May 10th, 2013

хрестьянин

Почему Россия - не Европа.

Оригинал взят у nomina_obscura в "Почему Россия - не Европа".


В чём трагедия России и русских? Есть типовой сценарий развития европейских империй: 1) правящий класс вненациональной аристократии, которая легко меняет присяги и престолы, 2) немногочисленные чиновники и купцы, по сравнению с аристократией тупые и полуобразованные, и 3) бескрайнее крестьянское неграмотное море, существующее вне исторического времени и пространства. По мере индустриализации (то есть строительства заводов и втягивания этими заводами вчерашних неграмотных крестьян с переработкой их в городских жителей с начатками городской культуры), ширится слой образованных низших классов; у крестьян и рабочих (а также у примкнувшего к ним Третьего сословия из купцов и чиновников) начинает появляться класс интеллектуалов, большей частью также тупой и примитивный, но свой, после чего интеллектуалы от имени только что возникшей нации начинают задавать вопросы имперскому начальству. "Друзья, а вот чего у вас фамилии какие-то ненашенские, а нашими правите? А давайте мы вас убьём и сами править будем, а?".

После чего свежая национальная общность начинает грызть тело породившей её империи, чаще всего побеждая в противостоянии с имперской аристократией, что приводит к распаду империи на национальные государства, отстранению от власти аристократии и образованию на месте единого культурно-государственного пространства различных национальных государств. Тупых (по сравнению с имперской аристократией), неопытных, но национальных. Далее, пройдя фазу кризиса и государственного строительства на имперских обломках, национальные государства предпринимают попытки восстановления контроля над бывшим общеимперским пространством, от чисто экономических до прямой военной интервенции. В особо запущенных случаях установление национального контроля над бывшими имперскими территориями приводит к мировой войне. Особняком стоит тут Великобритания - потеряв колонии, англичане всё равно сохранили по сути имперское государство (Северная Ирландия + Шотландия + Уэльс + Коронные Территории + Англия + формально независимые Австралия и Канада) с монархом во главе.

Элиты Российской Империи не были дураками и прекрасно понимали, к чему ведёт возникновение массового общества (благо, европейские примеры, взять тот же 1848-ой год, были перед глазами). Со второй половины XIX века мы видим чёткий курс на преобразование Империи в русское национальное государство, проявляющийся во всём, от жёсткой русификации Польши и Прибалтики до создания многочисленных think tanks русских националистов, которые с началом XX века трансформировались в массовые политические движения. В стране шла индустриализация, миллионы крестьян выходили из застывшего сельского мира в мир городов и политики, где их уже ждали тысячи националистических газет и сотни националистических организаций, готовых канализировать энергию нарождающейся русской нации в правильное русло (один из основных моментов в обсуждении всех русских нац. партий - вопрос о трансформации инородческих окраин: имея колоссальный демографический прирост русского народа, национализм начала XX века не собирался ничего никому отдавать, а собирался заселить всё пространство Империи русскими и переварить все племена и народы). Трагедия Империи в том, что, помимо класса правых интеллектуалов, способствовавших трансформации Империи в русское национальное государство, в русских условиях вырос ещё и класс социалистических интеллигентов (подробнее см "Вехи", это абсолютный маст-рид для любого русского, независимо от его взглядов), типичным представителем которых был господин Владимир Ильич Ленин.

Поэтому Российская Империя не распалась на национальные государства-осколки, как Австро-Венгрия или Османы, и не трансформировалась, как Великобритания, нет. В борьбе за власть после слома имперского механизма управления победили невиданные доселе зверюшки - коммунисты, построившие невиданное доселе тоталитарное коммунистическое государство, объявив своей целью, ни много, ни мало, всемирную революцию. Русский народ, пережив крах Империи, не получил взамен уютную раковину национального государства - нет, взамен шибко умные русские интеллигенты получили государство, отрицавшее частную собственность, само понятие национальности, а также (в период кампании "за обобществление женщин") - базовые репродуктивные права. Вместо Европы - в Империи жило 1.5 миллиона немцев - русские провалились в кромешную Азию, заснули в Берлине, проснулись в Гудермесе. Контраст был шокирующим. Легендарный русский националист-публицист Меньшиков любил писать про "немецкое засилье" (как странно сегодня читается, да?). Когда немецкое засилье наконец прогнали, к Меньшикову пришли три комиссара-еврея и расстреляли его на глазах его же малолетних детей, без суда и следствия. Как говорится, почувствуй разницу между Петербургом и Ачхой-Мартаном.

После 1917-го года русская нация, находившаяся на пике своего национального творчества (тот же Меньшиков - прекрасный публицист и политик, идеолог партии Всероссийский Национальный Союз, деньги на которую из секретных государственных фондов выделял сам Столыпин), оказалась в первом тоталитарном государстве XX века, управляемом пьяными полуграмотными грузинами, инвестировавшими дикие средства в развитие национальных окраин. В захолустных уголках Империи, никогда не имевших своей государственности, спешно создавались национальные республики с культурой, языком, собственной компартией и собственной индустриальной базой, пока русский народ, парализованный кровавой террор-баней, лежал недвижим, неслышен, безгласен. Советский проект не был национальным. Советский проект не был космополитично-имперским. Советский проект был антинациональным, первым грандиозным опытом по созданию множества синтетических национальных идентичностей (вопрос на 100 рублей: кто создал Чечено-Ингушскую АССР, в разделённом виде существующую до сих пор? Ага.) за счет обнищания и умерщвления самого большого и самого культурного народа в государстве. Русского. Хорошо известно, что РСФСР была единственной республикой, у которой не было даже собственной компартии. Даже в безумной советской концепции "равенства народов" (чеченцы и русские - что может быть равнее?) советские русские были дискриминируемым большинством, с полностью разрушенной национальной культурой и политикой.

Но вот, Советский Союз кончился, и мы, многострадальный русский народ (пропустивший фазу постимперского национального строительства из-за того, что кое-кто вместо Достоевского по ночам Маркса читал, а затем попавший и вовсе в Красный Ад), можем наконец расслабиться и построить Россию для русских? Без рассказов про всемирную революцию, интернациональное братство и прочие упоительные истории? Вот просто как у нормальных европейских людей национальное государство сделать, не?

Не! То, что Советский Союз распался, еще не повод перестать в нём жить! И вновь 120 миллионов человек (только в РФ, если по миру считать, то 150 минимум), самый большой белый народ в мире, оказываются не в уютном национальном государстве, и даже не в космополитичной европейской империи, а в третьесортном римейке третьесортного тоталитарного государства. Советская система национальных республик? Есть в РФ! Советское выкармливание национальных окраин за счет центра? Есть в РФ! Советское подавление всей русской политической активности? Есть в РФ! И даже советская однопартийная система - и та есть в РФ!


Мне иногда это кажется истерически смешным. Мы - самый большой белый народ мира. Мы написали лучший роман в истории человечества, мы подарили Европе золотой фонд классической музыки, академической живописи и причудливо-аристократичной религиозной философии. Нами правили сливки европейской аристократии, в наших национальных организациях состояло до 2 000 000 человек, нашими мыслителями, поэтами и учеными (от Пушкина до академика Павлова) написаны тысячи томов о нашей национальности и нашем национальном характере, и, тем не менее, мы до сих пор не только не можем иметь русского национального государства, но даже говорить о нём (282, ага). Европа уже прошла этап национальных государств, Европа прошла этап национального империализма, Европа перешла в этап постнациональной всеевропейской империи (Европейский Союз), а мы по-прежнему всерьёз дискутируем, должны ли мы послать к чертям собачьим примитивные азиатские полународцы, населяющие наши ледяные пустоши, и взять наконец нашу русскую судьбу в наши русские руки, перестроив этот кровоточащий обрубок СССР под наши русские нужды. "Нет, Ваня, ты не можешь иметь политическое представительство своих национальных интересов, потому что это обидит Ахмета! Ахмет чувствительный!". Вдумайтесь, это на полном серьезе говорят взрослые люди с экранов национального телевидения!

Это же совершенно невероятная, неслыханная, невиданная в мировой практике национально-политическая история. Так не бывает. Так не может быть. Но именно посреди этого издевательства мы с вами и живем. И, что самое важное, и леваки, и либералы обходят вопрос национального государства стороной. То есть - я не хочу в это верить, это невозможно, но все-таки - имеется реальный шанс, что сбросив Путина, трудящиеся и хипстеры не вернут нас на магистральный европейский путь, а продолжат катить одинокий сожженный вагон сожженного русского поезда все дальше и дальше в джунгли безумия по ржавой колее интернационализма и подавления политической активности 80% населения страны.

У России действительно особый путь - после срыва нормального европейского сценария в 1917-ом году, мы до сих живем в затянувшемся социальном эксперименте "А давайте у великого народа убьём весь его правящий класс и всех его интеллектуалов, и будем смотреть, как трудящиеся кувыркаются в трёх соснах интернационализма, так и не сподобившись за 100 лет хотя бы осознать своё бесправное, уникальное положение", и есть все шансы, что с нашими левацко-либеральными элитами этот эксперимент продолжится и после смерти РФ, в новом постпутинском государстве.
хрестьянин

История русско-американской дружбы

ihYyeLGk7Cg

Хотелось бы напомнить, что во время Крымской войны, когда против нашего Отечества ополчились все державы Европы, завидовавшие нашему могуществу и железной хватке, США стали единственной крупной страной, выступившей в поддержку Российской Империи. Американцы дошли даже до сбора и отправки добровольцев в осажденный Севастополь – свыше тридцати высококвалифицированных американских хирургов спасали жизни нашим солдатам в осажденной русской крепости, под непрестанным обстрелом англо-французов. Когда же Севастополь пал, англо-французы решили закатить банкет в честь их единственной крупной победы, раскинули огромный тент с закусками в Сан-Франциско и пригласили на праздник лучших людей города. Однако вместо гостей к тенту с англо-французскими дипломатами пришла огромная толпа разъяренных американцев, которая тент разгромила, а пирующих англо-французов угостила хорошими тумаками.

Другой примечательный эпизод Крымской – все вы, конечно, помните героическую оборону Петропавловска от английской эскадры, когда русские люди на одной лишь русской храбрости скинули в море многочисленный, прекрасно обученный британский десант. Менее известно, что американский консул на Гавайях, услышав вести о проходящей к Петропавловску эскадре, первым делом нанял местного китобоя, отправив его в нашу крепость со срочным донесением о приближающихся врагах. Известия об успешной обороне Петропавловска вызвали взрыв ликования США.

Характерно, что когда Великий князь Алексей Александрович, сын Александра II, посетил в 1870-ом году Нью-Йорк, он был встречен ликующими толпами и в честь него устроили парад на Бродвее. Демократичность американцев (“Кровавый царизм!”) ничуть не мешала им понимать, что у России и Америки был общий враг – Британская империя, и что вплоть до установления Советской власти наша Империя и США были объективными геополитическим союзниками. Потом началось известно что.

Мы считаем важным вспомнить теплые отношения реальной исторической России с Америкой, а также тот факт, что после начала Войны за независимость США Россия первым делом объявила “вооруженный нейтралитет в открытых морях”, намекнув Британии, что будет стрелять во всякого, кто помешает нашей имперской торговле с американскими революционерами (=тайному снабжению их оружием и боеприпасами). Характерно, что Бенджамин Франклин, один из самых почитаемых лидеров американской Революции, отец-основатель американского государства, подписывавший и Конституцию США, и Декларацию независимости, был избран нашей императрицей Екатериной Великой первым иностранным членом Российской академии наук.

Свирепый антиамериканизм – советское изобретение, для реальной русской истории совершенно нехарактерное.

хрестьянин

Карты нацистских концлагерей.

С картами нацистских концлагерей оказалось не так всё просто. После долгих поисков в Сети я нашёл только одну карту.

Нацистские концлагеря 2

Как видим, собственно лагерей тут немного. Есть список концлагерей , и, согласно этому списку, лагерей было всего 17, хотя очень часто можно встретить заявления, что этих лагерей были сотни. Википедия пишет, что "лагерями смерти, предназначенными для массовых убийств евреев и цыган, были Хелмно, Треблинка, Белжец, Собибор (лагеря «Операции Рейнхард»), а также Майданек и Освенцим (которые были и концентрационным лагерями) в Польше. Также к лагерям смерти можно отнести Ясеновац (система лагерей для сербов и евреев) в Хорватии и Малый Тростенец в Белоруссии." Так что никаких "сотен лагерей" на самом деле не было. Тут, на этой карте, имеется много точек, которые обозначают "лагерные отделения". Я погуглил в тырнете насчёт этих "лагерных отделений", но все ответы на соответствующий вопрос касаются советских концлагерей, например здесь . Так что, по всей видимости, никаких "лагерных отделений" в системе немецких концлагерей в реальности не существовало.

В Википедии я тоже нашёл карту немецких концлагерей.
WW2-Holocaust-Europe
Тут лагеря уничтожения помечены черепами в чёрных квадратиках, а все остальные квадратики без черепов обозначают трудовые лагеря, пересыльные лагеря и лагеря-зоны, которые, собственно, и являются концентрационными лагерями. В примечании к данной карте сказано, что тут не все лагеря показаны. Но карту со всеми лагерями я так и не нашёл.

Если сравнивать эти карты с картами расположения лагерей советского ГУЛАГа, то сразу видно, что советская система лагерей была гораздо более разветвлённая и многочисленная, чем нацистская.

«Положение о Соловецких лагерях» (1924) подчёркивало, что «работы заключенных имеют воспитательно-трудовое значение, ставя своей целью приохотить и приучить к труду отбывающих наказание, дав им возможность по выходе из лагерей жить честной трудовой жизнью». Этот же документ устанавливал в лагерях 8-часовой рабочий день, предусматривал дни отдыха для заключенных и премиальную оплату их труда.

На деле совершенно безвозмездный рабский труд не только не был нацелен и не имел воспитательного эффекта, но оставлял соловецким узникам мало шансов даже на простое выживание. Работы, особенно на лесозаготовках, почти всегда производились по принципу заданий-«уроков» (огромных, намеренно трудновыполнимых), а рабочий «день» мог длиться от обычных 12 часов до суток и более. «Случалось, что пары лесорубов, медленно работающие, держали в лесу по трое суток», – сообщает И.М. Зайцев. Праздничных и выходных дней арестантам не полагалось.

Зимой на отдалённых лесных «командировках» заключённые жили в дощатых бараках или в землянках, всегда впроголодь, без медпомощи, работали в лохмотьях. Огромным был производственный травматизм.

За невыполнение производственного задания следовало тяжёлое наказание – от холодного карцера и штрафного изолятора до расстрела на месте без всякого формального разбирательства.

В результате только в течение одного года (с 1 апреля 1929 г. по 1 апреля 1930 г.) около 9,5 тыс. человек, т.е. каждый третий заключенный, занятый на особо тяжелых работах – лесоповале и в дорожном строительстве на материке, попали в категорию «отработанной и непригодной рабсилы». Таких «доходяг» свозили на острова Соловецкого архипелага медленно умирать от полученных травм, обморожений, болезней и истощения.

Таким образом, практика «воспитания трудом» состояла в том, чтобы в считанные месяцы выжать из заключенного всё и, превратив в инвалида, заменить его новым «рабочим человеческим организмом» (последнее – выражение одного из медицинских начальников СЛОНа).

Действительный и главный смысл советской пенитенциарной политики заключался в стремлении так или иначе покарать своих классовых противников – невыносимыми условиями лагерного содержания, каторжным трудом либо тем и другим вместе. Это был осознанно проводимый социоцид, который ни по идеологии, ни по «технике» реализации ничем существенным не отличался от геноцида. В этом отношении СЛОН предвосхитил позднейший сталинский ГУЛАГ, который имел главной целью именно «физическое уничтожение “врагов”, а не их использование в качестве “дешевой” рабочей силы» и потому являлся «полигоном для убийств».

Те из соловецких узников, кто дожил до Второй мировой войны и после ее окончания оказался в одних лагерях с военнопленными, прошедшими через гитлеровские застенки, естественно, пытались сопоставить те и другие, но, по понятным причинам, могли это сделать только на эмоциональном, субъективном уровне. По словам О. Волкова, Соловки «предвосхитили гитлеровские лагеря уничтожения». А. Зинковщук, ссылаясь на мнение своих сокамерников, хорошо знавших фашистские «фабрики смерти», констатировал, что те лишь немногим отличались от лагерей особого назначения ОГПУ. А.И. Солженицын прямо именует Соловки «полярным Освенцимом».

Опираясь на объективные показатели, попробуем сравнить условия содержания рабочего «населения» СЛОНа и гитлеровских концлагерей, причем в качестве примера возьмем южно-польский Освенцим – общепризнанный символ фашистских зверств, синоним величайшего преступления против всего человечества.

Полученные, таким образом, данные настолько красноречивы, что, на наш взгляд, в комментариях не нуждаются.











Показатели














СЛОН














Освенцим














Средняя площадь нар на одного заключенного














0,4–0,6 кв. м














0,4 кв. м














Ярусность нар














Три-четыре яруса














Три яруса














Наличие постельного белья














До 1930 г. нет














Есть (меняется редко)














Наличие рабочей одежды














В первые годы нет. Заключенные-лесорубы и дорожные строители начали получать с 1927 г., остальные – с 1930 г.














Есть














Продолжительность работы в течение суток














На внутрилагерных предприятиях – 12 часов; на лесоразработках работы производятся по принципу заданий-«уроков» (12 часов и более) без праздников и выходных дней; нередки дополнительные ночные «ударники»














Около 12 часов без праздников и выходных














Состав и калорийность суточного пайка














Литр кипятка, 300–600 грамм черного хлеба, черпак баланды из соленой трески или тухлой селедки, 2–4 ложки каши; общая калорийность – 1600–1800 калорий














Литр суррогатного кофе, литр овощной похлебки, 300–350 грамм хлеба, 30 грамм маргарина; общая калорийность – 1300–1700 калорий






***

Основную часть публикации составляют документы Центрального архива Федеральной службы безопасности России (ЦА ФСБ России), которые в своем большинстве образовались в результате обследований Соловецких лагерей комиссиями центрального аппарата ОГПУ в 1923 и 1930 гг. Их дополняют материалы Государственного архива общественных движений и формирований (ГАОПДФ) Архангельской области, извлеченные из фондов Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. Они представлены копиями. Все они ранее (формально или фактически) имели статус «секретных» или «совершенно секретных».

хрестьянин

Американские лагеря смерти.

Оказывается, концлагеря - это принадлежность не только тоталитарных режимов, но и таких "светочей демократии", как США.  Но вы когда-нибудь видали истории в СМИ по этому поводу?! Да нет же! Об этом вообще мало кто знает! Как?! Американские и английские концлагеря?! Да ещё хуже гитлеровских?! Гы-гы-гы... это ж надо такое придумать!!! - это типичная реакция овощей-обывателей...



Миллион немцев, пленённых армиями Эйзенхауэра, умерли в плену после капитуляции

Вскоре после Дня Победы - 8 мая, британо-канадские войска взяли в плен более 2 миллионов немецких солдат. Практически ничего об обращении с ними не сохранилось в архивах Лондона и Оттавы, но некоторые скудные свидетельства Международного Комитета Красного Креста, военнослужащих и самих заключённых указывают, что самочувствие заключённых было превосходным. Во всяком случае, многие были быстро освобождены и отправлены домой, либо переданы Франции для послевоенных восстановительных работ. (Французская армия сама взяла в плен около 300 000 немцев.)

Подобно британцам и канадцам, американцы неожиданно встретились с огромным количеством окружённых немецких войск: общее количество военнопленных только у американцев достигло без Италии и Северной Африки 2,5 миллионов. Но отношение американцев к военнопленным очень отличалось.

В числе первых военнопленных США был капрал Гельмут Либих, служивший в противовоздушной экспериментальной группе в Peenemunde на Балтике. Либих был взят в плен американцами 17 апреля возле Gotha в центральной Германии. Сорок два года спустя он отчётливо вспоминал, что в лагере Гота не было даже тентов, лишь изгородь из колючей проволоки вокруг поля, скоро превратившегося в болото.

Заключённые получили в первый день небольшую порцию пищи, но на второй и последующие дни она была урезана наполовину. Чтобы получить её, они были вынуждены пробегать через строй. Сгорбившись, они бежали между рядов американских охранников, которые избивали их палками по мере их приближения к пище. 27 апреля они были переведены в американский лагерь Heidesheim, где в течение нескольких дней не было еды вообще, а затем лишь чуть-чуть.

Под открытым небом, изголодавшиеся, мучимые жаждой, люди начали умирать. Либих насчитывал ежедневно от 10 до 30 тел, которые вытаскивали из его секции В, в которой содержалось около 5 200 человек. Он видел, как один заключённый забил другого до смерти из-за маленького куска хлеба. Либих сел и заплакал. "Я не мог поверить, чтобы люди были столь жестоки друг к другу".

Однажды ночью, когда шёл дождь, Либих заметил, что стенки норы, вырытой в песчаном грунте для укрытия, обрушились на людей, которые были слишком слабы, чтобы выбраться из-под них. Они задохнулись прежде, чем к ним подоспели на помощь их товарищи...



Немецкая газета, Rhein-Zeitung, так назвала эту уцелевшую от американцев фотографию, размещённую на своей полосе: Лагерь в Sinzig-Remagen, весна 1945.

Через пять дней после капитуляции Германии, 13 Мая, Либих был переведён в другой американский лагерь для военнопленных, Bingem-Rudesheim в Рейнланде, возле Bad Kreusnach. Заключённых там содержалось 200 - 400 тысяч, без крыши над головой, практически без пищи, воды, медикаментов, в ужасной тесноте.

Скоро он заболел тифом и дизентерией одновременно. Его, полусознательного и бредившего, повезли с шестьюдесятью заключёнными в открытом вагоне на северо-запад вниз вдоль Рейна в турне по Голландии, где голландцы стояли на мостах и плевали им на головы. Иногда американская охрана открывала предупредительный огонь, чтобы отогнать голландцев. Иногда - нет.

Через трое суток товарищи помогли ему доковылять до большого лагеря в Рейнберге, возле границы с Голландией, опять без укрытий и практически без пищи. Когда немного еды было доставлено, она оказалась сгнившей. Ни в одном из четырёх лагерей Либих не видел каких-либо укрытий для заключённых - все они располагались под открытым небом.

Смертность в американских лагерях для немецких военнопленных в Рейнланде, согласно сохранившимся показаниям медицинской службы, составила около 30% в 1945 году. Средний уровень смертности среди мирного населения Германии составил в то время 1-2%.

Однажды в июне, сквозь галлюцинации, Либих увидел "Томми", входящих в лагерь. Британцы взяли лагерь под свою охрану, и это спасло Либиху жизнь. Тогда он при росте 5 футов 10 дюймов весил 96,8 фунтов.

ЭЙЗЕНХАУЭР САМ ПОДПИСАЛ ПРИКАЗ О СОЗДАНИИ КАТЕГОРИИ ЗАКЛЮЧЁННЫХ, НЕ ПОДПАДАЮЩИХ ПОД ЖЕНЕВСКУЮ КОНВЕНЦИЮ.

По рассказам экс-заключённых Рейнберга, последним действием американцев перед приходом англичан было заравнивание одной секции лагеря бульдозером, причём многие ослабшие узники не могли покинуть своих нор...

Согласно Женевской Конвенции, военнопленным гарантировались три важных права: что они должны питаться и размещаться по тем же стандартам. что и победители, что они должны иметь возможность получать и отправлять почту и что их обязаны посещать делегации Международного Комитета Красного Креста, которые должны составлять секретные донесения об условиях содержания Защищающей Стороне.
(В случае Германии, так как её правительство было распущено на последних стадиях войны, Защищающей Стороной была назначена Швейцария).

Фактически Германским заключённым армией США было отказано в этих и большинстве других прав серией специальных решений и директив, принятых её командованием при SHAEF - Supreme Headquarters, Allied Expeditionary Force - Высшим Штабом Экспедиционных Сил Союзников.
Генерал Дуайт Эйзенхауэр был как верховным командующим SHAEF - всех армий союзников в северо-западной Европе, так и главнокомандующим Вооружённых Сил США на Европейском театре военных действий. Он подчинялся Совместному Командованию США и Британии (CCS), Объединённому Командованию США (JCS), а также политике правительства США, но ввиду отсутствия соответствующих директив вся ответственность за обращение с немецкими военнопленными лежит полностью на нём.

"Боже, я ненавижу немцев" - писал он своей жене Mamie в сентябре 1944. Ранее он заявил Британскому послу в Вашингтоне, что все 3 500 офицеров Германского Генштаба должны быть "уничтожены". В марте 1945 в письме CCS, подписанном Эйзенхауэром, содержалась рекомендация о создании нового класса заключённых - Disarmed Enemy Forces - DEF - Разоружённые Силы Неприятеля, которые, в отличие от военнопленных не подпадали под Женевскую Конвенцию. Поэтому они не должны были снабжаться победившей армией после капитуляции Германии.

Это было прямое нарушение Женевской конвенции. В письме от 10 марта, в частности. аргументировалось: "Дополнительная нагрузка на снабжение войск, вызванная признанием Германских Вооружённых Сил военнопленными, требующая их обеспечения на уровне базового войскового рациона, лежит далеко за пределами возможностей Союзников, даже при использовании всех ресурсов Германии".

Однако в Европе на складах было предостаточно материалов для сооружения приемлемых лагерей для военнопленных. Адъютант Эйзенхауэра по особым вопросам генерал Эверет Хаджес посетил огромные склады в Неаполе и Марселе и докладывал: "Припасов больше, чем мы сможем когда-либо использовать. Простираются в пределах видимости." То есть провиант тоже не был причиной. Запасы пшеницы и кукурузы в США были как никогда велики, урожай картофеля также был рекордным.

В армейских резервах был такой запас продовольствия, что когда целый складской центр в Англии прекратил снабжение после несчастного случая, это не было замечено в течение трёх месяцев. Вдобавок у Международного Комитета Красного Креста на складах в Швейцарии находилось более 100 000 тонн продовольствия. Когда он попытался отправить два эшелона продовольствия в американский сектор Германии, американское командование развернуло их обратно, заявив, что склады полны настолько, что они никогда не будут опустошены.

Таким образом, причиной политики лишений немецких военнопленных ни в коем случае не мог быть недостаток снабжения. Вода, еда, палатки, площади, медицинское обслуживание - всё необходимое для военнопленных предоставлялось в фатальной скудности.

В лагере Рейнберг, откуда капрал Либих вырвался в середине мая, погибающий от дизентерии и тифа, не было к моменту открытия 17 апреля вообще никакой еды для заключённых. Как и в других лагерях "Поймы Рейна", открытых американцами в середине апреля, здесь не было ни сторожевых вышек, ни палаток, ни бараков, ни кухонь, ни воды, ни туалетов, ни еды...

Георг Вейс, ремонтник танков, проживающий ныне в Торонто, так отзывается о своём лагере на Рейне: "Всю ночь нам приходилось сидеть прижавшись друг к другу. Но недостаток воды был хуже всего. По трое с половиной суток у нас не бывало воды вообще. Мы пили свою мочу..."

Рядовой Ганс Т. (его фамилия сокрыта по его просьбе), которому исполнилось только восемнадцать, находился в госпитале, когда 18 апреля пришли американцы. Его вместе с другими пациентами забрали в лагерь Bad Kreuznach в Рейнланде, в котором уже к тому времени находилось несколько сотен военнопленных. У Ганса были лишь пара шорт, рубашек и ботинок.

Ганс был далеко не самым молодым в лагере - в нём находились тысячи перемещённых гражданских немцев. Там были дети шести лет, беременные женщины, и старики после 60-ти. В начале, когда в лагере ещё были деревья, некоторые начали отрывать сучья и разводить огонь. Охрана приказала огонь потушить. На многих площадках было запрещено копать норы в земле для укрытий. "Мы были вынуждены есть траву" - вспоминает Ганс.




Лагеря POW - Prisoners Of War - военнопленных, расположенные вдоль Рейна - последствия победного вторжения Союзников в Германию. Армия США официально взяла в плен около 5,25 миллиона немецких военнослужащих.

Charles von Luttichau был на выздоровлении дома, когда он решил воспротивиться произволу американских военнослужащих. Он был отправлен в лагерь Крипп, на Рейне возле Ремагена.
"Нас содержали чрезвычайно скученно в огороженных проволокой клетках под открытым небом практически без пищи," - вспоминает он ныне.

"Более половины дней мы не получали вообще никакой пищи. А в остальные дни - скудный рацион "К". Я подглядел, что американцы давали нам одну десятую от того рациона, который получали сами... Я пожаловался начальнику Американского лагеря, что они нарушают Женевскую Конвенцию, на что он ответил: "Забудьте про Конвенцию. Здесь у вас нет никаких прав."

"Туалетами были просто брёвна, брошенные поверх канав, выкопанных у изгородей из колючей проволоки. Но из-за слабости люди не могли до них добраться и ходили на землю. Скоро многие из нас так ослабли, что не могли даже снять штанов.

Рабочие команды сдирали с трупов опознавательные бирки, раздевали их и складывали слоями, пересыпая негашёной известью.

Так вся наша одежда стала загаженной, также и пространство, на котором мы ходили, сидели и лежали. В таких условиях люди скоро стали умирать. Через несколько дней многие люди, попавшие в лагерь здоровыми, были мертвы. Я видел много людей, тащащих трупы к воротам лагеря, где они складывали их друг на друга в кузова грузовиков, которые увозили их из лагеря."

Von Luttichau находился в лагере Крипп около трёх месяцев. Его мать была немкой, и он позднее эмигрировал в Вашингтон, где стал военным историком, описывающим историю армии США.

Вольфган Ифф, бывший заключённым Рейнберга и проживающий ныне в Германии, описывает, как из приблизительно 10 000 заключённых ежедневно вытаскивали от 30 до 50 трупов. Ифф рассказывает, что он работал в похоронной команде и вытаскивал трупы из своего сектора к воротам лагеря, где их свозили на тачках в несколько больших стальных гаражей.
Здесь Ифф и его товарищи раздевали трупы, откусывали половинку алюминиевой идентификационной бирки, складывали тела слоями по 15-20 в один слой, посыпали каждый слой десятью слоями негашёной извести, образуя штабели в метр высотой, а затем складывали обломки бирок в сумки для американцев, и так раз за разом... Часть покойников была умершими от гангрены после обморожения (весна выдалась необычайно холодной). Некоторые были слишком слабыми, чтобы держаться за брёвна, брошенные через рвы, служившие туалетами, падали и тонули.

Условия в американских лагерях вдоль Рейна в конце апреля были проверены двумя полковниками Медицинского Корпуса Армии США Джеймсом Мэйсоном и Чарльзом Бисли, которые так описали их в газете, вышедшей в 1950: "Сбившиеся за колючей прволокой в кучу для тепла, они являли ужасающее зрелище: около 100 000 медлительных, апатичных, грязных, измождённых людей с пустыми взглядами, одетых в грязую серую полевую униформу, стояли по лодыжки в грязи...
Командир Германской Дивизии доложил, что люди не ели минимум двое суток, а снабжение водой было главной проблемой - хотя в 200 ярдах протекал полноводный Рейн."

4 мая 1945 первые немецкие военнопленные, находящиеся в распоряжении американцев, были переведены в статус DEF - Разоружённых Сил Неприятеля. В тот же день Военный Депертамент США запретил заключённым отправку и получение писем. (Когда Международный Комитет Красного Креста предложил план восстановления почтового сообщения в июле, он был отвергнут).

8 Мая, в День Победы, немецкое правительство было упразднено и одновременно Департамент США сместил Швейцарию как защищающую сторону для Германских заключённых. (Премьер-министр Канады Маккензи Кинг опротестовал в Иностранном Кабинете Лондона одновременное смещение Швейцарии в качестве защищающей стороны в Британо-Канадских лагерях, но получил уничтожающий ответ за своё сочувствие). После этого Государственный Департамент уведомил Международный Комитет Красного Креста, что так как защищающая сторона. которой можно отсылать доклады отсутствует, то отсутствует и необходимость посещения лагерей.

С этого момента заключённые американских лагерей официально лишились возможности посещения независимыми наблюдателями, а также возможности получения продуктовых посылок, одежды или медикаментов из какой-либо гуманитарной организации, а также какой-либо почты.

Третья Армия Генерала Паттона была единственной армией на всём европейском театре военных действий, которая освобождала военнопленных и тем самым спасла от неминуемой гибели в течение мая множество немецких военнослужащих. Омар Бредли и генерал Дж. С. Х. Ли, командующий Коммуникационной Зоной Европы, отдали приказ об освобождении заключённых в течение недели после окончания войны, но приказом SHAEF - Supreme Headquarters, Allied Expeditionary Force - Высшим Штабом Экспедиционных Сил Союзников он был отменён 15 мая.

В тот же день, при встрече, Эйзенхауэр и Черчилль договорились об уменьшении рациона заключённых. Эйзенхауэр сказал Черчиллю, что POW - военнопленные получают по 2 000 калорий в день (2150 калорий были приняты Армейским Медицинским Корпусом США как абсолютный поддерживающий минимум для взрослых, живущих в тепле и ведущих сидячий образ жизни. Военнослужащие США получали по 4 000 калорий в день). Однако он не сказал, что американская армия практически вообще не кормит DEF - Разоружённые Силы Неприятеля или кормит их значительно меньше тех, кто ещё наслаждается статусом военнопленных.

Рационы после этого были снова урезаны - прямые урезания зафиксированы в Квартирмейстерских Отчётах. Однако имели место и косвенные урезания. Они оказались возможными ввиду несоответствия списочной и реальной численности заключённых в лагерях.
Дотошный генерал Ли был столь взбешён этими несоответствиями, что буквально воспламенил телефонный кабель от своей штаб- квартиры в Париже до штаб-квартиры SHAEF во Франкфурте: "Командование испытывает значительные трудности в установлении адекватной базы необходимых рационов для военнопленных, содержавшихся на театре военных действий... В ответ на требование Командования ... SAEF предоставила совершенно противоречивые сведения о числе заключённых, содержавшихся на театре военных действий."





Политикой армии США было не предоставлять "ни крова, ни других удобств". В расположении заключённых: люди жили в норах, выкопанных ими в земле.

Затем он цитирует последние заявления SAEF: "В телеграмме... от 31 мая утверждается о наличии 1 890 000 военнопленных и 1 200 000 разоружённых немцев. Независимые же данные командования показывают военнопленных в коммуникационной зоне - 910 980, на временно огороженных площадях - 1 002 422, а в Двенадцатой Армии GP - 965 135, давая общее число 2 878 537 и вдобавок 1 000 000 Разоружённых Германских Сил из немцев и австрияков."

Выделение заведомо совершенно недостаточного рациона было одним способом создания голода. Другим были значительно заниженные данные о численности заключённых. К тому же миллион заключённых, получавших хоть какое-то питание благодаря своему статусу военнопленных, потеряли свои права и свою еду тайным переводом в статус DEF. Перевод производился неукоснительно в течение многих недель с особым вниманием к соблюдению баланса в еженедельных отчётах SHAEF между POW и DEF - военнопленными и разоружёнными врагами.
Разница между снятыми со статуса POW и получившими статус DEF составляла в течение периода с 2 июня по 28 июля 0,43%.

Ситуация изумляла: Ли докладывал о более, чем миллионе людей в лагерях США в Европе, чем приводила в своих данных SHAEF. Но он боролся с ветряными мельницами: он был вынужден рассчитывать снабжение пленных немцев продовольствием исходя из числа заключённых, определяемых данными SHAEF G-3 (оперативными). Учитывая всеобщее замешательство, колебания данных простительны, но более 1 миллиона пленных явно исчезли в промежутке между двумя докладами Начальника Военной Полиции Театра военных действий, изданными в один день, 2 июня:последний из дневной серии отчётов ТРМ намерил 2 870 000 заключённых, а первый - 1 836 000. Однажды в середине июня количество заключённых в рационном списке было 1 421 559, в то время как данные Ли свидетельствуют о реальном наличии числа, почти втрое превосходящего официальное!

Перевод в DEF не требовал какого-либо перевода человека в другие лагеря или вовлечения каких-либо новых организаций для привлечения Германского гражданского снабжения. Люди оставались там, где они были. Всё, что происходило после нескольких щелчков пишущей машинки - это то, что человек переставал получать скудный кусочек еды от армии США.

Но лишь от 9,7 до 15 % заключённых умерли по причинам, чисто ассоциируемым с недостаточным питанием, таким, как истощение и обезвоживание. Преобладали другие болезни, прямо относящиеся к невыносимым условиям содержания. Скученность, грязь, отсутствие каких-либо санитарных условий несомненно усугублялись голодом.
В докладе отмечалось: "Содержание, скученность в загонах, недостаток пищи и отсутствие санитарных условий - всё вносит вклад в столь высокий уровень смертности". Следует помнить, что данные были получены в лагерях POW - военнопленных, а не DEF - разоружённых сил неприятеля.

Тремя главными убийцами были: диарея или дизентерия (сочтённые одной категорией), сердечные болезни и пневмония. Однако врачи также фиксировали смерти от "истощения" и "изнурения". Их данные выявили уровень смертности, восьмикратно превышающий самые высокие уровни мирного времени.

В течение июня Германия была разделена на оккупационные зоны и в июле 1945 SHAEF - Supreme Headquarters, Alliedъ Expeditionary Force - Высший Штаб Экспедиционных Сил Союзников был расформирован. Эйзенхауэр стал военным управляющим зоны США. Он продолжал сдерживать представителей Красного креста и армия США уведомила американские гуманитарные группы, что зона для них закрыта. Она оказалась полностью закрытой и для каких-либо гуманитарных поставок - до декабря 1945, когда вошло в действие некоторое послабление.

Также, начиная с апреля, американцы передали от 600 000 до 700 000 немецких военнопленных Франции для восстановления её инфраструктуры, повреждённой в ходе войны. Многие из пересыльных были из пяти американских лагерей, расположенных вокруг Dietersheim, возле Mainz, в части Германии, перешедшей под контроль Франции. (Остальные были взяты из американских лагерях во Франции).
10 июля подразделение Французской Армии вступило в Dietersheim и через 17 дней капитан Julien прибыл для принятия командования. Его отчёт сохранился как часть армейского расследования в дискуссии капитана Жульена с его предшественником. В первом же лагере, в который он вошёл, он засвидетельствовал наличие грязной земли, "населённой живыми скелетами", некоторые из которых умирали на его глазах.
Другие грудились под кусками картона, хотя июль не был слишком жарким. Женщины, лежащие в норах, вырытых в земле, взирали на него, отёчные от голода, с животами, пародирующими беременность; старики с длинными серыми волосами смотрели на него сгорбленно; дети шести-семи лет с голодными кругами енотов вокруг глаз смотрели на него безжизненным взором.


Два немецких врача в "госпитале" пытались помочь умирающим на земле под открытым небом, между следами от тента, который американцы прихватили с собой. Жульен, участник Сопротивления, поймал себя на мысли: "Это напоминает фотографии Дахау и Бухенвальда.." (Вот только немецкие трудовые лагеря дошли до плачевного состояния из-за поражения Германии; американские же лагеря смерти были созданы из-за победы Америки - прим. перев.).

В пяти лагерях вокруг Dietersheim находилось около 103 500 человек и среди них офицеры Жульена насчитали 32 640 человек, которые вообще были не в состоянии работать. Они были немедленно освобождены. В целом две трети заключённых, принятых французами этим летом от американцев из лагерей в Германии и во Франции, были бесполезными для восстановительных работ.
В лагере Сен-Марти 615 из 700 заключённых были неспособны работать. В Эрбиселе, возле Монса, в Бельгиии, двадцать пять процентов мужчин, принятых французами, были "dechets", или балластом.

В июле и августе Квартирмейстер США Литтлджон докладывал Эйзенхауэру, что резервы продовольствия Армии в Европе выросли на 39%.
4 августа приказ Эйзенхауэра, состоящий из одного предложения, осуждал всех военнопленных, находящихся в руках американцев, на положение DEF: "Немедленно считать всех членов Германских войск, содержащихся под охраной США в американской оккупационной зоне ГЕРМАНИИ, разоружёнными силами неприятеля, а не обладающими статусом военнопленных."

Причина указана не была. Сохранившиеся результаты еженедельных подсчётов указывают на сохранившуюся двойную классификацию, но для POW, с которыми теперь обращались как с DEF, пищевой рацион начал сокращаться со скорости 2% в неделю до 8%.

Смертность среди DEF за весь период впятеро превзошла приведённые выше проценты. Официальный "Weekly PW & DEF Report" за 8 сентября 1945 всё ещё хранится в Вашингтоне. В нём указывается, что в совокупности 1 056 482 заключённых содержались Армией США на Европейском Театре, из которых около двух третей идентифицировались как POW. Оставшаяся треть - 363 587 - DEF. За неделю из них умерло 13 051 человек.

В ноябре 1945 генерала Эйзенхауэра сменил Джордж Маршалл, и Эйзенхауэр отбыл в США. В январе 1946 в лагерях ещё содержалось значительное количество заключенных, но к концу 1946 США почти свело к нулю число своих заключённых. Французы продолжали удерживать сотни тысяч заключённых в 1946, но к 1949 году выпустили практически всех.
В течение 1950-х большинство материалов, относящихся к американским лагерям военнопленных, было уничтожено армией США.

Эйзенхауэр сожалел о бесполезных потерях с немецкой стороны при защите немцами Рейха в последние месяцы войны. Однако в 10 раз больше немцев - по меньшей мере 800 000, очень вероятно, более 900 000, и вполне возможно, более 1 миллиона, - умерло в американских и французских лагерях, чем было убито в северо-западной Европе, с момента вступления Америки в войну в 1941 по апрель 1945.