Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Тайна Великого Комбинатора

Сайт «Медиа форум» приступил к публикации отдельных частей «Тайны книг», принадлежащей перу Мамедали Сафарова.
Очень интересна его трактовка образа Великого Комбинатора из произведений Ильи Ильфа (Иехи́ел-Лейб Арьевич Фа́йнзильберг) и Евгения Петрова (настоящая фамилия Катаев) "Двенадцать стульев" и "Золотой телёнок".

М. Сафаров замечает, что названия произведений символичны.
Двенадцать – одно из ключевых чисел нумерологии. Двенадцать созвездий зодиака, двенадцать апостолов. Что же касается золотого телёнка (тельца), то это идол, которому поклонялись евреи в отсутствии пророка Моисея. Он - антипод божественному.

Далее М. Сафаров пишет: "Названия романов – скрытый знак, предупреждающий о тайне. Носитель тайны, главный герой обоих романов, человек с причудливым именем, - Остап – Сулейман Берта Мария Бендер бей. Или, коротко, Остап Бендер. Он – единственное связующее звено двух книг. Это очень странно, ведь в конце первой его убивают. Но, как, ни в чём не бывало, он появляется во второй. Кроме устойчивости к смерти, Бендера отличают две особенности: мы ничего не знаем о его прошлом и он не имеет постоянного пристанища.

В отличие от всех других героев "Двенадцати стульев" и "Золотого телёнка", чьи биографии расписываются очень подробно, биография Остапа укладывается менее чем в пятьдесят слов. Из неё мы не узнаём ничего, кроме того, что его отец был турецко – подданным. Подданным турецкой империи мог быть кто угодно: араб, грек, армянин, иудей, болгарин. О тех, кто играет в повествовании второстепенные роли, мы узнаём много, даже излишне много, а о главном – ровным счётом ничего. Его словарный запас, манера речи, особенно некоторые реплики, указывают на высокий образовательный уровень. Откуда бродяга, чьё семнадцатилетие пришлось на революцию, мог знать о существовании Заратустры? Тем более о том, что этот самый Заратустра не позволяет бить рыло Паше Эмильевичу.

Итак, он бессмертен и широко образован, прошлое его неизвестно. Кто же он, кавалер таинственного, антибожественного ордена Золотого тельца? М. Сафаров убеждён, что это никто иной как Агасфер, Вечный жид!

Здесь уместно вспомнить, кто такой Агасфер. По легенде, он был осуждён на вечное бесприютство за то, что отказал Спасителю в отдыхе возле своего дома, когда тот нёс свой тяжёлый крест на Голгофу. Агасфер обречён вечно скитаться, нигде не находя пристанища, даже в могильном покое ему отказано. Матвей Парижский в его «Большой хронике» упоминает о нём около 1250 года. Он пишет об оскорбителе Бога, раскаявшемся и крестившимся. Он из Армении, (сын турецко – подданного). Личность Агасфера парадоксальна, само наказание, наложенное на него – долгая жизнь, желанная цель многих и многих, а проклятие –гарантия новой встречи с Христом, который, может, снимет с него заклятие. Он единственный живой свидетель земного пути Спасителя, его страстей и воскрешения. Возможно, на него намекает Христос: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своём».(Матф. 16, 8)

Очень ярко дана тема о бесприютности Остапа. «И снова Остап провел день на извозчике, с нетерпением дожидаясь курьерского поезда , где можно умыться, отдохнуть и почитать газетку».... «Великий комбинатор провёл пятнадцать ночей в разных поездах, переезжая из города в город, потому что номеров нигде не было»...  Для Великого комбинатора задача с нахождением свободного номера в советской гостинице – пустяк, десятка администратору, вот и всё. Только магическая сила проклятия могла помешать дать взятку и обрести покой. Замените слова «Остап» и «Великий комбинатор» на Агасфер и всё встанет на свои места.

Тайна Остапа – не единственная в первой книге, там есть ещё два других соискателя сокровищ, Воробьянинов и отец Фёдор. Почему блестящего Агасфера сопровождают два этих ничтожных человека?


Случайно ли они представляют привилегированные сословия разрушенной России?
Физическое истребление представителей этих сословий не устранило опасности превращения их в легенду, а лишь усилило её. Время стирает детали, в исторической памяти остаются наиболее характерные признаки персонажей и явлений. Трудно опровергнуть, что ум и дух человека в России девятнадцатого столетия трудились с максимальным напряжением. Роль высших сословий в этом тяжком и радостном труде была бесспорно ведущей. Жалкие попытки сбросить Пушкина с парохода истории лишь разоблачали тех, кто стал новой элитой, а именно разоблачений они больше всего боялись.

Как строить «новую жизнь», как воспитывать «улучшенного человека», имея таких предшественников – врагов? Побеждённых, но не превзойдённых. Так появился соцзаказ на осмеяние дворянства и духовенства. Это очень древний и действенный обряд. Наряду с казнью и изгнанием, комическое пародирование – одна из самых суровых мер социальной защиты. Изображая, во время пещерного пиршества, под смех собравшихся, действия струсившего охотника, шаман навсегда лишал его шанса занять высокое положение в родовой иерархии.

Пародия на богослужение лежит в основе культа сатаны, цель которого – высмеять духовное, обратив его в непотребное. Рисуя пародийные образы предводителя дворянства и священника, Ильф с Петровым лишали шанса на возрождение дух побеждённой России. Ловко вонзают они булавки сатиры в эти фигурки для колдовства.

Юноша или девушка, с увлечением прочитавшие «Двенадцать стульев», пойдут ли в церковь, на пороге которой стоит, пусть незримо, алчный дурак Фёдор Востриков в утином картузике, с косо обрезанной бородой?

Описывая ухаживания Воробьянинова за молоденькой вегетарианкой Лизой в зеркальном зале ресторана «Прага», авторы поднимаются до высот почти серватесовских, с той лишь разницей, что смешного дона Кихота невозможно не любить, а смешного Ипполита невозможно не презирать. И тут же они проговариваются, выдают свои цели в реплике: «Если бы старгородские заговорщики видели гиганта мысли и отца русской демократии в эту критическую для него минуту, то надо думать, тайный союз «Меча и орала» прекратил бы своё существование». Ну, так ведь Ильф с Петровым его и показали, в эту самую «критическую минуту» предотвратив тем самым появление множества подобных «союзов». В «Золотом телёнке» объектом ритуального осмеяния становится третий социальный тип из прошлого, Васисуалий Лоханкин, он тоже из прошлого, разночинец. Лоханкин выведен особенно беспощадно – месть за его попытку понять происходящие вокруг безумие. Именно попытки размышлений вызывают у Ильфа и Петрова неадекватно злобную реакцию. Думать?! Не велено. Злобные стажи победившего режима со свирепым урчанием набрасываются на беззащитного Лоханкина и рвут его на куски.

Было ли выполнение социального заказа осознанным? Безусловно", - говорит М. Сафаров. Телекиллеров типа Сергея Доренко в 30-е годы XX века, конечно, не было, но И. Ильф и Е. Петров исполняли тот же заказ, что и С. Доренко, только несколько иными средствами. Я помню, как Доренко "катил бочку" на Лужкова и при этом показывал двумя пальцами руки, какой теперь "мелкий" стал московский мэр, не больше насекомого, которого раздавить можно одной ногой. В принципе, И. Ильф и Е. Петров проделали тот же самый "фокус" в отношении "старорежимной" русской аристократии. Предводитель русского дворянства Воробьянинов и представитель русской православной Церкви отец Фёдор изображены в столь жалком виде, что Великий Комбинатор по сравнению с ними - просто гений! А ведь Остап Бендер - просто мелкий жулик. Но в том-то и была задумка авторов, чтоб читатели проявляли свои симпатии именно к этому жулику-проходимцу и потешались над "тупыми" и "никчемными" интеллигентами и попами.

Предположение о том, что Илья Ильф и Евгений Петров писали под "заказ" ВКП(б) и обслуживали её интересы, подтверждается тем фактом, что они, практически в самый разгар ежовщины, в 1935-36 годах, полгода по Штатам катались за казённый счёт. Автомобиль Форд там купили и проехались от Нью-Йорка до Калифорнии, и даже шпионами их потом никто не объявил. Выезд из СССР был номенклатурным поощрением и льготой.

Илья Ильф умер в 1937 году, а с Евгением Петровым стали происходить какие-то невероятные, мистические истории.
Мистическая история писателя Евгения Петрова
Мало кто знает, что Евгений Петров имел очень странное и редкое хобби: на протяжении всей жизни он коллекционировал конверты от своих же писем. А делал он это так - писал письмо в какую-нибудь страну по вымышленному адресу, вымышленному адресату и через некоторое время ему приходило письмо обратно с кучей разных иностранных штемпелей и указанием «Адресат не найден» или что-то вроде этого. Но это интересное хобби однажды оказалось просто мистическим...

В апреле 1939-го Евгений Петров решил потревожить почтовое отделение Новой Зеландии. По своей схеме он придумал город под названием “Хайдбердвилл” и улицу “Райтбич”, дом “7″ и адресата “Мерилла Оджина Уэйзли”.

В письме он написал по-английски: “Дорогой Мерилл! Прими искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Крепись, старина. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Целуй дочку от меня. Она, наверное, уже совсем большая. Твой Евгений”.

С момента отправления письма прошло более двух месяцев, но письмо с соответствующей пометкой не возвращалось. Писатель решил, что оно затерялось и начал забывать о нем. Но вот наступил август, и письмо пришло. К огромному удивлению писателя это было ответное письмо.

Поначалу Петров решил, что кто-то над ним подшутил в его же духе. Но когда он прочитал обратный адрес, ему стало не до шуток. На конверте было написано: “Новая Зеландия, Хайдбердвилл, Райтбич, 7, Мерилл Оджин Уэйзли”. И все это подтверждалось, синим штемпелем “Новая Зеландия, почта Хайдбердвилл”!

Текст письма гласил: “Дорогой Евгений! Спасибо за соболезнования. Нелепая смерть дяди Пита, выбила нас из колеи на полгода. Надеюсь, ты простишь за задержку письма. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты был с нами. Глория совсем большая и осенью пойдет во 2-й класс. Она до сих пор хранит мишку, которого ты ей привез из России”.
Петров никогда не ездил в Новую Зеландию, и поэтому он был тем более поражен, увидев на фотографии крепкого сложения мужчину, который обнимал его самого, Петрова! На обратной стороне снимка было написано: “9 октября 1938 года”.

Тут писателю чуть плохо не сделалось - ведь именно в тот день он попал в больницу в бессознательном состоянии с тяжелейшим воспалением легких. Тогда в течение нескольких дней врачи боролись за его жизнь, не скрывая от родных, что шансов выжить у него почти нет.

Чтобы разобраться с этими то ли недоразумением, то ли мистикой, Петров написал еще одно письмо в Новую Зеландию, но ответа уже не дождался: началась вторая мировая война. Е. Петров с первых дней войны стал военным корреспондентом “Правды” и “Информбюро”. Коллеги его не узнавали - он стал замкнутым, задумчивым, а шутить вообще перестал.

Закончилась эта история совсем уж не забавно.

В 1942 году Евгений Петров летел на самолете из Севастополя в столицу, и “дуглас”, на котором он летел, врезался в курган возле села Маньково Ставропольской области. Весьма странная и нелепая смерть в самолёте, врезавшемся в курган — после того, как он вышел целым из такой переделки, как рейс "Ташкента" из Севастополя в Новороссийск. Мистика – но в тот же день, когда стало известно о гибели самолета, домой к писателю пришло письмо из Новой Зеландии.

В этом письме Мерил Уизли восхищался советскими воинами и беспокоился за жизнь Петрова. Среди прочего в письме были вот такие строчки:

“Помнишь, Евгений, я испугался, когда ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной. Но ты сказал, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратнее — летай по возможности меньше”.

По мотивам этой истории недавно был снят фильм «Конверт» с Кевином Спейси в главной роли.
Tags: советизм
Subscribe

  • Утоли моя печали

    К рассказу "Тусклая боль". Иллюстрация А. Мендингера

  • Метаморфозы.

    Дети с попугаем. Взрослые с абсентом. А взрослые, - они же не инопланетяне, не с луны на землю свалились. Они раньше тоже детишками были...…

  • У самого синего моря.

    ... А развалины какого-то античного города вдали на пригорке молчаливо свидетельствуют о том, что много веков назад вот точно так же сидели на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments