Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

«Золотой век» перонизма

Оригинал взят у whitemanss в  «Золотой век» перонизма



peron1973

Любопытное сравнение опыта аргентинского национал-социалистического режима Хуана Доминго Перона, опиравшегося на большую часть населения, широкие народные массы и последовавшей за ним либерально-демократической хунты военных и крупного капитала.

«Золотой век» перонизма

Действительно, 1950-е годы стали для стран так называемого Южного конуса Латинской Америки (прежде всего – для Аргентины, Чили и Бразилии) настоящим «золотым веком». Здесь государство активно вмешивалось в экономику, сглаживая разницу между богатыми и бедными. Контролировалось соотношение «зарплаты/цены». Большой друг и почитатель Гитлера, президент-диктатор Аргентины Хуан Перон, пришедший к власти в 1946-м, обильно инвестировал деньги государства в строительство национальной инфраструктуры и автотрасс, в сооружение металлургических заводов, в субсидии для национальных производителей автомобилей и стиральных машин – за счет высоких импортных пошлин. Перону и в голову не приходило, что можно просто открыть рынок для импортных авто и «стиралок» «в интересах потребителя», чтобы лишить аргентинцев множества рабочих мест. Идеология экономического национализма была такова: хочешь хорошие товары – развивай промышленность и конкуренцию внутри собственной страны. Несмотря на то что Перон довел Аргентину до дефолта в 1956-м, большинство народа его любило. Ибо он, создав Хустиалистическую партию, ввел для рабочих и тринадцатую зарплату, и оплаченные отпуска, и медицинское обслуживание за счет работодателя. Принятая в 1949 году новая аргентинская Конституция провозгласила право людей на труд и на – цитируем дословно – «справедливое распределение благ», на охрану здоровья, социальное обеспечение, защиту своих профессиональных интересов. Природные богатства страны объявлялись неотчуждаемой государственной собственностью. Огромное внимание уделялось развитию системы образования и национальной культуре. В общем, по нынешним меркам Перон был чем-то вроде помеси батьки Лукашенко с Уго Чавесом. А вообще его вдохновляли экономические успехи Третьего рейха в 1930-е годы.

Перон, например, национализировал железные дороги, телекоммуникации и Центральный банк. Ударными темпами шло освоение прерий-пампасов – например, силами русских эмигрантов. С 1953 года стал добываться уран.

А самое главное – генерал Перон сделал монополией государства главные статьи аргентинского экспорта: зерно, мясо и сливочное масло. Они продавались в Европу через специальное государственное агентство. А часть прибылей от этого шла в фонд социальной поддержки простых аргентинцев, что возглавляла жена генерала Эва Перон. То есть диктатор отбирал сверхприбыли у местной аграрной олигархии – помещиков и скотопромышленников. Так бы все сверхприбыли доставались бы им – и ничего народу не досталось бы. А еще помещиков заставляли продавать мясо на внутреннем рынке не по свободным, а регулируемым ценам – чтобы частники их не задирали выше крыши. Естественно, «сливки общества» Перона яро ненавидели.

Да, капиталистические верхи Аргентины Перона, опиравшегося на простой народ, сожрать живьем были готовы. Он мешал им обогащаться, он нарушал столь милый неограниченному капитализму «естественный порядок»: богатые должны становиться все богаче, а бедные – все беднее. Он облагал большими пошлинами ввоз заграничных товаров – а капиталистам Аргентины хотелось просто покупать заграничные товары и не возиться с отечественным производством. И против Перона стали плести заговор. На сторону буржуазии (торговцев сырьем) стали военные. Смещенный в результате военного переворота в 1956-м, Перон смог сохранить сильную Хустиалистическую партию, которая периодически брала высокие проценты на выборах, получала посты губернаторов провинций. А в 1973-м президентом страны избрали перониста Эктора Кампора. Тот сразу же подал в отставку и призвал голосовать за вернувшегося в Аргентину Перона. Осенью 1973 года Перон набрал на выборах 62 % голосов. Неизвестно, как пошло бы развитие Аргентины, если бы генерал не скончался 1 июля 1974 года.

eva-peron-6


При всех недостатках перонизма в стране быстро рос средний класс. Бедных в обществе Аргентины начала 1970-х было всего 9 % – меньше, чем в тогдашних США или Франции. А безработица не превышала 4,2 %. И тот факт, что народ сохранил добрую память о Пероне даже семнадцать лет спустя после его свержения, говорит очень многое. Конечно, историю всегда пишут победители, и потому о перонизме мы знаем от либеральных экономистов и американских авторов: мол, идиот круглый, у него все время экономика наперекосяк шла, от кризиса к дефолту. Однако любовь народа к Перону и темпы экономического роста при нем перевешивают все злобные выкрики.

Теперь сравним достижения Перона с тем, что наворотила проамериканская хунта в Аргентине в 1976–1983 годах, когда следовала ультралиберальным экономическим рецептам «по Фридману».

Черные годы Аргентины

3000_muertos_desaparecidos_torturados

В 1976 году власть в Аргентине захватили генералы во главе с генералом Виделой. Министр экономики, крупный помещик и скотопромышленник де Хос отменил контроль за ценами, запретил забастовки, дал буржуа полное право увольнять работников. Он открыл рынок для западных компаний и начал распродажу госсобственности. В первый же год зарплаты упали на 40 %, промышленность остановилась, а нищета возросла в несколько раз. Цены на мясо выросли на 700 %. И тут же начались репрессии, которые Перону даже не снились.

– Мы будем вынуждены в ближайшее время уничтожить 50 000 человек, из них 25 000 будут подрывными элементами, еще 20 000 – их сторонниками и пособниками, а остальные 5000 будут убиты по ошибке, – откровенничал в 1976-м один из генералов сразу же после захвата власти. (Владимир Щербаков, Острова раздора.) С этого момента началась политика террора: с 1976 по 1983 год в рамках операции «Кондор» «насильственному исчезновению» подверглись 30 тысяч человек. Впоследствии без вести пропавшими объявят 11 тысяч несчастных. 81 % исчезнувших были очень молоды – в возрасте от 16 до 30 лет. Все это получило поддержку западных медиамагнатов и Римской католической церкви. Естественно, аргентинскую хунту поддерживали президент США Рейган и ЦРУ.

Хотя правители Аргентины и отрицали существование концлагерей, на самом деле развернулась тайная сеть из трехсот «учреждений». Останки жертв зарывали в общие могилы. Иногда убитых с отрезанными органами и частями тела находили в мусорных баках. Очень многих людей сбросывали в реку Ла-Плата с вертолетов и самолетов («полеты смерти»), причем предварительно жертвам вспарывали животы – чтобы тела не всплывали.


А вот с экономикой творился полный караул. Из-за искусственно завышенного курса песо страну наводнили импортные товары, задушившие местное производство (узнаете реалии РФ?) Госдолг к 1981 году вырос вчетверо.
Справедливости ради заметим: хунта не стала приватизировать все, оставив в руках государства самые прибыльные предприятия. Но воровала она при этом так, что за ушами трещало, что очень напоминает реалии современной РФ. Так, хунта раздула внешний долг с 7,9 млрд. долларов до 45 миллиардов. При этом, как установили потом, 19 миллиардов генеральская мафия перевела на швейцарские счета. То есть попросту украла, предоставив аргентинцам «счастье» платить по долгам и покрывать воровство правителей. В то время это называли величайшим воровством столетия – пока примеры РФ не затмят этих махинаций. Все больше денег страны уходило на выплаты по внешним долгам. Затем государство принялось оплачивать те долги, которые наделали приближенные к власти компании и транснациональные корпорации, оперировавшие в Аргентине.

В 1981 году разразилась настоящая катастрофа: несмотря на весь антикоммунизм и проведение ультракапиталистической политики в неолиберальном духе, годовая инфляция сотавила 600 %, ВВП уменьшился на 11,4 %, производство снизилось на 22,9 %, а реальная зарплата съежилась еще на 19,2 %. То был полный провал. Прежняя хунта (генералы Графинья, Ламбрусчини и Виола) 11 декабря 1981 года ушла в оставку. Их сменил сначала генерал Лакосте, а еще десятью днями спустя главой правительства стал генерал Леопольдо Гальтиерри. Именно его правительство начнет в мае 1982 года войну с Англией за Фолклендские острова, в итоге которой Аргентина потерпит унизительное поражение...

В 1982 году президент Центробанка Аргентины Доминго Кавальо объявил о том, что государство принимает на себя долги компаний, которые своими безудержными займами и мотовством довели себя до грани банкротства. Всего – от 15 до 20 миллиардов долларов. То есть была провернута та же операция, каковую в 2008 году провернут власти США и РФ, оказав государственную помощь корпорациям, что практически разорились из-за некомпетентного управления. В РФ, как вы помните, власти стали помогать придворным компаниям и банкам расплачиваться с иностранными заимодавцами. Как видите, учились они у Кавальо. Этого аргентинца после расеянского дефолта 1998 года даже привозили в Москву – чтобы опытом делился. Вся пресса тогда по этому поводу восторгалась. Как видите – уроки даром не пропали. К 2008 году путинщина ввергла РФ в 500-миллиардные внешние долги – долги корпораций перед западными кредиторами. И фактически за счет государства отдала огромные деньги за эти долги...

Интересно, а переймет медве-путинская власть еще и аргентинские – 1970-х годов – методы борьбы с оппозицией?


Кстати, среди корпораций, спасенных Кавальо за счет народа в 1982-м, были и «Форд Мотор Аргентина», и «Чейз Манхэттен», и «Ситибэнк», и «Ай Би Эм», и «Мерседес Бенц» (естественно, речь идет о филиалах этих структур в Аргентине). Смешно: список этих имен – практически такой же, как и перечень тех корпораций, что в 2008 году спасали от кризиса администрации Буша-юниора и Барака Обамы.
Да, люди в Аргентине исчезали, народ погряз в нищете. Зато было очень сладко иностранным корпорациям. «Форд Моторс» в лице дочерней аргентинской компании откровенно сотрудничал с хунтой, за что последняя очистила заводы корпорации от профсоюзов, ввела на предприятия войсковые части. На заводах создали специальные камеры пыток для строптивых. Услугами генералов по борьбе с профсоюзами пользовалась и компании «Мерседес-Бенц», «Крайслер» и «Фиат-Конкорд». Все это делалось ради «динамизации статичной экономики», погрязшей-де в государственном попечительстве.

Динамизировали... Долг Аргентины к 1989 году достиг уже 65 миллиардов долларов, совершенно обескровливая страну. От когда-то вполне успешной страны Южного конуса остались одни воспоминания. Да, дорого обошлась аргентинцам политика ультралиберальных «рыночных реформ». Когда хунта в 1983 году уступила власть избранному президенту Альфонсину, тот тоже продолжил «фридманизацию». И допрыгался до чудовищной гиперинфляции (1989 год – 203 % в месяц) и до голодных бунтов.

Все прочие демократически избранные президенты Аргентины шли в русле ультралиберальных реформ, открещиваясь от перонизма. Они послушно выполняли рецепты чикагской школы Фридмана: приватизировали то, что не приватизировала хунта, сокращали социальные расходы и либерализовали рынки, снижая при этом налоги. И – брали все новые и новые займы. В итоге Аргентина в 2001 году пережила страшный дефолт, суперинфляцию и катастрофическое падение производства. Оправиться от этого удара она не может и до сих пор.

Интересно: если считать правление Перона провальной с экономической точки зрения – то как тогда расценивать итоги либерально-ультрарыночных реформ его противников? Как крутое пикирование на гиперзвуковой скорости?

Однако аргентинский «ультракапиталистический эксперимент» 1976–2001 годов показал все тенденции грядущего посткапиталистического кастового рабовладения. Здесь проступили основные черты корпораций-государств.

Прежде всего то, что государственная власть превратилась в инструмент самой наглой наживы для «элиты», в «приватизированное государство». Власть стала срастаться с собственностью – как в нынешней РФ. При этом государство превратилось в инструмент буквально колониального грабежа своих простых граждан, «элита» повела себя подобно завоевателям-колонизаторам, подобно отдельной привилегированной нации.

Эксперимент показал, что применение механизма тайных репрессий и террора может надолго оттянуть революционные выступления масс.
Он же продемонстрировал: по доброй воле люди никогда не станут голосовать за тех, кто проводит радикально-рыночные (монетаристские, ультралиберальные) «реформы». Для этого нужно ввергать народ в шок и диктатуру.
Еще раз подтвердился тезис о том, что ультралиберализм означает только одно: на смену созиданию и развитию идет застой и вечное перераспределение собственности. Погоня за наживой разрушает науку и научно-промышленные комплексы.

То, что было в Аргентине, в ходе нынешнего Мегакризиса будет повторяться на новом уровне – и в гораздо большем размахе. Строительство кастового рабовладения – строя господства богатых над бедными – потребует и шоковых кризисов, и диктатур, и террора-репрессий. Причём Аргентина была не единственным экспериментом такого рода...

Взято из книги Максима Калашникова Глобальный Смутокризис

Аргентина после "успешных демократических преобразований":

23155928
children-2_149138k
4236897
argentina-governmentVictim

Tags: национал-социализм
Subscribe

  • Об основной проблеме "искусственного интеллекта".

    Гугл-переводчик показывает непреодолимую проблему создания искусственного интеллекта. Исходный текст: "Minoan altars were much smaller than…

  • Священник = пророк.

    Источник картинки. Как писал о. Александр Мень, «доисторические мистики» были предтечами носителей свободного религиозного…

  • ???

    Племена гуанчей на Канарских островах возглавлялись вождями (на Тенерифе — менсей). В древнегреческой мифологии сохранилось имя первого царя…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments