Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

О молитве.

Много раз я встречал описание того, что называется "молитвенным экстазом".

Есть просто молитва как речевая формула, типа: "Отче наш, Иже еси на небесех", и т. д.

И есть молитвенный экстаз, который может быть вовсе без слов, "воздыханиями неизреченными". Пишут, что иногда молящиеся в экстазе могут говорить на каких-то незнакомых языках, непонятных ни самому молящемуся, ни слушателям (феномен глоссолалии).

Причём молитвенный экстаз в православной традиции считается высшей формой молитвы. Цитирую: "Последняя, самая высокая стадия умной молитвы - "экстаз и восхищение ума к Богу". Экстаз представляет не только восхищение к небу душевных сил, но и совершенное "исступление" самых чувств."

И здесь возникает вопрос о том, слышит ли Бог простую молитву.

Если Бог слышит человека запросто, без совершенного "исступления" самых его чувств, то, спрашивается, зачем оно нужно, это "исступление", и откуда оно вообще взялось?

Но, с другой стороны, практика "умного делания", то есть экстатической молитвы, веками культивировалась в православном монашестве.

Значит, монахи сомневались, что Бог внемлет их молитвам на обыкновенном человеческом языке. Если б не сомневались, они не занимались бы "умными" молитвами. Просто обращались бы к Богу, как мы обращаемся друг к другу, - и все дела.

Понимая несоизмеримость Божественного и человеческого, я, кстати, тоже сомневаюсь, что Бог услышит меня, если я начну произносить какую-нибудь молитву. Точно так же сомневался бы и муравей, что человек его услышит, если бы стал изъясняться на своём муравьином языке.

Для того, чтобы человек услышал муравья, последний должен "выйти" из своей муравьиной природы. Это "выхождение" и есть "исступление". Муравей должен не "по-муравьиному" разговаривать с человеком, а на понятном для человека языке. Но парадокс заключается в том, что человеческий язык для муравья является "незнакомым" языком, который никто из муравьёв не понимает. Над таким муравьём будут насмехаться и говорить, что он напился сладкого вина.

И, пожалуй, самый главный, и самый страшный, вопрос: если допустить, что Бог не слышит молитвы, сказанные в обычном состоянии сознания, то тогда выходит, что все церковные богослужения не слышны Богу.

Если же допустить, что Бог слышит все молитвы, тогда совершенно непонятно, зачем и к чему монахи занимаются "умным деланием". Ведь люди переходят на крик лишь тогда, когда понимают, что их голос не слышен. А если всё прекрасно слышно, никто не станет "изобретать велосипед".
Tags: ИСС
Subscribe

  • О кельтских прообразах Вия.

    Текст XII века, известный как «Книга захватов», рассказывает о волнах «нашествий», начиная с первых поселенцев в Ирландии,…

  • Путём Эпиметея.

    Согласно древнегреческой мифологии, после титаномахии Зевс доверил братьям Прометею и Эпиметею присматривать за человечеством. Прометей…

  • Древние мифы: бабочки без крыльев.

    "Мысль изречённая есть ложь". Из стихотворения «Silentium!» («Силенциум!» — «Молчи!», 1831)…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

  • О кельтских прообразах Вия.

    Текст XII века, известный как «Книга захватов», рассказывает о волнах «нашествий», начиная с первых поселенцев в Ирландии,…

  • Путём Эпиметея.

    Согласно древнегреческой мифологии, после титаномахии Зевс доверил братьям Прометею и Эпиметею присматривать за человечеством. Прометей…

  • Древние мифы: бабочки без крыльев.

    "Мысль изречённая есть ложь". Из стихотворения «Silentium!» («Силенциум!» — «Молчи!», 1831)…