Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Про тещю, матриархат и женскую гвардию Средней Азии и Индии (2).

Оригинал взят у amazonky в Про тёщю, матриархат и гвардию Средней Азии и Индии.

Существует ходячий предрассудок, навеянный неправильно понятыми библейскими преданиями, что кочевое хозяйство неотделимо от патриархального общественного уклада. Наш материал показывает, что это далеко не так. Но и не один наш материал. Я напомню этнографические данные о бытовом укладе тангутско-тибетских как осёдлых, так и кочевых племён, исторические связи которых с исследуемыми нами среднеазиатскими племенами несомненны.
Полиандрия, т. е. несколько деформированный групповой брак, сочетается у тибетцев с отсутствием сложившегося патриархального рода, пережитками матрилокальности брака и матрилинейной филиации, прекрасно выявленными в исследовании Н. Мацокина.
Б. Барадийн описывает для лавранских тангутов форму брака, связанную с побегом жениха навсегда из дома родителей в дом невесты. Ахмадшах говорит о том, что в Малом Тибете, "согласно обычаю страны", муж переходит в дом жены. Иезуит Дезидери и Орацио делла Пенна в XVIII в., а Сарат-Чандрадас в начале XX в. единогласно свидетельствуют о тибетском обычае, согласно которому муж проводит первое время после брака в доме жены. Шмидт указывает на обычай возвращения жены в дом её родителей для родов. Наконец, в языке тибетцев существует даже специальный термин для зятя, живущего в семье жены.

Авункулат, т. е. особые права и обязанности дяди с материнской стороны по отношению к племянникам, отражён в тибетской пословице, приводимой Сарат-Чандрадасом: «дядя с материнской стороны владелец половины племянницы или племянника, так же как половина материи платья приходится на рукава»1.
Согласные свидетельства Рокгиля, Бако, Пржевальского, Барадийна, Цыбикова, Лэндона, Дезидери и др. говорят об исключительно высоком положении женщины в семье2.
«В этой стране жёны — главные хозяйки дома; они управляют больше чем мужья, которые обыкновенно живут в большой зависимости и уважении к ним».—говорит Дезидери3. «Жена должна заведывать всем хозяйством, как исключительно ей принадлежащим, а муж в своём распоряжении имеет лишь своего коня и ружьё, кинжал и пику, с которым он может итти на разбой»,—говорит Барадийн о тангутах4.
Характерно, что женщина рассматривается как существо неприкосновенное во время войн, которые ведутся одними мужчинами5.
Древний Тибет был, как и кочевые племена Средней Азии, гинекратичен. Китайские хроники Бэй-ши и Суй-ши рассказывают нам о «женском царстве» Нюй-го, локализуемом в юго-западном Тибете.
Во главе государства по этим сведениям стояли две правительницы: «царица» и «малая царица». Мужья цариц не вмешивались в управление государственными делами. Мужчины занимались только военным делом. Царский двор состоял из нескольких сот женщин. Характерно при этом, что обе хроники (Суй-шу по существу повторяет текст Бэй-ши) подчёркивает то, что в этом царстве «женщины низко думают о мужчинах, но вообще не ревнивы»— деталь, видимо, свидетельствующая о сохранности брачно-групповых отношений6.
Особый интерес представляет современный тибетский род—«гжюд». Обладая целым рядом характерных признаков рода — общность имени, представление об общем происхождении, обязанность кровомщения за родича, тибетский род не имеет основного признака родовой организации — экзогамии. Даже в лучше других сохранивших «гжюд» кочевников-тибетцев докпа брак регулируется индивидуальными

-------------------------
1 Н. Мацонин. Материнская филиация в Восточной и Центральной Азии, вып. 2, Владивосток, 1911, стр. 9—15.
2 Там же, стр. 43—45.
3 Цит. соч., стр. 45.
4 Б. Б. Б арадийн. Путешествие в Лавран. ИРГО XIV, вып. IV. Спб., 1908, стр. 202. Мацокин, цит. соч., стр. 44.
5 Таи же, стр. 55.
6 Собр. свед. III, 184, 198. Сведения относятся к 586 г.н. э., когда в Китай прибыло посольство из этого царства.
--------------
запретами, причём запрещается брак между родственниками первых трёх (по Гренару четырёх) степеней. Брак внутри рода широко практикуется. Брачные запреты билатеральны. Однако то, что «гжюд» исторически восходит к экзогамному роду, выступает в обычае, согласно которому глава рода обязательно должен брать жену за его пределами1.
Чрезвычайно близкую к этому форму родовой организации мы находим в Средней Азии у современных туркмен, потомков юечжи-массагетов и гинекократических «скифов» VI века. Туркменский род не экзогамен2. Брак внутри рода по меньшей мере столь же обычен, как и вне рода. Брачные запреты индивидуальны, касаются лишь ближайших родственников, и билатеральны3. Вместе с тем все остальные функции рода у туркмен в недавнем прошлом налицо: общее название, генеалогическая общность, общее владение землёй и водой, кровная месть, родовые вожди, общая тамга для скота, пережитки общинного владения скотом4.
Традиционность отсутствия экзогамии у туркмен показывает поздний вариант легенды о Огуз-хане, передаваемый Абульгази. Огуз женится на двух дочерях брата своего отца6. Факт невозможный ни при матрилинеалъной, ни при патрилинеальной экзогамии.
Патриархальный уклад туркменской семьи, патрилинеальность наследования и патрилокальность брака сосуществуют с существенными пережитками матриархального брака.
Так, за несколько дней перед свадьбой юрту, которую отец жениха сооружает для сына, везут в аул невесты и ставят близ её юрты. В привезённой юрте невеста с девушками своего рода проводит последние два дня перед свадьбой. Во время свадебного шествия эту юрту перевозят обратно в аул жениха и во время свадьбы невеста сидит в ней за занавеской6.
У туркмен-йомудов немедленно после свадьбы жена возвращается в дом своего отца и живёт там. Муж имеет право видеться с ней только тайно, условным знаком вызывая её ночью из юр-

------------------
1 Н. В. Кюнер. Описание Тибета, ч. II, вып. I, Владивосток, 1908, стр. 79—80.
2 Н.Б.Брюллов а-Ш а с к о л ь с к а я. Пережитки древних форм брака у туркмен. Известия Средазком-старисШ, Ташкент, 1923, стр.218. П. Ф. Преображенский. Разложение родового строя у туркмен йомудов. «Этнография», 1930, Л'; 4, стр. 14. С. П. Толстов. Пережитки тотемизма и дуальной организации у туркмен. ПИДО, 1935, Л» 9—10, стр. 39 ел. А. Поцелуевский. Племя нохурли. Туркменоведение», 1931, № 5—6. Помудскап-Бурунова. Женщина старой Туркмении. Ташкент, 1931.
3 Ломакин. Обычное право туркмен. Асхабад, 1897, стр. 93.
4 См. цит. выше работы.
5 А b o u l - G h a z i. Еd. раг Desmaitsons, текст, стр'. 15.
6 Брюллов а-Ш аскольская, стр. 220.
---------------
ты. Лишь после того как жена забеременеет, она переезжает окончательно в дом мужа1.
Характерную форму билатеральной экзогамии при патрилинеальном наследовании мы встречаем у кафиров Гиндукуша.
По Робертcону, кафир не имеет права брать жену из своего рода ( = род отца), из рода своей матери и из рода матери своего отца2.
Всё вышеизложенное заставляет нас притти к выводу, что как неэкзогамный род туркмен, тибетцев (как и арабов)3, так и билатерально-экзогамный род кафиров (как и динка) являются формами организации, закосневшей на одной из стадий перехода от материнского рода к так до конца и несложившемуся патриархальному роду.
Как у туркмен, так и у тибетцев и у арабов об этом говорит нам сопоставление фактов их социально-политической истории с датами изменения форм линеальности наследования и исчезновения гинекократии — патриархальный род не успел с л о ж и т ь с я, так как параллельно с разложением чрезвычайно стойких форм матриархального рода шёл быстрый процесс разложения первобытнообщинного строя и сложения классов и примитивных форм государства.
Что такое явление вовсе не представляет чего-то экстраординарного, мы видим из факта переживания классического матриархального рода у многих народов Африки и Ю. Азии, очень далеко зашедших по линии формирования классов, а иногда и достигших стадии государства. Я имею в виду малайское население Менангкабау, древнейшего государства Суматры, возникновение которого относится к раннему Средневековью, в то время как среди основного населения его территории до сих пор господствует матриархальный род, матрилокальный и даже ещё более архаический дислокальный брак, причём матриархат проявляется не только в сфере брачных отношений, но и в экономике (матриархальные домовые общины «кумпулан-рума»)4.
Я имею в виду упоминавшихся уже выше наиров, являвшихся в о е н н о й   к а с т о й
--------------------
1 Б р ю л л о в а-Ш а с к о л ь с к а я, стр. 211.
2 G. S. R о b е r t s о n. Тhе Каfirs of Нindukush. Lоn-dоn, 1896, стр. 86. Сходная форма, как показал Зелнг-ман, существует у верхненильских скотоводов—динка. у которых род патрилокален, но мужчина не может брать жену не только из своего рода, но и из рода своей матери. Ср. также со свидетельством китайских хроник о наследовании рода у юечжи, приведенном выше.
3 Е. W. R о b e r t s о n S m i t h. Кinship and Маrriagе, стр. 74 cл., 215, 260 cл., 273. Отсутствие экзогамии сочетается еще в большей мере, чем у туркмен мощными пережитками матернитета. стр. 191сл.
4 Г. К у н о в. Всеобщая история : М.—Л., 1929,стр. 412 сл. (:по А. Wilken).
--------------
м а л а б а р с к и х государств и целиком сохранивших групповой брак на матриархальной основе. Я имею в виду хасииев северозападного Индокитая, сохранивших дуальную организацию и матриархальный род наряду с резкой классовой дифференциацией, рабством, наследственными кастами и строем мелких государств с деспотической властью царя1. Я имею в виду упомянутое выше население западно-африканских негрских государств типа Ашанти и Дагоме, где даже несколько гипертрофированное рабство и деспотический монархический строй сочетались с материнским родом, матриархальной домовой общиной и с сильными элементами гинекократии.
И, наконец, особенно близким к нашему материалу и особенно ярко подчёркивающим неправильность уравнения: кочевое скотоводство = патриархат, является матриархальный род кочевников Сахары—туарегов. Их общественный строй характеризуется резким классовым и даже кастовым расслоением, сильным развитием рабства, являющегося основой хозяйства туарегской аристократии; большой ролью даннических отношений. Всё это позволяет говорить об их обществе, как о развитой военно-рабовладельческой демократии. И всё это сочетается с устойчивой материнско-родовой организацией: матрилинеальностыо наследования, элементами матрилокальности брака, исключительно высоким положением женщины. Любопытный курьёз, показывающий всю противоречивость туарегской общественной организации: женщины туарегов почти сплошь грамотны (туарегский язык имеет свою письменность на основе собственного алфавита), в то время как грамотность среди мужчин — явление сравнительно редкое.
Я думаю, что всё вышеизложенное, вместе с неоспоримым фактом переживания многочисленных матриархальных институтов вплоть до стадии сложения государства у весьма многих других народов (Египет, малоазийские государства, Элам, многие государства Индии, древние германцы Тацита, кельты и др.), позволяет поставить, не претендуя конечно, разрешить в рамках нашего исследования, преследующего специальные цели, — вопрос о том, насколько патриархальный род является вообще обязательным в качестве длительно существующей последней стадии родового строя? Не является ли переход к классовому обществу непосредственно со ступени материнского рода вообще более типичной и закономерной формой процесса разрушения первобытно-общинного строя? Не является ли вообще патриархальный род формой,

-------------
1 Н. Вlah. Notes оn the Кhasis and Synfengs. Census of India. 1931., V. I. Р. 3. Еthographical. Dehli-Simla, 1935, стр. 140.
------------
в которой последнюю стадию родового строя проходят варварские народы, близкой и удалённой периферии больших античных и восточных цивилизаций, соседство и экономические и культурные взаимоотношения с которыми, форсировав техническое и отчасти экономическое развитие этих народов, всё же не создали предпосылок для перехода на ступень классового общества? Географическое распределение патриархального рода (Южная и часть Восточной Африки, часть малайских и индокитайских народов, большинство тюрко-монгольских кочевых народов, большая часть народов Сибири, народы Северного Кавказа и горно-грузинские племена, наконец, некоторые группы южных славян) как будто говорит в пользу этого. И, пожалуй, понятными в свете этой гипотезы станут и регистрируемые современными этнографами факты наличия патриархальных форм рода у части австралийских и американско-индейских племен, стоящих на резко р а з л и ч н ы х ступенях развития, и, наоборот, существование матриархата у одних и патриархата у других соседних и стоящих на близком уровне развития племён 1. Длящиеся в течение многих десятилетий, а то и веков, взаимоотношения с передовыми цивилизациями, и, особенно, с европейскими колонизаторами, могли здесь сыграть роковую роль, преждевременно взорвав архаическую матриархальную организацию и тем самым дав возможность полностью выявиться тенденциям развития патриархата без одновременного перехода к классовому обществу, снимающего эту тенденцию.
Напомню, что Энгельс тесно связывает возникновение патриархата с первым значительным общественным разделением труда (отделе-

--------------

1 Больше того, в Индонезии и Индокитае мы наблюдаем любопытную картину, когда у народов, давно вступивших на стадию примитивного государства, мы встречаемся с устойчивыми матриархально-родовыми учреждениями (менангкабау, хасии), в то время как их соседи, сохранившие ещё родоплеменную демократию, имеют патриархальный род (баттаки, нага). Сходную картину—в более широком территориальном масштабе—мы можем наблюдать и в Африке, где патриархальный род у военно-демократических племён ЮВ Африки существует параллельно с матриархальным родом в рабовладельческих деспотиях западного побережья. Объяснить этот парадокс можно лишь исходя из гипотезы, что патриархальный род слагается как законченная и длительно существующая форма общественной организации лишь у отставших в своём развитии племён, в то время как передовые народности, перейдя непосредственно с матриархальной стадии на ступень ранне-классового общества, сохраняют матриархальные учреждения в виде своего рода социальной окаменелости, ибо, в противоположность их отсталым соседям, родовая организация которых продолжает развиваться, у этих передовых народов основная линия общественного развития связана с другими сторонами их социально-экономического строя.
---------------
ние скотоводов от прочих варваров) и с первым разделением общества на классы (рабовладельцев и рабов). Больше того, в этой связи патриархат выступает у Энгельса как следствие разделения труда и классового расслоения1. Естественно предположить, что в тех случаях, когда процессы экономического развития общества шли особенно быстро, приводя к быстрому завершению создания предпосылок перехода от рабства патриархального к «восточному» и античному и от родоплеменного строя к государству (а так именно было с древнейшими рабовладельческими обществами, базировавшимися на интенсивном ирригационном земледелии, и с значительной частью кочевых народов, принимавших непосредственное участие в том первом великом разделении труда между кочевниками и земледельцами, которое лежит у истоков древневосточных государств) патриархальные тенденции развития семьи и рода не успели полностью реализоваться и сохранившиеся в рамках классового строя очень значительные пласты первобытнообщинного уклада, являясь наиболее застойным, консервативным элементом древневосточного рабовладельческого общества, сохранили матриархальные формы.
Оставим, однако, эту тему, заслуживающую, безусловно, специального и немалого исследования, и возвратимся к нашему материалу.
Мы видим, что как у кочевой, так и осёдлой части населения Средней Азии, на рубеже новой эры и в течение первых веков нашего летоисчисления разнообразные элементы материнско-родового уклада были чрезвычайно сильны, и вряд ли есть серьёзные основания для утверждения, что у какого-либо из народов Средней Азии этой эпохи имела место сколько-нибудь сложившаяся патриархально-родовая организация.

-------------
1 Соч. XVI, ч. I. стр. 137.


тамги
Тамги кушанских царей (или богинь?). Нана

В.И.Абаев обратил внимание на то, что в нартовском эпосе фольклорных «амазонок», включая прославленную Шатану, нередко называют afsin «хозяйка», «госпожа». В поисках этимологии этого термина ученый остановился на одноименном титуле среднеазиатских правителей. Титул afsin засвидетельствован ранними арабскими авторами у правителей Усрушана (последний al-Afsin — Хайдар — умер в 841 г.) и Согда (например, Гурек — «ихшид Согда, афшин Самарканда» в 737/8 г. заключил договор с арабским военачальником Муслимом). Здесь явно выступает нарицательное значение слова afsin «правитель». По убеждению лингвистов, afsin в своей форме носит явные черты сако-массагетского (скифского) происхождения. «Мы имеем дело со скифским социальным термином, распространившимся по Средней Азии. Весьма возможно, что термин afsin восходит к массагетскому матриархату и служил первоначально наименованием массагетских правительниц типа знаменитой Томирис...» (Абаев 1958, с. 110-1 И).


статуэтка
терракотовая статуэтка Маргианы 1-3 вв.
ДРЕВНЕЙШИЕ ГОСУДАРСТВА КАВКАЗА И СРЕДНЙ АЗИИ, мОСКВА, НАУКА 1985

Tags: матриархат
Subscribe

  • "Кулаки" и "пролетарии".

    Польша - чисто фермерская страна. Нет там никаких государственных агрохолдингов. И вот, пожалуйста, результат налицо. "У нас структура…

  • Оказывается,

    что Реформация началась с захвата церковных земель. Сильвия Федеричи пишет: Протестантская Реформация началась с массового захвата церковных…

  • С чего начинается нация?

    "Английская нация начинается не с Вильгельма Бастарда, переименованного в Завоевателя, а с Хартии Вольностей, завоеванной вооруженными фермерами…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments