Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Россия: Новая Атлантида в Маракотовой бездне



Артур Конан-Дойль в своё время серьёзно увлекался оккультизмом. В 1891 году он вступил в Общество Психических Исследований и стал исследовать проявления спиритизма и полтергейста. Многолетние исследования духовного мира не прошли даром для самого Конан-Дойля. Его художественное творчество претерпевает кардинальные изменения. Уже в "Стране туманов" ярко проступило религиозное содержание. В июне 1917 года появилась первая его книга, целиком посвященная духовному миру, - "Новое Откровение".

В это время Артур Конан-Дойль глубоко исследует историю человечества, пытаясь понять и уяснить  истоки морального разложения, приведшего Европу к ужасам Мировой войны. Он обличает коррупцию и грубость русской аристократии накануне большевистской революции, непристойность и эгоизм британского империализма, заносчивость и хищность германской империи и колониализм в лице Леопольда Бельгийского, "этого демона во плоти, скаредность и алчность которого плодили убийства и пытки на значительной части африканского материка и который, тем не менее, был принят при всех дворах мира и погребён после панегирика, произнесённого кардиналом католической церкви - церкви, ни разу не возвысившей голоса, чтобы осудить его дьявольские деяния."

В своей книге "Маракотова бездна" Конан-Дойль рассказывает о том, как один учёный с двумя помощниками спустился на дно океана. А на дне оказалась затонувшая Атлантида. Со своей историей, странно напоминающей нашу собственную историю.


"Через несколько дней — нам трудно определять время точно, — после того как Маракот демонстрировал атлантам на экране "кинематографа мысли" все, что с нами произошло, нас пригласили на куда более пышную торжественную демонстрацию, где мы узнали историю этого удивительного народа.

Я не обольщаюсь, сеанс вовсе не был организован исключительно в нашу честь, скорее всего такие демонстрации нередко повторялись публично, чтобы народ не забывал о своем прошлом, и то, что нам показали, было лишь прелюдией к длинной религиозной церемонии. Но как бы там ни было, постараюсь описать то, чему мы были свидетелями.

Нас привели в тот же большой зал, где Маракот при помощи экрана рассказывал о наших приключениях. Здесь уже собрались все обитатели Храма Безопасности, и нам, как и в прошлый раз, отвели почетные места перед большим блестящим экраном. Атланты запели длинную торжественную песнь, скорее всего своего рода гимн. Потом дряхлый, седой старик, летописец или историк атлантов, встреченный аплодисментами, занял кафедру и стал проецировать на экран ряд картин, изображавших возвышение и падение его народа. Если бы только мне удалось передать вам их яркость и драматизм! Я и мои товарищи совершенно потеряли представление о времени и пространстве — так мы были увлечены этими картинами. А сзади нас, потрясенные до глубины души, люди вздыхали и проливали слезы над трагедией, рисовавшей разрушение их отечества и гибель их народа.

В первой серии изображений мы увидели древний материк во всем блеске славы — каким он сохранился в памяти народа, ибо воспоминание это народ передавал из поколения в поколение. Мы видели великую страну с птичьего полета — ее огромные владения, прекрасно возделанные и орошенные беспредельные поля, где росли культурные злаки; цветущие фруктовые сады, веселые ручьи, поросшие лесом холмы, спокойные озера и кое-где живописные горы. Повсюду селения, фермы, прекрасные дворцы. Потом мы перенеслись в столицу страны — удивительный, великолепный город на берегу моря; в гавани стояло множество галер, пристани были завалены товарами. Город защищали крепкие стены, высокие боевые башни и глубокие рвы — все колоссальных размеров. Дома вдоль улиц тянулись на много километров, а в центре города возвышался окруженный зубчатой стеной замок, такой огромный и внушительный, точно порождение каких-то фантастических снов. Потом мы увидели лица обитателей страны того золотого века: почтенных старцев, мужественных воинов, прекрасных, достойных женщин, веселых, крепких детей — цвет человечества.

Потом замелькали картины другого рода. Мы видели войны — беспрерывные войны, войны на суше и на море. Мы видели полудикие беззащитные племена, уничтожаемые огнем и мечом, их подминали под себя колесницы, топтала тяжелая конница. Мы видели сокровища, доставшиеся победителям, но чем богаче они становились, тем резче менялись лица на экране: они приобретали все более жесткие, животные черты. Из поколения в поколение все грубее становилось выражение лиц, все ниже и ниже опускалась культура. Мы наблюдали признаки сладострастия и беспутства, морального разложения; богатства росли, а духовная культура падала. Жестокие, извращенные состязания, стоившие жизни их участникам и привлекавшие тысячи зрителей, заняли место мужественных спортивных игр прошлого. Простая, здоровая жизнь отошла в область преданий. Мы видели беззаботные, легкомысленные толпы, бросавшиеся от одного увлечения к другому; они гонялись лишь за порочными наслаждениями, никогда не насыщаясь ими. Вырос, с одной стороны, класс эксплуататоров, сверхбогачей, стремившихся исключительно к чувственным наслаждениям, с другой стороны, обнищавшее до последней степени население, все назначение которого состояло в том, чтобы беспрекословно исполнять желания и капризы господ, как бы жестоки и отвратительны ни были эти желания.

Потом мы опять увидели совсем другие картины. Появились реформаторы, пытавшиеся указать заблудшим другие пути, вернуть их к прежним, забытым благородным целям. Мы видели, как эти печальные, исполненные серьезности люди увещевали ставших на путь порока, но те, кого они хотели спасти, высмеивали их, издевались над ними. Особенно враждебны реформаторам были жрецы Ваала, по милости которых бескорыстная религия духа выродилась во внешние ритуалы и церемонии. Но мужественные борцы не сдавались, они стремились спасти свой народ. Лица их принимали все более суровое, непреклонное выражение, словно перед их внутренним взором вставали грядущие беды. Лишь некоторые прислушивались к словам мудрецов, устрашась их пророчеств, большинство же отворачивалось со смехом и еще больше погрязало в пучине греха. И наступило время, когда реформаторы уже ничего больше не могли сделать и предоставили этот вырождающийся народ его собственной судьбе."

В принципе, причина погибели древней Атлантиды и современной Европы - одна и та же: богатство и связанное с ним неравенство. Неравенство плодит несправедливость, беззаконие, и люди теряют веру в светлые идеалы, становятся замкнутыми, эгоистичными, озлобленными. Общество превращается в гадюшник, и женщины не желают больше рожать детей.

Вот, например, некто mivenh
пишет в комментариях у Германа Стерлигова:
"Время такое. Люди выживают. Не видят будущего. Поняли свою обречённость. Поэтому не хотят плодить нищету.
У меня первенец родился в 81. Семь лет ждали. Когда тащили, повредили шейные позвонки. До года не дожил. Умер в Ростовской областной. Привезли домой. Похоронили по обычаям.
Слава Богу, второй в 83 и третий в 87, родились нормально. Но это были восьмидесятые. Была надежда на благоприятные перемены. Мы верили - власти!
После 2000-го, я бы уже не рискнул. Родить и смотреть, как над ними издеваются, и как они страдают..
."

Там же  Илья Купчинов пишет: "Люди не видят будущее для своих детей, а 50 лет назад стремились к коммунизму всеобщему благоденствию."

Ему вторит titir2007: "Для чего и кого рожать детей? Для какой жизни? Что бы всякий ублюдок кому только не лень оскарблял и вытирал ноги об вашего ребёнка????????????"

То есть. Человеку, в отличие от животного, необходим смысл (хотя далеко не все это понимают). Смысл жизни для себя и детей своих. Курице, чтобы нести яйца, смысл не нужен. А вот человек так жить и размножаться, как курица, не может. Люди вообще могут жить и плодиться в нищете, если у них есть смысл. С 1990 года утроилось (!) население вечно воюющего Афганистана. Удвоилось население Судана – страны, которой уже нет на политической карте мира. Удвоилось населения Ирака – несмотря на две войны и тысячи кровавых терактов. С 6 до 11 млн. человек выросло население вечно голодающего Сомали. Так в Афганистане же - мусульмане! Их смысл жизни - ислам. И ради этого смысла они претерпевают величайшие лишения. Павел Корчагин тоже работал по-колено в грязи, под пронизывающим холодным ветром и осенним дождём. Потому что у него был смысл жизни. А ныне в массе своей русский народ не видит никакого смысла ни в государстве, ни в Церкви. Государство тотально коррумпировано, Церковь в лице её иерархов "прогнулась" под это государство. Вернуться бы к древним национальным традициям, - да традиции давно утрачены. К тому же и современные "россияне" - это не русские, а бывшие "совки", выведенные в алхимической реторте большевистских экспериментов. Их родина - не Россия, а СССР. Так что им и возвращаться-то некуда...

Нет веры никому. Нет надежды на лучшую жизнь. Никакого просвета. "Не видно ни зги". Спасти нас может только Чудо.

Tags: конец света
Subscribe

  • Неандертальцы. Кто они?

    Да, и это к вопросу о матриархате. А то тут многие выражают сомнение в том, что женщины взяли в свои руки бразды правления в архаическом…

  • Острова ведьм.

    "Однажды отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил обнажённую Ольгу. - Ольга, отдайся, озолочу! - Отойди, отец Онуфрий, оторву…

  • Сооружение мегалитов как защитная реакция культуры Старой Европы.

    В трёх километрах к северо-востоку от Стоунхенджа располагается Вудхендж. Как установили археологи, Стоунхендж и Вудхендж – практически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments