May 5th, 2013

хрестьянин

Чудо "схождения" благодатного огня.

04.05.2013
16:09

Тысячи людей стали свидетелями чуда схождения Благодатного огня в храме Гроба Господня в Иерусалиме

Тысячи людей стали свидетелями чуда схождения Благодатного огня в храме Гроба Господня в Иерусалиме. Священный огонь появился в алтаре во время молитвы патриарха, как это бывает каждый год накануне православной Пасхи. После схождения огня патриарх передал его верующим, которые зажгли от него связки из 33-х свечей - по возрасту Христа. Паломники умывали благодатным огнем лица и головы. От священного пламени верующие зажгли лампады, чтобы донести огонь до своих домов.

Одними из первых частицу "божественного пламени" получила делегация Фонда Андрея Первозванного. В местном аэропорту российских паломников ожидает спецрейс, которым частица Благодатного огня будет доставлена в Москву.

Ожидается, что самолет приземлится сегодня в 22:30 в аэропорту "Внуково", откуда контейнер со святым огнем будет срочно доставлен в храм Христа Спасителя в Москве, а затем и в другие православные епархии в России и за рубежом.

=================================================================================================

История

Благодатный Огонь является в храме уже не первое тысячелетие. Самые ранние упоминания о схождении Благодатного Огня в канун Воскресения Христова встречаются у Григория Нисского, Евсевия и Сильвии Аквитанской и датируются IV веком. В них есть описание и более ранних схождений. По свидетельству Апостолов и святых отцов, нетварный Свет осветил Гроб Господень вскоре после Воскресения Христа, что увидел один из апостолов: "Петр верил, видел же не только чувственными очами, но и высоким Апостольским умом - исполнен убо был Гроб света, так что, хотя и ночь была, однако, двема образы видел внутренняя - чувственно и душевно," - читаем мы у церковного историка Григория Нисского. "Петр предста ко Гробу и свет зря во гробе ужасашеся," - пишет Св. Иоанн Дамаскин [*]. Евсевий Памфил повествует в своей "Церковной истории", что когда однажды не хватило лампадного масла, патриарх Нарцисс (II в.) благословил налить в лампады воды из Силоамской купели, и сошедший с неба огонь возжег лампады, которые горели затем в продолжение всей пасхальной службы. Среди ранних упоминаний свидетельства мусульман, католиков. Латинский монах Бернард, (865 г.) пишет в своем итинерарии: "В Святую Субботу, которая есть канун Пасхи, служба начинается рано и по совершении службы поется Господи помилуй до тех пор, пока, с пришествием Ангела, возжигается свет в лампадах, висящих над Гробом."

Церемония

Литания (церковная церемония) Святого Огня начинается приблизительно за сутки до начала Православной Пасхи, которая, как известно, празднуется в иной день чем у других христиан. В Храме Гроба Господня начинают собираться паломники, желающие своими глазами увидеть схождение Благодатного Огня. Среди присутствующих всегда много инославных христиан, мусульман, атеистов, за церемонией следит еврейская полиция. В самом храме вмещается до 10 тысяч человек, вся площадь перед ним и анфилады окрестных сооружений также оказываются заполнены народом - количество желающих гораздо больше возможностей храма, поэтому паломникам бывает нелегко.

"Накануне в храме уже все свечи, лампады, паникадила были потушены. Еще в неотдаленном прошлом (в начале XX в. - прим. ред.) тщательно наблюдалось за сим: турецкими властями производился строжайший обыск внутри часовни; по наветам католиков доходили даже до ревизии карманов священнодействовавшего митрополита, наместника Патриарха..."

На середине ложа Живоносного Гроба ставится лампада, наполненная маслом, но без огня. По всему ложу раскладываются кусочки ваты, а по краям - прокладывается лента. Так приготовленная, после осмотра турецких стражников, а ныне - еврейской полиции, Кувуклия (Часовня над Гробом Господним) закрывается и опечатывается местным ключником мусульманином (см. интервью).

"И вот утром Великой Субботы, в 9 часов по местному времени, начали появляться первые признаки Божественной силы: послышались первые раскаты грома, между тем, как на улице было ясно и солнечно. Продолжались они в течение трех часов (до 12-ти). Храм начал озаряться яркими вспышками света. То в одном, то в другом месте стали блистать небесные зарницы, предвещающие сошествие Небесного Огня," - пишет один из очевидцев.

"В половине второго часа, раздается колокол в патриархии и оттуда начинается шествие. Длинной черной лентой входит греческое духовенство в храм, предшествуя его Блаженству, Патриарху. Он - в полном облачении, сияющей митре и панагиях. Духовенство медленной поступью минует "камень миропомазания", идет к помосту, соединяющему кувуклию с собором, и затем между двух рядов вооруженной турецкой рати, едва сдерживающей натиск толпы, исчезает в большом алтаре собора" - повествует средневековый паломник.

Через 20-30 минут после опечатывания Кувуклии в храм вбегает православная арабская молодежь, чье присутствие также является обязательным элементом Пасхальных торжеств [*]. Молодые люди как наездники сидят на плечах друг у друга. Они просят Божью Матерь и Господа, чтобы он даровал Православным Благодатный Огонь; "Иля дин, иля виль эл Мессиа" ("нет веры, кроме веры Православной, Христос - истинный Бог") - скандируют они. Для прихожан европейцев, привыкшим к иным формам выражения чувств и спокойным богослужениям бывает весьма непривычно видеть такое поведение местной молодежи. Однако Господь нам напоминал, что Он приемлет и такое, по детски наивное, но чистосердечное обращение к Богу.

"Во времена, когда Иерусалим находился под британским мандатом, английский губернатор попытался запретить однажды эти "дикарские" пляски. Патриарх молился в Кувуклии два часа: огонь не сошел. Тогда Патриарх своей волей приказал впустить арабов... И огонь снизошел." [*]. Арабы как бы обращаются ко всем народам: правильность нашей веры Господь подтверждает низведением Благодатного Огня накануне православной Пасхи. Во что же веруете вы?

"Вдруг внутри храма над Кувуклией появилось небольшое облачко, из которого стал моросить мелкий дождичек. Я стоял недалеко от Кувуклии, потому и на меня, грешного, упали несколько раз маленькие капли росы. Подумал, наверное, на улице гроза, дождь, а крыша в храме неплотно закрыта, поэтому вода проникает вовнутрь. Но тут греки закричали: "Роса, роса..." Благодатная роса сошла на Кувуклию и смочила вату, лежавшую на Гробе господнем. Это было второе проявление Божией Силы." - пишет паломник.

В Храм входит процессия - иерархи празднующих Пасху конфессий. В конце процессии идет православный Патриарх одной из поместных Православных церквей (Иерусалимской или Константинопольский) в сопровождении армянского Патриарха и священнослужителей. В своем крестном ходе процессия минует все находящиеся в храме памятные места: священную рощу, где был предан Христос, место, где его побивали римские легионеры, Голгофу, где Его распяли, камень Помазания - на котором тело Христа готовили к погребению.

Процессия подходит к Кувуклии и трижды обходит ее. После этого Православный Патриарх останавливается напротив входа в Кувуклию; его разоблачают от риз и он остается в одном полотняном подряснике, чтобы было видно, что он не проносит с собой в пещеру спичек или чего бы то ни было, способного зажечь огонь. Во времена господства турков, пристальный "контроль" за патриархом осуществляли турецкие янычары, обыскивавшие его перед вхождением в Кувуклию, [*].

Надеясь уловить православных на подделке городское мусульманское начальство расставляло турецких воинов по всему храму, а те обнажали ятаганы, готовые отрубить голову всякому кто будет замечен вносящим или зажигающим огонь. Однако за всю историю турецкого владычества никто в этом так и не был уличен. В настоящее же время Патриарха осматривают еврейские полицейские следящие [*].

Hезадолго до патриарха подризничий вносит в пещеру большую лампаду, в которой должен разгореться главный огонь и 33 свечи - по числу лет земной жизни Спасителя. Затем Православный и Армянский Патриархи (последний также разоблачается перед входом в пещеру) входят внутрь. Их запечатывают большим куском воска и налагают на дверь красную ленту; православные служители ставят свои печатки. В это время в храме выключается свет и наступает напряженное тишина - ожидание. Присутствующие молятся и исповедуют свои грехи, прося Господа даровать Благодатный Огонь.

Все находящиеся в храме люди терпеливо ждут выхода патриарха с Огнем в руках. Впрочем в сердцах многих людей присутствуют не только терпение, но и трепет ожидания: в соответствии с преданием Иерусалимской Церкви считается, что тот день, когда Благодатный Огонь не сойдет, будет последним для людей находящихся в Храме, а сам Храм будет разрушен (см. предания). Поэтому, паломники обычно причащаются перед тем как прийти в святое место.

Молитва и обряд продолжаются до тех пор, пока не произойдет всеми ожидаемое чудо. В разные годы томительное ожидание длится от пяти минут до нескольких часов.

Схождение

Перед схождением храм начинают озарять яркие вспышками Благодатного Света, тут и там проскакивают маленькие молнии. При замедленной съемке хорошо видно, что они исходят из разных мест храма - от иконы, висящей над Кувуклией, от купола Храма, от окон и из других мест, и заливают все вокруг ярким светом. Кроме того, то тут, то там, между колоннами и стенами храма мелькают вполне видимые молнии, которые часто проходят без всякого вреда через стоящих людей.

Мгновение спустя весь храм оказывается опоясанным молниями и бликами, которые змеятся по его стенам и колоннам вниз, как бы стекают к подножию храма и растекаются по площади среди паломников. Одновременно с этим у стоящих в храме и на площади загораются свечи, Рядом с кувуклией возник светящийся столп, снизу слева видна появившаяся в воздухе цепочка огнейсами зажигаются лампады находящиеся по бокам Кувуклии загораются сами (за исключением 13 католических), как и некоторые другие в пределах храма. "И вдруг капля падает на лицо, а затем в толпе раздается крик восторга и потрясения. Огонь пылает в алтаре Кафоликона! Вспышка и пламя - как огромный цветок. А Кувуклия еще темная. Медленно - медленно, по свечам Огонь из алтаря начинает спускаться к нам. И тут громовой вопль заставляет оглянуться на Кувуклию. Она сияет, вся стена переливается серебром, белые молнии струятся по ней. Огонь пульсирует и дышит, а из отверстия в куполе Храма на Гроб с неба опустился вертикальный широкий столб света,"[*]. Храм или отдельные его места заполняются не имеющим аналогов сиянием, которое как полагают, впервые явилось во время Воскресения Христова [*]. В это же время двери Гроба открываются и выходит Православный патриарх, который благословляет собравшихся и раздает Благодатный Огонь.

О том как загорается Благодатный Огонь рассказывают сами патриархи. "Я видел, как митрополит склонился над низким входом, вошел в вертеп и повергся на колени пред Святым Гробом, на котором ничего не стояло и который был совершенно обнажен. Не прошло и минуты, как мрак озарился светом и митрополит вышел к нам с пылающим пучком свечей". Иеромонах Мелетий приводит слова архиепископа Мисаила: "Вшедше мне внутрь Святаго Гроба Господня, видевши бе на всей крышке Гробней блистает свет, подобно рассыпанному мелкому бисеру, в виде белого, голубого, алого и других цветов, который потом совокупляясь, краснел и претворялся в вещество огня... и от сего-то огня уготованные кандила и свечи возжигаются."[*].

Гонцы, еще когда Патриарх находится в Кувуклии, через специальные отверстия разносят Огонь по всему храму, огненный круг постепенно распространяется по храму.

Однако не все зажигают огонь от патриаршей свечи, у некоторых он загорается сам. "Все ярче и сильнее вспышки Небесного Света. Теперь Благодатный Огонь стал летать уже по всему храму. Рассыпался ярко-голубыми бисеринками над Кувуклией вокруг иконы "Воскресения Господня", и вослед вспыхнула одна из лампад. Врывался в храмовые часовни, на Голгофу (зажег на ней также одну из лампад), сверкал над Камнем Миропомазания (здесь также зажглась лампадка). У кого-то обуглились фитили свечей, у кого-то сами собой вспыхнули светильники, пучки свечей. Всполохи все более усиливались, искры тут и там разносились по пучкам свечей."[*]. Один из свидетелей отмечает, как у стоящей рядом с ним женщины трижды сами загорались свечи, которые она дважды пыталась затушить. Первое время Благодатный Огонь совершенно не жжет

Первое время - 3-10 минут, загоревшийся Огонь обладает удивительными свойствами - совершенно не жжет, независимо от какой свечи и где он будет зажжен. Можно видеть, как прихожане буквально умываются этим Огнем - водят им по лицу, по рукам, черпают пригоршнями, и он не наносит никакого вреда, поначалу не опаляет даже волосы. Первое время Благодатный Огонь совершенно не жжет"Возжегше в одном месте 20 свеч и браду свою теми всеми свещами жег, и ни единаго власа ни скорчило, ни припалило; и погасиша все свещи и потом возжегше у иных людей, те свещи затеплил, тако же и в третий те свещи затепли и я, и то ничем жене тронуша, единаго власа не опалило, ни скорчило..." - писал четыре столетия назад один из паломников. Капельки воска, которые падают от свечек прихожане называют Благодатной росой. Как напоминание о Чуде Господнем они останутся на одежде свидетелей навсегда, никакие порошки и стирки их не возьмут.

Людей, находящихся в это время в храме, переполняют непередаваемые и ни с чем несравнимое по своей глубины чувство радости и духовного успокоения. По словам тех, кто побывал на площади и в самом храме при снизшествии огня, глубина чувств переполнявших людей в этот момент была фантастической, - из храма очевидцы выходили как бы зановородившимися, как они сами говорят, - духовно очистившимися и прозревшими. Что особенно замечательная не остаются равнодушными даже те, кому неудобно это дарованное Богом знамение.

Случаются и более редкие чудеса. Съемка на одной из видеопленок свидетельствует о происходящих исцелениях. Визуально камера демонстрирует два таких случая, - у человека с изуродованным гниющим цхом рана, смазанная Огнем, прямо на глазах затягивается и ухо принимает нормальный внешний вида, а также показан случай прозрения слепого (по внешним наблюдениям у человека были бельма на обоих глазах до "умывания" Огнем).

В дальнейшем, от благодатного Огня будут зажжены лампады по всему Иерусалиму, специальными авиарейсами Огонь будет доставлен на Кипр и в Грецию, откуда будет развезен по всему миру. В недавнее время непосредственные участники событий стали его привозить и в нашу страну. В близлежащих к Храму Гроба Господня районах города свечи и лампады в храмах загораются сами."
хрестьянин

Чудо схождения Благодатного облака на гору Фавор.


Всем православным известно великое чудо схождения Благодатною огня на Гроб Господень на Православную Пасху. Однако ecть и ещё одно удивительное чудо, которое ежегодно происходит на горе Фавор: в ночь под православный праздник Преображения Господня (с 18ого на 19ого августа по новому стилю) в небе появляются облака, которые испускают таинственный свет. Благодатное облако сходит в память о чуде - о том облаке, что явилось во время славного Преображения Господа нашего Иисуса Христа, и о гласе Отца Небесного из облака: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17. 1-8).
Облака имеют вид сгущённого тумана, они очень быстро несутся со стороны Назарета, всё время вспыхивая, наподобие молнии, но совершенно безшумно. Иногда эти облака движутся над горой Фавор, а иногда только одно большое облако останавливается над греческим храмом и даёт благодатный свет. Этот свет сравнивают с тем благодатным огнем, который появляется чудесным образом на Гробе Господнем в Великую Субботу.
Чудо облаков, появляющихся в ночь под Преображение Господне, укрепляет верующих в наше непростое время и даёт неверующим и инославным ещё одно доказательство истинности Православия. Это тем более удивительно, что летом в этой местности вообще не бывает облаков. Это чудо бывает только на старо-стильное празднование Преображения, что (вместе с чудом перемены течения Иордана на Крещение) свидетельствует о благословении Божием на традиционном православном календаре.




Гора Фавор укутана как бы туманным облачным одеялом. На рядом стоящих горах ничего подобного нет.


При этом начальники РПЦ относятся к чуду схождения Благодатного облака на гору Фавор, мягко говоря, недоверчиво. АРХИМАНДРИТ ИСИДОР, Начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, назместил на сайте Русской духовной миссии в Иерусалиме статью с очень характерным названием: «Облака на Фаворе или туман в голове». Всё объяснил Павел Васильевич Флоренский, доктор геолого-минералогических наук, профессор Российского госуниверситета нефти и газа, академик РАЕН, возглавляющий Рабочую группу по чудесным знамениям при Богословской комиссии Московской патриархии РПЦ. "Сейчас, когда у многих раскрылись глаза и они стали замечать и видеть духовные явления, стало очевидным, что жизнь полна чудес. Самых невероятных и удивительных. Но от высших сил только те чудеса, что внутри Церкви. А в остальных местах могут быть не только проявления Божией благодати, но и любые фокусы. В конце концов мироточат и шаманские камни, шаманы действительно могут воспроизводить удивительные чудеса, но главное в другом: мы не знаем, какие силы им помогают".

хрестьянин

«Рубай их, хлопцы!»

Разгром «дикой дивизии». Как это было на самом деле

В сентябре прошлого года восточные украинцы отмечали очередную годовщину своего истинно-национального героя – Нестора Ивановича Махно. Одновременно степная Украина отмечает победу над горцами «дикой дивизии». Махновские дни отмечены особой новостью из России. У всех на слуху московская идея организовать «дикую дивизию» из призывников-кавказцев. Чтобы «остановить террор в казармах». Однако на Юге Украины своя память о настоящей «дикой дивизии» времен гражданской войны. И эта память замешана на ненависти и презрении…
Осенью 1919 года Нестор Махно разгромил 1-ю Туземную конную дивизию деникинского генерала Александра Ревишина. Абреков здесь резали с невиданной яростью. Причины бешеной украинской лютости были веские…

К белому движению здесь относятся по-разному. Чуть ли не половину личного состава офицерских частей Антона Деникина и Петра Врангеля составляли уроженцы Малороссии, и потому для многих белые – свои. Они никогда не роняли чести в бою. Иное дело «дикая дивизия». Главнокомандующий вооруженными силами Юга России Антон Иванович Деникин отправил ее ликвидировать «бандитов» Махно. В преддверии большого наступления на Москву он перебросил на юг ряд ударных частей, чтобы навсегда покончить с «наглыми хохлами» в собственном тылу.

В состав группы вошло несколько офицерских полков, сводные казачьи части и 1-я Туземная дивизия, укомплектованная чеченцами и ингушами. Дивизия была наследницей царской, широко разрекламированной «дикой дивизии», которая якобы отличалась повышенной боеспособностью. Откуда взялся этот миф, непонятно до сих пор. Итак, на расправу с украинскими степняками отправились «лучшие воины мира» − вайнахи…


«Дикая конница»

К октябрю 1919 года армия Нестора Махно отступала под натиском офицерских и казачьих частей. Туземная конница находилась во втором эшелоне, занимаясь грабежами и насилием. По воспоминаниям очевидцев, даже латышские стрелки не были столь жестоки. Свидетельствует офицер Туземной дивизии Дмитрий де Витт: «Удельный вес чеченца как воина невелик; по натуре он – разбойник-абрек, и притом не из смелых: жертву себе всегда намечает слабую и в случае победы над ней становится жесток до садизма».

У села Перегоновка ударная офицерско-казачья группа в 20 тыс. штыков и 10 тыс. сабель была буквально уничтожена. Исход сражения решила махновская конница под командованием инспектора кавалерии Дорожа. Последнюю решающую атаку повел сам Нестор Иванович. Лаву кавалерии поддержал пулеметный полк Фомы Кожина – около сотни тачанок, сведенные в один кулак.

Уникальное изобретение батьки Махно, в маневренных боях его тачанки буквально топили противника в потоке раскаленного свинца. Бывали случаи, когда хлопцы «выкашивали» целые полки. Любопытно, что лучшие тачанки реквизировали у немцев-колонистов.


Тачанка до сих пор остается символом махновщины

Ночная битва под Перегоновкой считается самой кровавой и тяжелой за все годы махновщины. 51-й Литовский офицерский полк полностью изрублен, 1-й и 2-й Лабинские пластунские полки сдались. Каре из 1-го Симферопольского, 2-го Феодосийского и Керчь-Еникальского офицерских полков оказало ожесточенное сопротивление, но повстанцы ударили с тыла, и строй распался. Гнали офицеров 25 верст, покрывая поля изрубленными телами, топили в реке. 6 тысяч деникинцев были убиты, еще столько же попали в плен.

Казалось бы, настало время показать себя Туземной конной дивизии! Однако грабить и насиловать крестьянок гораздо легче... В первом же бою у роковой Перегоновки «непобедимые горцы» потеряли треть нукеров. «Салоеды», которым «сам Аллах велел быть рабами джигитов», неоднократно сходились в рукопашную, а под занавес боя буквально расстреляли несколько туземных эскадронов из пулеметных тачанок.

Махновцы умели наступать в сомкнутом конном строю и недаром прослыли «рубаками». Красный комбриг Михаил Рыбаков вспоминал, как запросто, «одним ударом разрубывалась голова, шея и полтуловища, или полголовы скашивалось так точно, будто резали арбуз».


Фома Кожин (крайний справа) буквально уничтожал горцев

Настроение дополнит еще одна цитата из мемуаров де Витте: «Раны у чеченцев были в большинстве смертельные. Я сам видел разрубленные черепа, видел отрубленную начисто руку, плечо, разрубленное до 3-4-го ребра, и проч. – так могли рубить только хорошо обученные кавалерийские солдаты или казаки».

Дикую дивизию погнали по днепровским берегам, как перепуганное стадо. Страшные для мирного и безоружного населения, «лихие» кавказцы раз за разом терпели унизительные поражения от Махно, неся при этом совершенно чудовищные потери.

Махновцы питали по отношению к горцам лютую ненависть. Пленный белый офицер мог рассчитывать на быструю смерть, солдат вообще выпускали на волю. Горцам-насильникам это не грозило. Пуля в таких случаях казалась редким счастьем.

В бою под Александровском (нынешнее Запорожье) полк Кожина буквально расстрелял два полка «туземцев», вырезав остальных в сабельной атаке. Потери повстанцев составили 40 человек, потери джигитов больше – 1200 всадников.


Нестору Махно в военном деле завидовали многие…

Окончательно Дикая дивизия была добита 11 ноября в ночном бою под Екатеринославом. Сейчас это Днепропетровск. Горцев уничтожили в кавалерийской рубке, многие бежали и утонули в Днепре.
700 человек попали в плен. Утром их обливали керосином и сжигали, либо медленно рубили шашками на мелкие куски…

Участник махновского движения Герасименко писал: «Больше всего досталось кавказским частям − чеченцам и другим. Их за месяц погибло несколько тысяч. В конце ноября массы чеченцев категорически заявили, что не желают больше воевать с Махно, самовольно бросили посты и поехали к себе на Кавказ. Так начался общий распад деникинской армии».

После махновского разгрома генералу Ревишину удалось сформировать новую «дикую дивизию». Но это были люди, окончательно сломленные потерями и бегством. Дисциплина пала окончательно. Остался один примитивный грабеж.

Дивизию перебросили в Крым, и она называлась по-разному: то Чеченской конной, то Крымско-туземной бригадой… Но суть была одна. Вот что пишет генерал Яков Слащев-Крымский: «Великолепные грабители в тылу, эти горцы налет красных в начале февраля на Тюп-Джанкой великолепно проспали, а потом столь же великолепно разбежались, бросив все орудия. Красных было так мало, что двинутая мною контратака их даже не застала».


Махно с Павлом Дыбенко. Это союзничество Махно и погубило…

Генерал Слащев заслуженно считался одним из лучших полководцев белого движения. Крымская операция покрыла его славой. Но даже он не раз говорил: «Моя мечта – стать вторым Махно. Вот противник, с которым не стыдно драться»…

…Тогда Нестор Иванович был союзником большевиков. К Джанкою прорвался «блуждающий» полк махновцев. Украинский выговор напавших моментально восстановил в мозгах горных «мачо» жуткие картины боев осени 1919-го, и они тут же дали деру…

…При СССР местные исследователи гражданской войны старательно обходили тему жесточайшего разгрома 1-й Туземной дивизии в степях Юга Украины. Слишком не вписывалась она в трафарет «дружбы советских народов»...

МАКАРЫЧ, «ЖЖ» (по материалам обзора Сети)

хрестьянин

Истоки традиции христоверов.

Андрей Кондратьев

Троечастное радение: «молитва Иисусова»

Ритуальная сторона самой, пожалуй, языческой из всех вариаций восточного христианства, а именно – «людей Божиих» (христоверов) сфокусирована в практике радений. Радение начинается следующим образом. «Один из пророков или пророчиц выходит на середину («выходит на святую округу»), запевает молитву; собрание вторит хором… Затем начинается радение… Радения, или кружения, бывают одиночные, когда пророк или пророчица кружится на одном месте слева направо – «посолонь», т.е., по ходу солнца. По рассказам скопцов, некоторые в одиночном радении доходили до такой быстроты, что радельная рубашка натягивалась, как парус. Далее идут радения общие, основные виды которых: кораблём, стенкой и крестиком… Все они сопровождаются пением соответствующих распевов и большей или меньшей интенсивностью движений. Радения продолжаются иногда далеко за полночь, а в некоторых случаях и всю ночь. Пот льётся градом; платье промокает так, что нигде нет сухого места»[1].

Всё радение распадается на три части. Сначала следует так называемая «молитва Иисусова», затем – неистовая пляска, и уж затем – пророчество. «Иисусова молитва» христоверов – это особое песнопение, которое всеми читается многократно, громко, с придыханием и особой медитативной концентрацией. В устоявшемся виде христоверческая «молитва Иисусова» звучит следующим образом: «Дай нам, Господи, к нам Исуса Христа, Христа, Сына Божия» …

Связь с особыми дыхательными практиками, внешнее звучание и смысловая задача, не говоря уже о самом названии этой молитвы – всё это явно отсылает нас к исихазму, бывшему, по версии М.Элиаде, традицией «христианской йоги». Суть исихазма состоит в непрестанном повторении особой молитвы: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных». При этом сама ритмика исихастской «молитвы Иисусовой» как бы накладывается на ритмику дыхания. Получается, что на вдохе молящийся интенсивно вбирает в себя «Господа Иисуса», а на выходе – столь же интенсивно выдыхает «себя грешного», тем самым, заменяя своего «ветхого Адама» на «Адама нового».

Другим её методом была полная синхронизация биоритмов, прежде всего, ритма дыхания и сердцебиения. Обращение ко Спасителю как бы сливалось с процессом дыхания, в результате чего, по свидетельству св. Григория Паламы, «тело тоже легчает и разогревается… Для меня один пот Христа во время Его молитвы (Лк. 22, 44) уже говорит о том, что от упорного моления к Богу в теле возникает ощутимый жар». «Так, когда душа неистовствует и как бы сотрясается неудержимой любовью к единому Желанному, вместе с ней волнуется и сердце, духовной пляской выдавая общение с благодатью и словно порываясь отсюда к обетованной телесной встрече с Господом на облаках <…>. Так, в напряжённой молитве, когда разогревается нечувственный огонь, зажигается умопостигаемая лампада и томление ума вспыхивает воздушным пламенем духовного виденья…»[4].

Зикр джали, «богомолы» и исихазм

Христоверие можно рассматривать как своеобразную славяно-ведическую модификацию исихазма. При этом, ключевая для исихастов формула «молитвы Иисусовой» преломилась на русской почве совершенно неожиданно, породив в конечном итоге как минимум два очень существенных отличия.

I. Первое отличие "Иисусовой молитвы" у христоверов заключается в так называемом «трепетании сердца». К примеру, московский хлыст XVIII века Василий Степанов, бывший апостолом «русского Христа» Прокопия Лупкина, «признавал приходящего на него Духа Святого, чего ради во оные времена у него, Василья, сердце трепеталось»[5].

Это трепетание чаще всего сравнивается с трепыханием голубя: бьющееся сердце не даёт продыхнуть – подобные случаи есть и в православной аскетике – например, в описании «молитвенных приступов» у св. Феофана Затворника. «Забил какой-то пульс в сердце, - говорит он, - является позыв в уме творить молитву, <…> в горле чувствуется стеснение <…>, ум скоро отбегает, а в сердце дело продолжается». Похожий опыт был и древнейших гностических общинах: по словам св. Иринея Лионского, женщины, вдохновляемые гностиком Марком, пророчествовали «при усиленном более надлежащего сердцебиении»[6].

II. Второе отличие «Иисусовой молитвы» у христоверов и в исихазме – в том, что исихасты просят лишь за себя («помилуй мя»), в то время как христоверы молятся за весь корабль («дай нам»).

«Баня духовная» и «пляска Иисуса»

Вторая, не менее важная часть радения – это так называемое «хождение в Духе». В книге Константина Кутепова (1854-1911) «Секты хлыстов и скопцов» выделяется целых восемь типов этого «хождения»: ‘одиночное’, ‘в схватку’, ‘стеночкой’, ‘корабельное’ (‘Давидово’), ‘круговое’, ‘в расходку’, в виде ‘ткания ленточек’ и ‘уголышком’. На самом деле, главных видов радения всего два – это радение одиночное (так называемое «хождение кружком») и радение коллективное (круг духовный, Давыдов ковчег или хождение в корабле).

В обоих случаях речь идёт о методиках достижения экстатического транса, длинной череде друг друга сменяющих психосоматических возбуждений. После стадии «возбуждения органических функций» (разных форм «смехорыдания», зевотно-икотно-кликотных проявлений и т.д.) следовала стадия «двигательного возбуждения». По описанию Коновалова, которому тут вряд ли стоит не доверять, стадия эта протекала очень зрелищно: сектанты начинали махать руками, судорожно трястись, нервически гримасировать лицом, бить себя в грудь, принимать позу Распятия, раскачиваться, потягиваться, делать поклоны или падать на колени. Мы уж не говорим о знаменитых хлыстовских «локомоторных движениях», как то всевозможных скаканьях, прыганьях, кружениях, верчениях, коленных преклонениях, конвульсивных кривляньях и даже «цинических движениях таза» (типично коноваловский судмеддиагноз).

Весь этот спектр человеческих телодвижений Коновалов именует простым и коротким словом «хорея». В эпоху ранних христиан под «хореей» понимали особые экстатические пляски, некоторое подобие нашего хоровода, название которого, кстати, также происходит отсюда. По сути, речь идёт об особой форме религиозного ликования (таково буквальное значение слова «хорея»), которая плавно перетекает в прославление Бога в священном танце. Так пляшут «со ангелы и архангелы», священные безумцы всех времён и народов: французские крестьяне и молящиеся абиссинцы, мессалиане и терапевты, индейцы-солнцепоклонники и мусульманские дервиши… «На шалопутском радении в ст. Конеловке, в момент общего “хождения в духе”, один казак оказался в сильно возбужденном состоянии: его трясло как в лихорадке, лицо с каждым мгновением меняло свое выражение, и, наконец, он буквально как стрела вылетел на средину комнаты; бормоча непонятные слова, он кружился по комнате, едва касаясь пола ногами»[14]. Подражание «чинам бесплотным», то есть, ангелам и архангелам, было одним из важнейших мотивов, заставлявших хлыстовских экстатиков «на святом Кругу катать», «хлопать крыльями» (судорожно махать руками), щебетать по-птичьи и неистово кружиться.

Истоки этого представления следует искать в святоотеческой литературе, например, у св. Василия Великого, говорившего, что «хорея – единственное занятие ангелов на небе, и блажен, кто может им подражать на земле»[15]. Даже самого Христа русские христоверы понимали как «Великого Кормчего», то есть, хорега – предводителя радетельных мистерий, впервые установившего правила «хождения в Духе». В этом отношении не было существенной разницы между тем, что проповедовали христоверы и учением древних гностиков первых веков нашей эры, дошедшим до нас в апокрифическом тексте «Деяний Иоанна». Существовала даже гипотеза, выводившая всю традицию хлыстовских радений из описанного в этом источнике «танца Иисусова», гностического танца-кружения[16].

После Воскресения Христова – рассказывается в «Деяния Иоанна» – Спаситель снова вернулся к общине верных. Однако – вопреки канонической версии – Христос возвратился не ради Тайной Вечери. Его истинный замысел был совершенно иной.

«Прежде чем Он (Иисус) был схвачен беззаконными иудеями, получившими свой закон от беззаконного змия, созвал Он нас всех и сказал: ‘Прежде чем я буду выдан им, воспоём хвалу Отцу и с тем выйдем навстречу тому, что предстоит’. И Он повелел нам образовать круг, взявшись за руки, Сам же вышел в середину и сказал: ‘Отвечайте мне аминь’. И начал петь следующие слова…». Слова эти были словами древней мистериальной песни, экстатического гимна-респонсория, под звуки которого вся община кружилась в хороводном самозабвении коллективного неистовства. Этот гимн был также знанием о Логосе – особым гностическим славословием, в котором содержатся главные знания о строении мира и небесах, о спасении и преодолении самого себя. С ликованием и плачем, с восторгом и сокрушением, с желанием распинать и быть по-настоящему распятым, первообщина христианских гностиков радела и пела следующий гимн Пресвятой Троице, совершая при этом круговые вращения:

‘Слава тебе, Отец!’
И мы, стоя в кругу, отвечали аминь.
Слава тебе, Слово!
Слава тебе, Благодать! – Аминь.
Слава тебе, Дух!
Слава тебе, Святой!
Слава твоей славе! – Аминь».

Это троекратное прославление, подобное множеству авестийских и ведических формул, есть типичное в заклинательной практике усиление, придающее слову – в данном случае, прославлению – экстатический накал и бόльшую результативность. «Чтобы заклинание имело силу, его нужно произнести трижды» - справедливо сказал в одном из рассказов Хорхе Луис Борхес. Из этой оперативной закономерности происходят такие формулы, как «Трисвятой» или «Триждывеличайший» и прочие «хайретизмы» (формулы прославления).

Тот, кто «не в танце» - тот «не в теме» относительно самого главного. Знание этого человека зажато в тиски того, что естественно и понятно – здесь нет ни экстатического переступания через себя, ни осмысленного («истинного» - по терминологии апокрифа) познания действительности. Поэтому справедливо сказать, что у танца-кружения как минимум две основные функции. «Первая из них – доксологическая и евхаристическая (танец как форма прославления и благодарения Бога); другая функция – мистериальная и инициационная (танец как форма мистического познания Бога)»[17]. Это, как бы, литургия верных и литургия оглашенных, Великие и Малые мистерии гностического христианства.

Сначала раздаётся слово – затем следует дело. Обращение и призыв предшествуют прошению, а прошение – исполнению того, что было испрошено. Но для того, чтобы просить – нужно сперва знать, о чём просить и кого.

«Тот, кому Логос не послан от Отца,
вовсе не может понять своего страдания.
Видевший, что я делаю,
Ты видел (меня страдающим) <…>.
Если бы страдание понять,
То будешь страданию непричастен.
Со страданием смирись
и от страдания избавишься <…>.
Я подпрыгивал (в танце),
А ты постигай целое,
И, постигнув, скажи:
‘Слава Тебе, Отец!’ – Аминь.
Пропев, любимый, всё это в танце с нами, Господь вышел».

Предтеча всех гностиков, предполагаемый автор канонических Евангелий и (согласно Ланцу фон Либенфельсу[18]) величайший из мыслителей-ариософов, Филон Александрийский учил, что Логос – это подлинный предводитель мистериального танца.

Логос, вращающийся в круговом танце – это центральная мистерия всей хлыстовской традиции. Быть может, христоверы сильно бы возмутились, если бы при них священная практика радений была названа гностической. Однако есть много оснований полагать, что именно таковой она и была. За это, по крайней мере, говорит тот факт, что текст «Деяний Иоанна» был распространён практически по всей Малой Азии и Сирии, в общинах энкратитов и манихеев, не говоря уже о ересях Запада, в поле зрения которых он попадает уже в 6 веке н.э. Более того, этот гностический источник бытовал на Руси под названием «Хождения по Византии Господа нашего Иисуса Христа святого апостола и Евангелиста Иоанна» и нередко принимался за житие самого ап. Иоанна. В таком виде этот апокриф сопровождал древнерусские издания Апокалипсиса, и, судя уже из этого, почитался на Руси не менее авторитетным.

Гость из котла

Хлыстовские танцы во время радения имели одну особенность – они были круговыми. Согласно дошедшим до нас описаниям, после длительного пения «молитвы Иисусовой» христоверы принимались всем кораблём водить хоровод вокруг кадки, наполненной водой. При этом мужчины образовывали внутренний круг и двигались посолонь, тогда как женщины составляли круг внешний и шли в обратном, противосолярном направлении.

Такое различие направлений было, как полагает Юлиус Эвола, «ритуальным воспоминанием о космической полярности, отражаемой в разделении полов»[25]. Таким же напоминанием о космических полярностях, пропорциях и ролях является и по сей день сохранившийся в православии обычай, согласно которому женщины занимают в храме его левую часть, а мужчины – правую. За этим, казалось бы, не самым вторичным  по своей значимости обычаем скрывается существенная антропологическая константа. С точки зрения любой традиционной метафизики (индийской, гностической, шаманской или православной – в данном случае роли не играет) мужское начало есть начало позитивное, или, как говорил немецкий романтик Йозеф Гёррес, «продуктивное», в то время как женское начало (по словам того же Гёрреса – «эдуктивное»[26]) – это начало поглощающее, тёмное и негативное. «У женщины непосредственное чувство перевешивает фантазию, в ней преобладает восприимчивость и противоположное – самодеятельность – уступает ей. Струны женского сердца настроены в тон со звучаниями внешнего мира; подвижные, они откликаются на еле слышный шепот окружающей природы.

Поэтому эдуктивное искусство можно назвать также женским, или отрицательным.

В мужчине, напротив, законодательствует Идея, собственные его начинания перевешивают натиск окружающей природы. Клавиши его души обращены вовнутрь, к центру его же существа; предаваясь вольной игре, его деятельность укрепляется за счет стенической восприимчивости»[27]. Поэтому мужчины, ориентированные центростремительно, составляли в хлыстовском ритуале внутренний круг и двигались посолонь, что полнее сообразно с мужской природой, а женщины проявляли свою «эдуктивность» вовне, на далёкую периферию. Только после этого, когда все космические законы были соблюдены, магическая «мандала» кружащего корабля начинала по-настоящему работать.

Наследники Гундеструпа

Разного рода котлы (кадки, чаны, ушаты и т.д.) использовались во всех традициях индоевропейской магии.

Само по себе использование котлов напрямую связано с техникой визуализации – по одной из легенд, христоверы видели выходящим из котла не Царя Небес, а крохотного Младенца – юнговский архетип Puer Aeternus, проекцию  архаичной арийской практики гидромантии («водогадания») на образность собственно христианской веры. В другом варианте, в кадку заставляли садиться хлыстовскую пророчицу, которая получала наития и тут же делилась  со всем кораблём полученной «в потоке» информацией. Ю.В.Мамлеев в «Шатунах» описывает даже каких-то скопческих Богородиц, девушек лет шестнадцати, которых усаживали в кадку, отрезали им груди и, нарезав отрезанные груди на куски, совершали групповое причастие. Подобных рассказов «из мира русских мистических сект» существует великое множество, однако ничем, кроме богатой фантазии их авторов они, чаще всего, не подкрепляются.

Чей Бог больше?

Как мы уже говорили[34], первым и главнейшим смыслом ритуалов с котлом была практика визуализации: «картина сектантского экстаза» резюмировалась получением знания о будущем – в картинах и образах. Если всё проходило правильно, то информацию получали все, кто находился в потоке, то есть, в подобающем экстатическом состоянии, опьянении «духовным пивушком». Если же «цепь» работала неверно (к примеру, кто-то был рассеян, а кто-то, наоборот, концентрировался только на себе, что не есть правильно), то откровение получали только пророки. Учитывая, что во все века и у всех народов количество религиозных виртуозов было ограничено, мы не удивляемся сугубо авторитарным стилем хлыстовских Христов и Богородиц. Подлинный Спаситель на Кругу может быть только один – второй всегда будет его оппонентом, в случае Христа – либо «антихристом», либо, как выражались христоверы, «Богом меньшим».

Вообще, вся тематика сравнения «чей Бог больше» или даже «кто больший Бог» - для христоверия необычайно характерна. Между хлыстовскими пророками подобные споры велись постоянно. Вот, к примеру, что рассказывает об этом отец Иоанн Сергеев. «Некоторые же, а особливо из учителей, когда случится двум или трём из них вместе сойтись на одну беседу, между собой спорят, хвалятся и хвастаются, как свойственно невеждам, каждый из них своею Божескою силою, у кого больше благодати и могущества; один из них говорит: «я то бог велик», а другой вопреки ответствует ему: «а я больше тебя»; дают иногда друг другу звонкие заушения и добрые пощёчины с тем, чтоб изведать силу заушённого, кто же из них равнодушнее и без оскорбления вытерпит оные ударения, подставляя на то и другую ланиту, то и приписуют больше силы и святости»[35].

Подобная перебранка, возможная лишь при магическом понимании благодати как особой внутренней силы, встречается также в традиции «Эдды» - в мире, где гротескная похвальба после выпитого «пивушка» также является своеобразным ритуалом. Подобно германским асам, хлыстовские пророки также бравировали своей божественностью, похвалялись  своей магической силой и не терпели рядом с собой более сильных. Отсюда время от времени возникали распри: на одном корабле не могло быть два «сверхчеловека»: Сверхчеловек может быть только один.

Здесь можно вспомнить аналогичную распрю, случившуюся между двумя сибирскими шаманами, которые также что-то не поделили и с помощью магии наказали друг друга. «Летом, во время оленьего промысла, женщины и девицы убирали оленье мясо; тогда убирали не так, как теперь, а для сего устраивали на столбах большие помосты, на которых приготовлялось мясо. Во время такой уборки один молодой шаман сидел подле одной молодой девицы. В то время проходил по улице другой молодой шаман, увидал, что подле его любимой девушки сидит молодой человек, объятый ревностью, вздумал отомстить ему посредством вражеской силы и прилепил его к помосту, на котором тот сидел. Когда время наступило уходить с места, ухаживатель не мог встать и вынужден был также употребить шаманское искусство, и этим вскоре освободился от бесовской привязи. Но теперь пострадавший также намерился наказать противника; вот как он его наказал. Когда тот пошёл в отхожее место для мочеиспускания, то спохватился, что у него нет члена, даже никакого признака не видно и невозможно мочеиспускание. Делать нечего; пошёл к своему противнику, пал ему в ноги и просил прощения, тот вынул из-за пазухи член, прилепил его на своё место и просил того, чтобы он впредь не выделывал таких проделок»[37].

Хлыстовская похвальба «своим внутренним Богом» проходила ещё более красочно. Если во время радения на Кругу вдруг оказывалось более одного пророка, то между ними неизбежно происходила битва. Это была битва магов. «Из Круга у них выходят пророки и пророчицы, случается и по два вдруг, между коими нередко происходят распри и даже драки. В одном месте на празднике, при <…> учителе Иустине Иванове, когда по приказанию его начально пошла одна из пророчиц на Круг, вдруг вышла против неё другая и начала первая кружиться по солнцу, а последняя напротив; отчего родился между ними спор о силе божества их, потом драка, а наконец две сии пророчицы, схватившись за волосы, начали таскать одна другую по полу; так что помянутый учитель при всем обилии благодати своей сам усумнился и не знал, что делать с ними; напоследок удалось последней сбить с Кругу первую, почему и ходила она в Слове сколько надобно»[38]. В работах Рене Генона описываются очень похожие истории, когда между двумя буддийскими монастырями, использующими разную священную символику (правостороннюю и левостороннюю свастику соответственно) возникали острейшие конфликты только из-за того, что одна свастика повёрнута вправо, а другая – влево.

Кружение хлыстовских Богородиц «посолонь» и «противусолонь» в данном случае выражает ту же самую идею – кружение первой из них, ориентированное по Солнцу, оказалось в конечном счёте более слабым: она была выкинута из Круга, однако после этого победительница (кружившая против Солнца) призналась во время обеда: «кормилец, ведь я недобрый» (то есть, «ведь я то – сам Дьявол»). Этих слов было вполне достаточно, чтобы «недоброй» получить хорошую «баню» из свежих розог, а той, что кружилась по Солнцу, быть наконец признанной «ходившей в Духе».

Этот ритуальный танец продолжает тематику «похвальбы» лишь отчасти. Вероятно, каждому из собравшихся на Круг было прекрасно известно, что «хождение в Духе» не может осуществляться «против Солнца», и потому решительные кружения выпоротой хлыстовки следует рассматривать как некоторую провокацию, сродни деяниям знаменитой «унтер-офицерской вдовы», или, говоря иначе, сродни мазохистскому самонаказанию. Выбирая «сатаническую, левостороннюю ориентацию», она, видимо, заранее понимала, что даже при большей силе (ей же удалось выбросить из Круга свою противницу) конечного наказания не миновать. Перед нами, таким образом, ритуально инсценированное «торжество Православия», выполненное в культе (и совершенно не распознанное миссионером-описателем) разрешение дуалистической драмы. Сюжет у драмы такой. Силы Зла и силы Добра входят в Круг мироздания, кружатся-вертятся, однако «сколько верёвочка не вейся», силы Добра якобы терпят поражение, наступает безбожный пир антихристовых, левосторонне-апостасийных сил, после чего правда сама выясняется и Зло получает своё наказание.

К вопросу о грибах

«Хоровод есть круг, чей центр – сам Диавол» - чётко и бескомпромиссно формулирует блаженный Августин. В центре хореи всегда находится некто или нечто, вызывающее динамические кружения, но при этом сохраняющее полнейшую неподвижность. Здесь не обязательно представлять оледеневшего дантевского Дита, торчащего своей трёхликой пастью из самых центральных и неподвижных регионов ада. Хотя, если угодно, этот образ не в меньшей степени олицетворяет идею неподвижного центра, чем августиновский «дьявол» - центр мистериальной хореи.

Дьявол это или не дьявол – решать не нам. В центре хлыстовского хоровода и в самом деле находилось нечто – старательно визуализируемый Младенец мог в процессе экстатического вращения оборачиваться Старцем, Старец – превращаться в Женщину, а Женщина – в Богатого Гостя, вылезающего из воды и раздающего тем, кто «в потоке» золотые монеты. Все эти рассказы вполне могли быть аллегориями определённых состояний, но того, что образы и в самом деле возникали перед глазами, исключать не имеет смысла.


(Вестник Московского университета. Сер. 7, Философия. - 2008. - N 6. - С. 79-98)


[1] Волков Н.Н. Скопчество и стерилизация. – М.; Л., 1937, с. 69-70.

[2] Древо индуизма. – М.,1999, с. 140.

[3] Василий (Кривошеин), архиеп. Преподобный Симеон Новый Богослов. Париж, 1980. С. 112.

[4] Григорий Палама. Триады в защиту священно-безмолвствующих. – М., 2003. С. 94.

[5] Реутский, Люди Божии и скопцы, М. 1872, с. 45.

[6]Сочинения св. Иринея Лионского, М. 1871, с. 56.

[7] Коновалов Д. Г. Религиозный экстаз в русском мистическом сектантстве. Часть 1. Выпуск I. Физические явления в картине сектантского экстаза, 1908.

[8] Grass, Karl Konrad. Die russischen Sekten. Bd. I. Die Gottesleute oder die Chluesten nebst Skakunen, Maljowanzu, Panijaschkowzu u.a. – Leipzig, 1907, S. 634.

[9] Про основателя богомильства попа Богомила, жившего в конце X века, один из церковных обличителей заявил: «а по истине Богу не мил». (Осокин, Николай. Еретические верования. // История ересей: Сб. – М.: АСТ, 2004, с. 298). Видимо, эту народную этимологию, говорящую о близости к Богу, обыгрывали и сами богомилы. Если это действительно так, что здесь ещё одна черта их близости с так называемыми «хлыстами» (т.е., «Христами»).

[10] Мейендорф Иоанн, протопресвитер. Жизнь и труды свт. Григория Паламы. – СПб., 1997, с. 196.

[11] Хисматулин А.А. Суфийская ритуальная практика. – СПб., 1996, с. 91 и др.

[12] Тримингэм, Дж. С. Суфийские ордены в исламе. – М., 2002, с. 240-241.

[13] Стефанов Ю.Н. Изображение на погребальной пелене. Стихотворения. Поэмы. Переводы. – М., 2006, с. 53.

[14] Коновалов Д. Г. Религиозный экстаз в русском мистическом сектантстве.

[15] Цит. по: Храповицкий, Антоний, митр. Отзывы о магистерской диссертации и.д. доцента Московской академии Коновалова. // Храповицкий, Антоний, митр. Новый опыт учения о Богопознании. – СПб.: Библиополис, 2002, с. 260-273.

[16] Бобрик, Марина. Иисусов танец в «Деяниях Иоанна» и «радение» в хлыстовстве. (Гипотеза общности происхождения). // Российский православный университет ап. Иоанна Богослова. Учёные записки. Вып. II. – М., 1996, с. 210-232.

[17] Бобрик, Марина. Иисусов танец…, с. 218.

[18] Liebenfels Georg Lanz von. Bibliomysticon oder Die Geheimbibel der Eingeweihten. Bd. IV. Teil I. Introduktion in die ariosophische Esoterik des Alten und Neuen Testaments. Wien, 1932, S. 64.

[19] Диллон, Джон. Средние платоники. – СПб., 2002, с. 159.

[20] Афонасин Е.В. Античный гностицизм. – СПб., 2002, с. 321-340.

[21] Лосев А.Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития: В 2-х книгах. Кн. 1. – М., 1992, с. 242-305.

[22] Kehl, Nikolaus. Die valentinianische Theogonie und Pancaratra. // Kairos. Bd. IX, 1967, S. 123-133.

[23] Индуизм. Джайнизм. Сикхизм: Словарь. – М., 1996, с. 135.

[24] Фрек Тимоти, Ганди Питер. Иисус и падшая Богиня. – М., 2006, с. 265.

[25] Эвола, Юлиус. Метафизика пола. – М., 1996, с. 150.

[26] От латинского educo – вытаскивать, выводить, вынимать.

[27] Геррес, Йозеф. Афоризмы об искусстве. // Эстетика немецких романтиков. – М., 1987, с. 81.

[28] Leeuw, Gerardus van der. Vom Heiligen in der Kunst. Guetersloh, 1957, S. 78.

[29] Панченко А.А. Христовщина и скопчество. – М., 2002, с. 257.

[30] Она воспроизведена в книге: Roob, Alexander. Alchemy & Mysticism. Koeln, London, 2005, p. 67, которая скоро выйдет по-русски в нашем переводе.

[31] Сказания Красного Дракона. Волшебные сказки и предания кельтов. – М., 1996, с. 193.

[32] Вирт Герман Феликс. Хроника Ура Линда. Древнейшая история Европы. / Пер. с нем. Кондратьев А.В. – М.: Вече, 2007, с. 324, 502-503.

[33] Биркхан, Гельмут. Кельты: история и культура. – М.: Аграф, 2007, с. 419.

[34] Данная статья – лишь фрагмент из текста «Психотехники русских мистических сект», который скоро появится в печати в сборнике «Секты хлыстов и скопцов» (М.: Вече, 2007).

[35] Сергеев Иоанн, прот. Изъяснение раскола, именуемого христовщина или хлыстовщина. // Высоцкий Н.Г. Первый опыт систематического изложения вероучения и культа «людей Божиих». – М., 1917, с. 55.

[36] Старшая Эдда. – СПб.: Наука, 2006, с. 46, 54 сл.

[37] Дьячков А.Е. О шаманах. // Шаманизм народов Сибири. Этнографические материалы XVIII-XX вв.: Хрестоматия. – СПб.: СПбГУ, 2006, с. 182-183.

[38] Сергеев. Ук.соч., с. 56.

[39] Вот лишь два наиболее классических примера – Пеликан Е. Судебно-медицинские исследования скопчества. – СПб., 1872; Штейнберг С.И. Кликушество и его судебно-медицинское значение. // Архив судебной медицины и общественной гигиены. 1870, № 2.

[40] Андреев В. Раскол и его значение в народной русской истории. – СПб., 1870, с. 379 – 384.

[41] Диксон, Олард. Мистерии мухомора. Применение галлюциногенного гриба в шаманской практике. – М.: Велигор, 2005, с. 36.


хрестьянин

Тамбовские сектанты

Оригинал взят у orei в "Тамбовские сектанты"


Тамбовщина была в 18-19 веках одним из центров сектантских движений духоборов, молокан и прочих. Впервые термин «молокане» был использован в конце XVIII века в отношении людей, отвергших православный культ. Есть несколько теорий происхождения названия «молокане». Согласно одной из них, молокане пили молоко в постные дни, когда приём «скоромной» пищи запрещён православными канонами, за что их и прозвали молоканами. Сами молокане предпочитают ссылаться на упомянутую в Библии метафору «духовного молока» (1 Петра 2:2).

Распространителем молоканства стал Семён Уклеин, бывший духобор и муж дочери лидера духоборов, Иллариона Побирохина, из Тамбовской губернии.

Молоканское кладбище. Вот такие вот столбцы стояли и на мордовских кладбищах до вхождения мордовских земель в Московию в 17 веке.


Еще более редкие "домики мертвых", которых на карельских кладбищах осталось совершенно ничтожное количество. Это остатки языческой культуры карел, на которую не смогло радикально повлиять даже христианство.

P1110223
Ладога, остров Валаам, игуменское кладбище.


Кладбище в Пирттигубе. 1979 г.

Было еще духовное движение Шалопу́ты (также шелапуты). Это сектантское течение, возникло так же в Тамбове в конце 60-х годов XIX в. и распространилось, в основном, на юге и юго-востоке России. Примерным временем начального появления секты считается 1875 год. Основателем секты шалопутов является Порфирий Касатонов, крестьянин Борисоглебского уезда Тамбовской губернии, который объявил себя «живым богом» (Прямо как терюханский мордовский пророк Кузьма Бог).


Течение вышло из секты молокан и характеризовалось мистическими чертами.  Шалопуты не признавали Троицы, а именно бытия Бога, как ипостаси и как лица.

В основе вероучения секты — идея братства всех людей. Шалопуты предпринимали многочисленные попытки объединения средств производства, общежития, создания коллективных крестьянских хозяйств. Священным признавался только физический труд, в первую очередь труд землепашца.

Шалопуты не признавали церковные таинства, отказывались от крещения, считая, что водное крещение омывает только лишь тело, а не душу, а покаяние и причащение в их обычных формах не достигают цели.

Отвергали священство. Отвергали Второе пришествие, Страшный суд и воскресение мертвых. Не признавая буквальное понимание Евангелия, упоминаемые в нем события объясняли иносказательно, а все остальное его содержание толковали лишь в духовном смысле.

Шалопуты отвергали также церковный брак, заменив его "браком по духу", т.е. по взаимной склонности. Внебрачные половые связи считались естественными и не преследовались, однако поощрялось бытовое целомудрие.

Бог, по их образу мыслей, наполняет собой все сущее на Земле, а также может вселяться в некоторых людей как для постоянного, так и для временного пребывания. Постоянного пребывания могут удостоиться лишь избранные, и то при соблюдении условия строгого исполнения заповедей, даваемых им руководством секты, а также строжайшего исполнения сорокадневного поста.

Тамбовская и Пензенская мордва очень быстро училась грамоте и по-своему переделывала христианство. Рядом с тамбовским городом Котовском даже сейчас есть деревня с молоканским кладбищем... Тамбовская церковная епархия с 17 века была прифронтовой в спиритуальном плане. Сначала шла постоянная борьба с язычниками-мокшанами и мусульманами татарами, потом со всеми этими пост-языческими сектами.

Есть даже турецкий фильм о молоканах http://ru.wikipedia.org/wiki/Deli_Deli_Olma Кстати многие из этих сект были SxE. Например нравственные принципы шалопутов выражались в следующих правилах: не есть мясного; не употреблять алкоголь.
хрестьянин

Культ медведя и медвежья свадьба в Мерянском Поволжье

Медведь, завершивший в летописи прения о вере с волхвами, был главным героем одной легенды, восходящей к древнерусским временам. В ней рассказывается об основании Ярославля. Это было в начале XI в., когда князь Ярослав, прозванный Мудрым, правил еще в Ростове. На месте будущего Ярославля — у впадения Которосли в Волгу — находилось урочище, называемое Медвежий угол. Там обитали «человецы поганыя веры» — злые язычники. Поклонялись они богу Нижнего мира (Волосу, Керемету), в святилище которого — керемети — горел неугасимый огонь и совершались жертвоприношения. Обряды совершал особо почитаемый кудесник.

Купцы, ходившие по Волге, непрестанно жаловались князю Ярославу, что язычники грабят их караваны. Тогда князь с дружиной двинулся к Медвежьему углу. Язычники уступили силе и клялись своим богом в верности князю, креститься же не желали. Князю пришлось вновь вернуться туда уже со священниками, но язычники выпустили на князя некоего «лютого зверя» и псов, чтобы они растерзали пришельцев. Князь — секирой убил зверя. Строптивые язычники покорились, легенда же о княжеской победе дожила до нового времени — так в гербе Ярославля появился медведь с секирой.

В ярославской легенде переплелись воспоминания о древнем язычестве — клятва богом Волосом, местные обычаи меря, жертвоприношения в керемети. В легенде невозможно отделить славянское от финского, тем более, что само имя Волоса могло попасть в летопись через славянского монаха-летописца хорошо знакомого именно с славянским язычеством. У финно-угров широко бытовали  поверья о колдунах — шаманах, умевших оборачиваться медведем. Существует например рассказ об одном из них, имевшего медвежьи лапы, напавшего уже в XIV в. на христианского миссионера Стефана Пермского.

Еще на рубеже 19-20 века у финнов пастух, наделявшийся колдовскими способностями, перед выпасом скотины в лесу проводил по спине каждого животного медвежьей лапой с когтями. Пермские финны удмурты верили, что нельзя ломать сучья в священной роще керемети или луде — иначе ее хозяин Луд явится в облике медведя и растерзает нарушителя запрета.

У финно-угров почитание медведя восходит к прауральской эпохе, а следы его культа на севере Европы известны археологам по крайней мере со 2 тыс. до н. э. Многочисленные пластины-амулеты в пермском зверином стиле обнаружены на жертвенных местах и в поселениях Прикамья: они изображают голову и передние лапы, медведя так, как принято было их укладывать во время «медвежьего праздника», завершавшего удачную охоту на этого зверя.

Можно считать эти изображения первой «геральдической» композицией, предшественницей герба Ярославля. Одна из таких привесок, найденная в могильнике финского племени мурома на Оке, по соседству с верхневолжской мерей, имела также специальные «шумящие» привески на цепочках с утиными лапками на концах.


Угорский медвежий шаман. Фото: Агентство новостей ТВ2.
Можно считать, что эта привеска воплощала финно-угорский миф о Мироздании: ведь согласно мифам финно-угров медведь был спущен с неба на землю (таков Консыг-Ойка, или «Когтистый старик», у обских угров), сама же Земля была поднята со дна первичного океана водоплавающей птицей.

Звериная композиция из Пермской земли включает медведя, который терзает голову лося или ящера, и хищную птицу, которая когтит самого медведя. Звериные образы воплощают отношения между тремя мирами финно-угорской Вселенной — Небом, Землей и Преисподней: в карельской песне-руне рассказывается, как орел должен был распотрошить брюхо щуки, которая проглотила яйцо, снесенное птицей-демиургом.

В одной из могил средневековых марийцев (Нармонский могильник) найдена привеска, где на туловище медведя изображен солярный знак — свидетельство его небесного происхождения; в мифе саамов солнце Пейве разъезжало по небу на медведе. Там, где начиналось знаменитое восстание волхвов — в Верхнем (Ярославском) Поволжье — и где обитателями были люди народа меря, археологами был изучен уникальный погребальный обряд.

В больших группах ярославских курганов IX–XI вв. наряду с оружием, украшениями, жертвенной пищей, посудой найдены глиняные амулеты — кольца и имитации медвежьих лап.

Помимо Верхнего Поволжья такие амулеты найдены только в курганах Аландских островов на Балтике, где жили как скандинавы, так и наши финны: куда группа переселенцев и перенесла этот обычай из Верхнего Поволжья.


Фото из Ярославского историко-краеведческого музея.
Обряд был мало понятен археологам, хотя почитание медведя — и медвежьих лап — было распространено повсюду, где водился этот зверь. Остатки настоящих медвежьих лап и подвески из медвежьих клыков — обычная находка в раннесредневековых могилах Северной и Восточной Европы. Широко распространены также представления о том, зачем человеку после смерти могут понадобиться медвежьи лапы, особенно — когти: согласно этим представлениям, умершему (как и упомянутому выше шаману у коми) нужно было взобраться на Мировое древо или ледяную гору, чтобы достичь загробной обители. Охотник коми, которому удавалось в одиночку убить медведя, отрубал животному лапы и хранил их, чтобы удача не оставляла его.

Однако сравнительно недавно, в 1970 г., археологи нашли в погребении одного из ярославских курганов не глиняный или бронзовый амулет, а остатки настоящей медвежьей лапы, на палец которой был надет серебряный перстень с сердоликовой вставкой. В могиле были погребены две женщины, рядом с одной из них — девочкой 11–13 лет — и обнаружена эта уникальная находка.

Исследователи предположили, что перед нами — древнейшее свидетельство медвежьей свадьбы, широко распространенного у финнов мифологического сюжета о женитьбе медведя на девушке из человеческого рода.

Мордовская песня рассказывает о девушке, которая пошла по грибы, заблудилась и была унесена медведями в их дом. Там она рожает от медведя детей, печет пироги, занимается хозяйством. Наконец, она решается навестить родителей и берет с собой «мужа». Сама она заходит в избу, а медведя оставляет на дворе: тут братья лесной жены и убивают зверя. Сестра проклинает их — ведь они оставили ее без мужа и кормильца.

Мы еще не раз встретимся с этим сюжетом при изложении финно-угорских мифов: от браков со священными животными рождались богатыри-первопредки (таков Кудым-ош у коми).

Интересно, что мотив сожительства девушки-женщины и медведы крайне распространен на территории нашего Севера, он есть и в русских сказках и в русском фольклоре.

Например в Верхнем Поволжье сохранились пережитки этого мотива: ряженые медведями на свадьбах валили на пол девушек, мазали их сажей, а сама «молодая» — невеста — именовалась медведицей.

У мордвы одна из родственниц молодых встречала их обряженной в вывернутую наизнанку шубу — изображала медведицу. У карел же медвежьи лапы повсеместно использовались в качестве свадебных оберегов.

Нужно добавить, что девочка не случайно была обручена с медведем после смерти: умершие до замужества, не избывшие свой жизненный срок, считались особенно опасными после смерти, так как становились злыми духами. Чтобы нейтрализовать опасность — возвращение умершей в мир живых, девочке подобрали подходящего лесного «жениха».


Источник: Сайт "MERJAMAA - Мерянское наследие России"
хрестьянин

Назад, к основам!

http://ic.pics.livejournal.com/orei/8753978/70183/70183_original.jpg

Современным русским людям, чтобы сохранить свою национальную идентичность, необходимо обернуться в прошлое и возродить дух предков. Именно в этом и есть суть движения "Назад к Основам", "Через прошлое - в Будущее" - заново утвердить в русских их древние традиции, скрытые за видимостью современного общества потребления.

=====================================================================================================

В чем заключается классическая трайбалистская практика по-африкански? Люди, облеченные властью, предоставляют родному племени кадровые, финансовые и гуманитарные преференции.

Позитивная дискриминация одних оборачивается заурядной дискриминацией других.

К примеру, многолетний диктатор Гвинеи Лансана Конте был выходцем из племени сусу, который составляет около 15% населения страны. Но армия, полиция и чиновничий аппарат комплектовались исключительно представителями сусу. В гвинейской столице Конакри сусу насаждался в качестве основного языка. Представители других многочисленных племен – фульбе и малинке – поневоле чувствовали себя людьми второго сорта.

Трайбализм процветает не только в Африке, но и на всём постсоветском пространстве, особенно в Средней Азии, Казахстане и на Кавказе. Михаил Дубинянский называет современную Украину "страной победившего трайбализма" и пишет:

"
На сегодняшний день украинцев как единой общности от Тернополя до Симферополя не существует. Ссылаться на перепись населения бессмысленно: донетчанин и львовянин, назвавшиеся "украинцами", отличаются друг от друга ничуть не меньше, чем ашанти от эве.

Де факто на территории нашего государства проживают два многочисленных "племени" с разной культурой, историей и пантеоном священных идолов. Такие вопросы, как язык, Вторая мировая, Голодомор, НАТО, Россия и Грузия уже давно приобрели сакральный характер.

Жители Востока и Запада Украины – это те же хуту и тутси, ибо и хауса, облагороженные налетом цивилизации и не имеющие доступа к автоматам Калашникова. Посему гражданское противостояние в нашей стране не сопровождается кровопролитием, а проходит в формате политических, идеологических, информационных войн.

Вызовы, с которыми сталкивается нынешняя Украина, типичны для трайбалистского общества. В первую очередь это постоянный страх перед экспансией соседнего племени.

А вдруг какие-нибудь сусу или тутси захватят власть и начнут перекраивать страну по собственному вкусу, диктуя остальным свою волю?!

Заметим, что пока мы избавлены от худшего: пресловутой "твердой руки", представляющей одну половину страны и ломающей через колено другую половину.

Сегодня об этом мечтают и Восток, и Запад (естественно, примеряя на роль сильной руки "своих"), но такой сценарий обернется для Украины катастрофой…"

И в конце своей статьи Михаил Дубинянский предлагает рецепт преодоления трайбализма: "Отказаться от разделения на оранжевых и бело-голубых, сознательных и несознательных, бандеровцев и малороссов. И стать просто гражданами. "

То есть Михаил Дубинянский предлагает всем украинцам стать просто гражданами без роду и без племени, иванами, родства не помнящими. Нам говорят, что мы живем в плюралистическом обществе, что мы работаем на глобальную экономику и что мы должны развивать свое интернациональное сознание. В эпоху плюрализма ни одна точка зрения не может иметь монополии на истину. Думать иначе — значит быть этноцентричным, невежественным фанатиком, не обращающим внимания на мировое разнообразие.

Вся проблема в том, что мультикультурализм, нивелируя национальные культуры, поощряя стилистическое многообразие, вместе с тем сводит стили к поверхностности. Если вы придете в ресторан Taco Bell и съедите национальное мексиканское блюдо под названием burrito (лепешка с начинкой из мяса, сыра или бобов), разве это будет означать проникновение в опыт, историю и ценности мексиканского народа? Разве тем, что вы слушаете регги на японском CD-проигрывателе, вы способствуете межкультурной встрече Вест-Индии и Японии? Современное западное мышление относительно других культур крайне поверхностно, как поверхностно мышление туриста, который коллекционирует культурные стереотипы, вместо того чтобы по-настоящему погрузиться в другую цивилизацию. Если ценности всех культур относительны, то можно ничего не принимать всерьез. Постмодернистический культурный плюрализм может поддерживать все культуры, но вместе с тем и уничтожать их.

Фактически любая истинная культура способствует соблюдению определенных этических норм. От Мексики до Африки семейная верность поощряется, а сексуальная распущенность осуждается. Ни одна культура (за исключением американской) не учит тому, что абсолютных истин не существует. Современная западная культура с ее порнографией, потребительской философией и всеохватывающим скептицизмом по отношению к власти и нравственным нормам опустошает традиционные культуры.

Постмодернизму свойственно как уравнивать культуры, так и преувеличивать разницу между ними. Он раскалывает общество на противоборствующие культуры и субкультуры. Даже внутри одного общества люди разделяются на самодостаточные сообщества и группы с противоборствующими интересами. Христианство также стало лишь одним из гетто.

В древности Римская империя тоже объединяла народы, но Рим не уничтожал культуру покорённых народов, не был "плавильным котлом национальностей", как современные США или Россия. И всем же понятно, что взлёт мусульманского национализма есть ответная реакция на политику мультикультурализма. Простой мусульманин думает: "если я буду сидеть сложа руки, то моя дочь станет проституткой в этом обществе, а сын станет наркоманом, - и мой род прекратится". И он начинает борьбу с западным обществом. Отсюда все эти "джихады" и "моджахеды". Отсюда же, кстати и "хоругвеносцы" в России.



Итак, трайбализм есть форма выживания народов и культур в эпоху агрессивного мультикультурализма. Те народы и культуры, которые сопротивляются нивелированию, сохраняются. Те же, которые не оказывают сопротивления и не отстаивают свою идентичность, полностью "размываются" и "растворяются" в "плавильном котле национальностей".