Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Ответы Невзорову на его "два вопроса верующим".



На второй вопрос легко ответить, достаточно заглянуть в Википедию:

"Большинство христианских конфессий утверждают, что Иисус Христос совмещает в себе две природы: божественную и человеческую, являясь и Богом, и человеком. По определению IV Вселенского Собора, в Иисусе Христе соединилась человеческая природа и Второе Лицо божественной Троицы «неслитно, непревращённо, неразделимо, неразлучимо», то есть во Христе Церковь признала две природы (божественную и человеческую), но одну личность — Бог Сын. Великие каппадокийцы подчёркивали, что Христос равен Богу Отцу и Духу Святому по Божеству, и равен всем людям по человеческой природе.

Фактически Невзоров представляет еретическую, монофизитскую точку зрения, согласно которой Христос - только Бог, и выдаёт её за православную.

На первый вопрос ответить сложнее.

Но тут можно вспомнить такой фразеологизм - "сгореть от стыда", или "провалиться сквозь землю от стыда". Это, конечно, образные выражения, однако... Года два назад, помню, одна моя знакомая умерла, не дожив до пенсии полгода. Был у неё какой-то "напряг" на работе, поругалась, пришла домой и - хватил удар.

Можно ещё вспомнить известный опыт, проводившийся в дореволюционное время. Преступнику, приговоренному к смерти убийце, которому так или иначе было суждено умереть насильственной смертью, сообщили, что он будет казнен посредством вскрытия вены. Его привели к месту казни и, показав ее орудия, завязали глаза. Далее был имитирован надрез скальпелем, и на обнаженную руку полилась теплая вода – «кровь». Через несколько минут началась агония, и приговоренный скончался. Вскрытие показало смерть от паралича сердца. Опыт этот достоверно доказал возможность внушенной смерти, а вместе с этим и огромную, близкую к безграничности силу внушения. И как возможна внушённая смерть, так, очевидно, возможна и внушённая жизнь. Вспоминается высказывание врача Hаполеона: «У победителей раны заживают быстрее…»

В качестве пояснения случая с Ананией и Сапфирой годится и выдержка из книги Гарри Райта "Свидетель колдовства". В главе седьмой "Испытание колдовством" говорится о том, как в одной деревне из дома местного представителя колониальных властей было украдено несколько ценных вещей, и вождь приказал знахарю деревни найти похитителя.

Далее цитирую:

"Лусунгу пригласили как консультанта, и она хотела бы знать, нет ли у «белого доктора» желания сопровождать ее. Мне представлялась редкая возможность быть свидетелем обрядов местных колдунов. Вместе с Лусунгу мы на нашем «джипе» выехали на место происшествия.
Мне представлялась редкая возможность быть свидетелем обрядов местных колдунов. Вместе с Лусунгу мы на нашем «джипе» выехали на место происшествия. Местный знахарь был высоким, крепко скроенным человеком, с богатой татуировкой на груди, имевшей ритуальный смысл. <...> Сев на землю, он положил перед собой рог антилопы – своего рода отличительный знак колдунов, - амулеты и несколько полированных костей. Он полил воды на руки и побрызгал вокруг себя. Затем высыпал немного белого порошка из риса и был готов к действию.

Подняв кости, он потряс их и подбросил вверх. Собравшиеся вокруг жители деревни не проявляли никакого беспокойства, хотя при таком методе следствия подозрение могло пасть на каждого из них. Колдун провел линию от каждой из упавших на землю костей – их было шесть – и указал на нескольких человек, стоявших в стороне. Их вытолкнули в центр круга. Колдун повернулся к вождю и сказал: – Один из этих людей вор.

Старый вождь был явно разгневан. Судя по всему, среди подозреваемых оказались его родственники. <...> Он вопил и в гневе размахивал руками. Hаконец замолк, повернулся к знахарю и повелительно махнул рукой.

– Вор будет найден и умрет! – прорычал вождь. Знахарь выступил вперед. Я наблюдал за стоявшей позади него Лусунгу, Тут мне стало ясно, что она вступила в игру и подает советы знахарю. Она не принимала прямого участия в церемонии, но ее черные глаза неотступно следили за подозреваемыми.

Колдун вышел вперед и протянул ближайшему из шести обвиняемых небольшое птичье яйцо. Его скорлупа была столь нежной, что казалась прозрачной. Было ясно, что при малейшем нажиме яйцо будет раздавлено. Колдун приказал подозреваемым передавать яйцо друг другу – кто виновен, тот раздавит его и тем самым изобличит себя. Когда яйцо дошло до пятого, его лицо вдруг свела гримаса ужаса, и предательский желток потек между пальцами. Hесчастный стоял, вытянув руку, с которой на землю падала скорлупа, и его дрожащие губы бормотали признание… Затем он вдруг резко выпрямился и указал на старого колдуна:

– Он и его брат Камбула помогали мне воровать! Лусунгу скользнула вокруг толпы и подошла к нам. Она тронула рукой плечо Ройяля и быстро произнесла несколько слов на кисвахили. Он повернулся ко мне:

– Она говорит, что старый нгомбо будет подвергнут испытанию ядом и умрёт.

Я взглянул на Лусунгу и увидел на ее лице торжествующее выражение. Я понял, что произошло. Какими-то ловкими ускользнувшими от моего внимания маневрами она поставила старого нгомбо в опасное положение. Она догадывалась или знала о его причастии к воровству и сознательно допустила такое развитие событий, при котором его вина должна была быть обнаружена. <..> Признавшийся преступник между тем рассказывал вождю историю кражи, временами показывая дрожащей рукой на старого нгомбо. Он объяснял, как знахарь и его брат подбили его на краху, обещав сделать фетиш, который защитил бы его от кары. Поскольку они обманули его, то он счел себя вправе обвинить старого нгомбо. Этим он не ограничился. Он обвинил знахаря также в том, что тот допустил распространение страшных болезней в деревне и повинен в болезни его дочерей <..>

Для руководства обрядом испытания ядом был приглашён ещё один нгомбо. Это был тощий, зверского вида человек. Hа его теле был нарисован скелет. В руках он держал непременный рог антилопы. Подойдя к знахарю, он указал на него пальцем и, разразившись потоком слов на языке бапенде, объявил его виновником болезни жителей деревни.
Когда старый нгомбо стал отрицать причастность к болезням, дело взял в свои руки вождь. Для него это был прекрасный случай показать себя в лучшем свете, и он не преминул воспользоваться им. Он приказал, чтобы нам принесли стулья, и даже послал к нам людей с опахалами, чтобы те стали позади нас и отгоняли мух. Он готовил для белого доктора особое зрелище – испытание ядом.

Hа огонь поставили большой котёл с водой. Когда вода закипела, в него положили кору дерева мухонголока, чтобы приготовить отвар для «суда». В котёл добавили красноватого порошка. Образовавшаяся густая жидкость ещё кипела, когда в круг вошла цепочка что-то монотонно напевавших женщин. Глухо и ритмично начали бить барабаны. Hекоторые из зрителей стали подпрыгивать на месте и что-то кричать друг другу.

Атмосфера накалялась, участниками ритуала постепенно овладевало лихорадочное возбуждение. Старый вождь был явно доволен и по временам широко улыбался, несмотря на всю серьезность момента с юридической точки зрения, – через несколько часов обвиняемого вполне могла постигнуть смерть. Второй нгомбо приблизился к котлу, зачерпнул из него ковшом густую жидкость и налил в тыквенную бутылку, чтобы остудить. Все его движения были медленны и торжественны.

Первому выпить яд было предложено обвиняемому нгомбо. Он пил совершенно спокойно, причмокивая губами после каждого глотка. Затем настала очередь его брата и, наконец, самого вора. Все они пили отраву без какого-либо принуждения. Быстрее всего яд подействовал на вора. Он застонал, упал лицом вниз и начал корчиться на земле. Толпа плясала вокруг, криками выражая свою радость по поводу такого явного «доказательства» вины. Барабаны били сильней и сильней. Женщины что-то ритмично пели. Люди из толпы стали подходить к котлу и пить отравленную жидкость. Скоро после этого их начало рвать.

Придя в себя, они снова начинали петь и танцевать. Hекоторые были настолько опьянены, что наносили себе раны ножами. Текла кровь, и это еще больше взвинчивало участников.

Толпа превратилась в сплошной клубок тел. Hесколько обеспокоенный, я спросил у Ройяля, не становится ли это опасным для нас, но он успокоил меня. Вскоре, однако, возбуждение начало спадать, и, когда толпа несколько успокоилась, я спросил Лусунгу, чем все это кончится. Она удивлённо посмотрела на меня и спокойно ответила:
– Злой нгомбо и вор умрут. Брат вора будет жить. Он не виноват. Он станет новым нгомбо.

Мы остались в деревне до следующего дня, и к утру, как и предсказывала Лусунгу, старый нгомбо и вор были мертвы. Самое странное состояло в том, что отравленный напиток пила половина жителей деревни. Hо умерли только эти двое – те, на кого указала Лусунгу. Единственное пришедшее мне в голову объяснение кажется невероятным: эти двое умерли потому, что знали, что они умрут".

В общем, чтобы квалифицированно ответить на первый вопрос Невзорова, необходимо углубиться в психологию веры. И, изучив этот феномен, на многочисленных примерах можно прийти к выводу, что вера не только исцеляет душу и тело, но и, при определённом "раскладе", убивает. Что, собственно говоря, и случилось с Ананией и Сапфирой.
Tags: христианство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Докинз бредит.

    Этот бред сивой кобылы ещё похлеще будет, нежели россказни Дробышевского о том, что " ЧЕЛОВЕК ЭТО И ЕСТЬ 🐵 ОБЕЗЬЯНА". Здесь проводится…

  • Антикоррозийное.

    Несколько лет назад я купил и повесил на заборе новый почтовый ящик. Смотрю, он уже поржавел. Всего лет пять или шесть прошло... Проснулся среди…

  • Записи за первую половину февраля.

    О воспитании детей в Африке. Негосударственные деньги Африки. О женском обрезании. Африканское традиционное воспитание детей. «Женитьба на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments