Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Деньги и налоги.

Дэвид Гребер в своей монографии "Долг: первые 5000 лет истории" описывает начало денежной системы на Мадагаскаре, и это описание можно принять в качестве наглядного примера установления монетарно-фискальной экономической политики в различных государствах древнего мира.

Цитирую:

"Одной из первых вещей, которую сделал французский генерал Галльени, покоритель Мадагаскара, после завершения завоевания острова в 1901 году, стало введение подушного налога. Этот налог не только был высоким, но ещё и должен был выплачиваться в новых малагасийских франках. Иными словами, Галльени напечатал деньги, а потом стал требовать, чтобы каждый житель страны вернул ему часть этих денег".

То есть, деньги без государственного налогообложения (или взимания дани, что, в принципе, одно и то же) не "работают". Чтобы заставить деньги "вращаться" по кругу, необходим государственный "деньгосос" (по аналогии с пылесосом), который бы "отсасывал" деньги у населения в казну и заставлял население обращаться за деньгами в государство, чтобы выплатить налог (=дань).

"Но самым поразительным было то, как описывался этот налог. Он назывался “impot moralisateur”, «воспитательный», или «приучающий к нравственности», налог. То есть он был призван, выражаясь языком той эпохи, втолковать аборигенам ценность работы. Поскольку «воспитательный налог» нужно было уплачивать вскоре после сбора урожая, крестьянам было проще всего получить деньги, продав часть собранного риса китайским или индийским торговцам, которые быстро обосновались в мелких городках страны. По очевидным причинам после сбора урожая рыночные цены на рис были минимальны; если кто-то продавал слишком много риса, это означало, что ему могло не хватить на пропитание семьи в течение всего года и тогда он должен был покупать собственный же рис в кредит у тех же самых торговцев, но уже по гораздо более высокой цене. В результате крестьяне влезали в огромные долги (торговцы брали ростовщические проценты). Было легче всего выплатить долг, начав выращивать какую-нибудь товарную культуру на продажу — кофе или ананасы — или отправляя одного из детей на заработки в город или на одну из плантаций, которые устраивали на острове французские колонисты. Весь этот проект может показаться не более чем циничной схемой эксплуатации дешёвого крестьянского труда. Таким он и был, но у него была ещё и другая цель. Колониальное правительство откровенно говорило (по крайней мере в документах, предназначенных для внутреннего пользования) о том, что у крестьян должно оставаться на руках хоть немного денег и что они должны привыкнуть к безделушкам вроде зонтиков, губной помады и печенья, которые продавались в китайских магазинах. Важно было привить им новые вкусы, привычки и создающие потребительский спрос ожидания, которые сохранятся после ухода завоевателей и навсегда привяжут Мадагаскар к Франции.

Но люди в массе своей не идиоты, и большинство мальгашей прекрасно поняли, что пытались сделать с ними завоеватели. Некоторые решили сопротивляться. Через шестьдесят с лишним лет после покорения острова французский антрополог Жерар Альтаб наблюдал, как жители деревень на восточном побережье послушно приходили на кофейные плантации, чтобы заработать деньги на уплату подушного налога, а уплатив его, намеренно игнорировали товары, продававшиеся в местных лавках, и отдавали все оставшиеся деньги старейшинам рода, которые покупали на них скот для принесения жертв предкам. Многие вполне открыто говорили, что, по их мнению, так они избегали ловушки.

Однако такое сопротивление редко когда длится вечно. Постепенно рынки появились даже в тех частях острова, где никогда прежде не существовали, а с ними неизбежно возникла и сеть мелких лавок. Когда я оказался там в 1990 году, поколение спустя после отмены подушного налога революционным правительством, логика рынка настолько проникла в сознание людей, что даже духовные медиумы произносили речи, которые казались заимствованными у Адама Смита.

Такие примеры можно приводить до бесконечности. Нечто подобное произошло во всех завоёванных европейцами частях света, где ещё не было рынков
".

Я недавно цитировал "Экономику каменного века" Маршалла Саллинза (тыц, тыц, и тыц), где он убедительно доказал, что охотники и собиратели работают меньше нас, а питаются при этом не хуже нас. Как же заставить их работать вместо трёх часов в день - восемь и больше часов в день? Для этого печатаются бумажные деньги, которые по сути являются "фантиками", и одновременно вводится подушевой налог. Чтобы добыть "фантики" на выплату налога, абориген вынужден обращаться туда, где в обмен на его труд или произведённый им товар дают такие "фантики", то есть он вынуждается работать на государство, он принуждается к тому, чтобы стать "винтиком" государственного механизма.
Tags: экономика
Subscribe

Posts from This Journal “экономика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments