Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Городовой на улице.

Городовой в Москве возле Сухаревой башни.

Городовой на улице - характерная примета дореволюционной, "старорежимной" России.

В Санкт-Петербурге в 1903 году было 705 городовых трёхсменных постов, то есть всего 2 115 городовых. Посты городовых на улицах городов располагались таким образом, чтобы дежуривший городовой мог видеть своих коллег на соседних постах. Каждый городовой пост обслуживался тремя городовыми посменно (из Википедии).

Ныне, кстати, нет уже этой картины, чтобы полиционер стоял на улице и следил за порядком, как раньше городовой. А вот в фильме "Однажды в Америке" картина точно такая же, как в России до 1917 года. Там на улице расхаживает полицейский и гоняет шпану.

В февральские дни 1917 года городовые стали первыми жертвами толпы, расправлявшейся с ними, как с «ненавистными слугами царского режима». В ночь с 27-е на 28-е февраля, после того как 27 февраля из Государственной Думы был получен приказ об аресте «всей полиции», в Петрограде произошло повсеместное избиение полицейских, из которых, по некоторым свидетельствам, погибла едва ли не половина. Писатель М. М. Пришвин записал в те дни в своём дневнике: «Две женщины идут с кочергами, на кочергах свинцовые шары — добивать приставов». А барон Н. Е. Врангель вспоминал: «Во дворе нашего дома жил околоточный; его дома толпа не нашла, только жену; её убили, да кстати и двух её ребят. Меньшего грудного — ударом каблука в темя». Жандармов и полицейских забивали до смерти прикладами, им выкалывали глаза, кололи штыками, расстреливали, привязывали верёвками к автомобилям и разрывали на части, топили в Неве, сбрасывали с крыш домов… «Те зверства, — писал генерал К. И. Глобачев, — которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию». А нынешние "совки" и "ватники" продолжают твердить как попугаи: нет, нет, это белые гражданскую войну развязали!

Анархия, наступившая после февраля 1917 года, заставила некоторых с ностальгией относиться к отсутствующим защитникам закона. «Больше всего беспокоило быстро растущее сознание того, что не осталось никого, кто бы озаботился сохранением мира. Исчезли красно-голубые нарукавные повязки военной полиции, а на углу улицы больше не стоял флегматичный, надёжный полицейский».

Tags: имперская Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment