданиях негров, как если бы их руками строились портовые доки и производились паровые двигатели»."

Далее пишет Кирилл Ксенофонтов в своей статье "Рабство в США": " Один из главных аргументов сторонников прогрессистского подхода в экономике и историографии — утверждение о контрпродуктивности рабского труда. Мол, свободные работники с экономической точки зрения более рентабельны и вообще рабство само собой отомрёт при любом строе. Это опровергается как в теории, так и на практике.

В 1970-х годах американские исследователи Роберт Фогель и Стэнли Энгерман опубликовали грандиозную работу «Time on the Cross: The Economics of American Slavery», где с цифрами и фактами доказали, что рабство на Юге США было невероятно рентабельно и с чисто экономической точки зрения стало весьма живучей системой. Более того, при динамике цен на хлопок, не прерванной Гражданской войной, рабство сохранилось бы на юге и в XX веке — а размер плантаций к 1920-м годам увеличился бы в три раза в сравнении с масштабами 1860-го. Это не говоря о том, что сельское хозяйство на юге оставалось гораздо более эффективным, чем на севере.

mosika_901_00001

su-i3

Хлопок был движком всей американской экономики, а не только Юга: экспорт шёл через северных коммерсантов, дешёвое сырьё — на северные фабрики, относительно доступные (по причине использования рабского труда) товары поступали к потребителям, вращались колёса спроса и предложения. Перед самым началом Гражданской войны в США хлопок-сырец составлял 61% стоимости всего американского экспорта.

Юг был с экономической точки зрения краем крупных землевладельцев — 3% южных семей владели половиной всех рабов в регионе. Переоценить важность живого товара в экономике региона просто невозможно: негры составляли примерно треть от 12,24 миллиона человек, всего населения будущей Конфедерации. К началу Гражданской войны стоимость всех рабов стала равна всем инфраструктурным и производственным вложениям более населённого Севера (свыше 20 миллионов человек). Это объясняет, почему в ранних США рабовладельцы имели непропорционально большое влияние. Исключение составлял столь же немногочисленный класс коммерсантов на Севере, чьи интересы совпадали с южными, поскольку львиную долю доходов северян формировал экспорт южных товаров за рубеж. Именно поэтому в Нью-Йорке, в котором к моменту начала Гражданской войны рабства уже не было, в годы конфликта существовала сильная про-южная группировка, выступавшая за мир любой ценой и сохранение рабства. В частности, в самом начале кризиса, приведшего к отделению южных штатов, 40 тысяч (!) нью-йоркских предпринимателей самого разного уровня подписали петицию с требованием мирного урегулирования конфликта с уступками южанам вплоть до мирного отделения."

Выступая в 1858 году перед Сенатом, известный защитник рабства из Южной Каролины Джеймс Генри Хаммонд произнёс: "Если на нас пойдут войной, мы сможем поставить весь мир на колени, причём, не сделав ни одного выстрела, не обнажив меча. Нет, вы не посмеете воевать с хлопком. Никакая сила на Земле не смеет воевать с ним. Хлопок король!". В своей речи он передал общее настроение, царившее в то время на Юге США. Южане искренне верили в Силу хлопка, - подчёркивает rebell91 в своей заметке "Белое золото Юга".


Хлопковая плантация (Миссисипи)

Хлопок стал самым экспортируемым товаром США. К 1860 году он занимал 60% от общего американского экспорта, что приносило прибыль в 200 миллионов долларов в год. Больше всех в этом товаре нуждались в Великобритании, где активно развивалась хлопчатобумажная промышленность. В 1830 году британские текстильщики купили у США 720 000 тюков хлопка, в 1850 году - 2,85 млн., а в том же 1860-м количество тюков уже переваливало за 5 миллионов. В общем, из 800 миллионов фунтов хлопка, используемого в Великобритании, 77% было завезено из южных штатов.

Такой ход событий зародил концепцию под названием "Король Хлопок" (King Cotton), согласно которой южане были уверены, что выйдя из состава Соединенных Штатов, экспорт хлопка поможет процветанию экономики Конфедерации, и, что более важно, заставит Великобританию и Францию поддержать Конфедерацию, потому что их промышленность напрямую зависит от хлопкового текстиля. Следовательно, если у них не будет хлопка, то возрастёт безработица, что приведёт к социальным и политическим проблемам.

И когда 19 апреля 1861 года президент Авраам Линкольн объявил морскую блокаду Юга, целью которой было перекрытие морских сообщений Конфедерации с европейскими странами, южане, будучи верными королю Хлопку, ждали от Великобритании немедленного вмешательства на их стороне в Гражданскую войну, ведь экспортировать белое золото через океан теперь стало значительно трудней. Но тут Юг ждало разочарование. По ряду причин (например: разногласия насчёт рабства, угрозы Линкольна и Уильяма Сьюарда) Великобритания не пожелала принимать участия в этой войне и вместо военной помощи заявила в мае о своём нейтралитете.

Подобное поведение потенциальных союзников вынудило Конфедерацию применить санкции. Президент КША Джефферсон Дэвис перешёл на так называемую Хлопковую дипломатию (Cotton diplomacy), в рамках которой было принято эмбарго на экспорт хлопка в те страны, которые не поддерживали Юг. Запрет действовал до тех пор, пока Великобритания не признает независимость Конфедерации и не окажет ей дипломатическую поддержку. Но и тут южане просчитались. Оказывается предприимчивые англичане, предвидя такой ход событий, ещё до войны сделали некий запас хлопка, что сократило их спрос на этот товар. А в 1862 году они так вообще начали импортировать хлопок из Египта, Индии и Бразилии.

Tags: США, экономика
Subscribe

  • Тамтам - "телефон Африки".

    Говоря о социальных и межличностных взаимоотношениях в Африке, Д. Пирцио-Бироли в своей монографии "Культурная антропология Тропической…

  • Сознание - штука крайне опасная.

    И. Л. Андреев пишет: "Когда-то, будучи студентом, я купил у букиниста книгу доктора Бутце «В сумерках тропического леса». Событие,…

  • Священные рощи и национальные парки.

    Cвященные рощи до сих пор сохраняются архаическими обществами Африки, там, где эти общества ещё остались. И. Л. Андреев пишет: "В лесах Итури,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments