Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Венеты как праславяне.

Проф. Д. А. Мачинский связывает славян с венетами времён готов, времён Германариха.

"А уж про тех венетов, историк готов Иордан чётко пишет, что они называются склавинами, то есть славянами.

Это не значит, что те, кого Тацит называет венетами, они все славяне или праславяне. Но в ту общность, которую Тацит называл венетами, то, что мы называем праславянами, несомненно входит и с нею тесно соотносится".

Далее Д. А. Мачинский говорит об "области взаимного страха" между германцами и сарматами где-то восточнее Вислы. Между будущими лидерами Европы, германцами, и сарматами, основными носителями скифского начала. Сарматы - это такое обобщающее понятие, а так в это время аланы были лидирующей группировкой ираноязычных народов, но в широком смысле это были типа сарматы.

И вот Тацит перечисляет германские племена с запада на восток, и доходит до последних, которые через Вислу катятся так примерно на Кёнигсберг и Янтарный берег... А потом пишет: "Что касается певкинов, которых ещё называют бастарнами..." Это был такой интересный этнос, который сначала чёрт знает чем был, но к концу своего существования был германоязычным.

Это бывает. Например, казахи и казаки. Это, в принципе, одно и то же означает. "Казах", или "казак" - это "отщепенец", свободный человек. Казахи "отщепились" от киргизов, а казаки - от русских.

Ну, Бог с ними, с барстарнами. Тацит говорит, что они скорее относятся к германцам, хотя они "обезобразились" наподобие сарматов от смешанных браков. Почему они - германцы? Те же поселения, та же праздность и грязь среди знати.

Венетов Тацит тоже относит скорее к германцам, потому что они и дома строить умеют, и предпочитают передвигаться не на коне, как сарматы, а быстротой ног своих, и щиты носят... они исходили в грабежах всю область между певкинами и фенами...

Тацит ничего не пишет о языке венетов; значит, можно предполагать, что язык у них был другой, не германский.

А почему вообще они считаются германцами? Только потому, что передвигаются пешком, а не на коне, как сарматы?

Тацит ничего не написал о знати у венетов, - так может быть и не было знати у венетов? Или она была в самом зачаточном состоянии.

Далее имеется вызывающий дискуссии вопрос: что значит, они исходили в набегах все горы и леса между певкинами и фенами? Ну, если это спроецировать на нормальную карту, то это примерно от Прикарпатья до бассейна оз. Ильмень. Значит, кого они грабили? Соседей или друг друга? Они грабили и соседей, и друг друга.

Дальше у Тацита фраза: "они исходили всю область... заимствовав склонность к грабежам у сарматов". Вот как это можно заимствовать "склонность к грабежам"? Во-первых, подвергаясь грабежам, во-вторых, участвуя в совместных акциях с сарматами.

Итак, внимание. Мы находим этнос в состоянии бурного движения, находящийся в области взаимного страха между германцами и сарматами, то есть под двойным прессом, и одновременно сам проводящий активные действия-грабежи. И явно более склонный к контактам с сарматами, чем с германцами.

Так Александр Невский позднее предпочёл татар шведам и немцам. То есть весь этот комплекс мы чуем здесь, и он находится вот в этой области взаимного ужаса.

Археологически в этих местах, на большой части территории, которая и раньше, и позже заполнена приличными археологическими памятниками, существуют зияющие пустоты. В своё время я обнаружил эти пустоты и назвал их "зонами археологической трудноуловимости". Там либо памятники вовсе отсутствуют, либо жутко трудноуловимы. Именно в тех районах, где мы чувствуем присутствие "наших". То ли это зона их миграции, то ли общая некая склонность к трудноуловимым способам жизни и погребального обряда.

Мой почти друг польский археолог Казимир Годловский обнаружил, что когда на территорию густонаселённой Польши двигаются славяне, то первый знак их появления - это отсутствие археологических памятников. И волна этого отсутствия равномерно движется с востока на запад в V - Vl веках. И эта пустота затем преследует славян даже по письменным источникам. Например, когда Прокопий в 512 году (по новым данным, в 519) описывет миграцию племени герулов из Подунавья на север, он рассказывает, как они шли по территории совр. Польши и прошли склавинов, а потом германское племя варинов, а между ними прошли огромную пустующую область. То есть, трудноуловимость жизни, состояние миграции, и перед собой несение такого некоторого опустошения. Ну а что истинные славяне трудноуловимы и позднее, могут подтвердить некоторые находящиеся здесь археологи.

Смех - смехом, но этот мотив пустоты, некоего "зияния", ступания в область ужаса, он заметен".
Tags: Древняя Русь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Докинз бредит.

    Этот бред сивой кобылы ещё похлеще будет, нежели россказни Дробышевского о том, что " ЧЕЛОВЕК ЭТО И ЕСТЬ 🐵 ОБЕЗЬЯНА". Здесь проводится…

  • Антикоррозийное.

    Несколько лет назад я купил и повесил на заборе новый почтовый ящик. Смотрю, он уже поржавел. Всего лет пять или шесть прошло... Проснулся среди…

  • Записи за первую половину февраля.

    О воспитании детей в Африке. Негосударственные деньги Африки. О женском обрезании. Африканское традиционное воспитание детей. «Женитьба на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments