October 19th, 2013

хрестьянин

Староверы

Благовещенский Керженский единоверческий мужской монастырь. Монах-схимник
Благовещенский Керженский единоверческий мужской монастырь. Монах-схимник

В Благовещенском Керженском единоверческом мужском монастыре 1897.
В Благовещенском Керженском единоверческом мужском монастыре 1897.

Группа монахов с настоятелем Филаретом в Благовещенском Керженском единоверческом мужском монастыре.
Группа монахов с настоятелем Филаретом в Благовещенском Керженском единоверческом мужском монастыре.

Настоятель молельни поморцев в Семеновском уезде. 1897 г.
Настоятель молельни поморцев в Семеновском уезде. 1897 г.

Шарпанский скит в Семеновском уезде. 1897.
Шарпанский скит в Семеновском уезде. 1897.

Группа старообрядцев. Деревня Кузнецово Семеновского уезда.
Группа старообрядцев. Деревня Кузнецово Семеновского уезда.
хрестьянин

Ще не вмерла Украина? Евро-комиссары приступили к "окончательному решению украинского народа".

автор: Юрий Ковальчук
Много сказано было разных слов и сделано прогнозов по поводу казней Египетских, готовых обрушиться на Украину сразу после подписания договора об ассоциации с ЕС. Однако за громкими заявлениями Глазьева и балаганными выкриками местных плутократов практически незаметным осталось еще одно эпохальное решение Украинского Кабмина – принятие решения за №701 от 11 сентября о стратегии защиты и интеграции в украинское общество цыганского национального меньшинства в период до 2020 года. В этом ценнейшем документе детально прописана концепция ассимиляции цыган, вовлечения их в общественную, культурную и политическую жизнь страны, предоставления им широкого спектра социальных благ и т.д.

Необходимо отметить, что данное решение, разработанное еще в апреле этого года секретариатом президента Украины, является одним из выдвинутых ЕС условий, выполнение которых необходимо для либерализации визового режима для Украины. А сколько ещё таких "условий" скрыто от глаз народа и выполняется втихую?

В данный момент со стороны властей и проплаченных евроинтеграторами СМИ доносится аккуратное, но одобрительное блеяние – вот теперь бедные несчастные цыгане, наконец, заживут по-людски, без дискриминации, криминала и безграмотности. Однако, вся суть решения в том, что речь идёт вовсе не об украинских, а о европейских цыганах, активно вытесняемых европейскими странами в Румынию, Молдавию, а теперь и на Украину.

Действительно – какого рожна европейцам беспокоиться об украинских цыганах, тем более, что живут они относительно осёдло (в том плане, что за границу их никто не выпускает), а в тех населённых пунктах, где их поселяется хотя бы 10% от общей численности населения, дискриминация идёт как раз в адрес коренных жителей, а не цыган. Зато ЕС весьма обеспокоен своими «ромами», многие из которых бежали в Европу из развалившегося СССР, Югославии, Албании и т.д. На сегодняшний день в ЕС около 10 млн. цыган и многие страны активно давят на Европарламент с требованием избавить их от этой напасти. Теперь их чаяния воплотятся в жизнь – цыгане будут массово депортироваться в колонию под названием Украина, обязавшуюся холить и лелеять "новых европейцев".

В самой Европе проблему решают радикально, мастерски забывая про демократию и прочие жупелы капиталистического общества. В этом году множество цыган были насильно вывезены из Франции и выпущены на границе Румынии. Румыния цыган «сбагрила» Молдавии. В Финляндии «гостей» попросту вытолкали за пределы государства, а в Чехии, Венгрии и Словакии местное население регулярно устраивает побоища, в рамках которых происходят избиения, поджоги и даже убийства. Одним словом, демократическая Европа мириться с кочевниками  не желает. В принципе, теперь это и не нужно – их просто будут выкидывать  к нам на Украину, обязавшуюся обеспечивать цыганам «и стол, и дом».

Бесполезно спрашивать, где возьмёт Украина, находящаяся в преддефолтном состоянии, средства на ассимиляцию и социальное обеспечение цыган. Бесполезно спрашивать, чьими силами будет контролировать и сдерживать их криминальные наклонности. На подобные вопросы украинские политики всегда готовы ответить мол, ничего, это не беда – шапками закидаем. Зато интересен вопрос, как именно будут в Украине определять, кто есть цыган, а кто, к примеру, беженец из Марокко, Алжира или Туниса? А это уже уникальное окно возможностей для той же Франции выбросить на Украину большую часть беженцев из своих доминионов и немного разрядить напряжённую социальную обстановку, где граждане неевропейской внешности, заселили целые районы и регулярно жгут авто и устраивают потасовки даже с заблудившейся не в том районе полицией.

И ещё один немаловажный вопрос – как украинское государство собирается интегрировать все дары Европы, да ещё и трудоустроить. Аховое положение коренных народов на Украине уже стала притчей во языцех везде, где трудятся заробитчане. На "ненькой" нет работы для своего вымирающего населения. К тому же страна Украина далеко не СССР, где за неполные пару десятков лет была проведена индустриализация, ликвидирована безграмотность и появилась новая нация Советский народ. После интеграции на Украине из цыган не вырастут такие, как Василий Васильев, сыгравший Яшку Цыгана  из "Неуловимых" или Никола́й Алексе́евич Сличе́нко, Народный артист СССР и руководитель цыганского театра "Ромэн", по национальности цыган-сэрв. За два десятилетия даже понятие "украинец", стараниями власти и националистов, опошлено до неузнаваемости и давно не ассоциируется со знаменитым актёром Леонидом Быковым, привившим многим поколениям советских людей светлый образ украинца в фильме "В бой идут одни старики".

Одним словом, жить в Украине после ассоциации станет ещё интересней. Всё, за что бралась власть незалежной, заканчивалось афоризмом Черномырдина "Хотели как лучше, получилось, как всегда". На 100% эта крылатая фраза - теорема доказана и подтверждена временем. В пору под неё переписать и гимн. Ведь в скором времени представителей козацкого рода усиленно разбавят миллионными вливаниями не титульных евроказачков и тогда звуки "Ще не вмершей Украины" начнут раздражать не только юго-восток страны, а и новых украинцев с эвропейскими корнями.

Источник - Набат


Цыгане в обмен на помощь. К решению Украины интегрировать европейский "неудобный народ"

Я не верил в это до последнего упора. Несмотря на то, что о готовности властей Украины во имя пресловутого "присоединения к ЕС на правах ассоциации" открыть двери страны для массовой ромской миграции мне год назад вскользь намекнул человек, не верить которому, учитывая занимаемый им пост, просто глупо.

Не верил, хотя и прекрасно помнил, как в свое время, стремясь ослабить российское влияние в Крыму и не особо не заморачивая головы последствиями (Après nous le déluge!), власти Украины даровали право возвращения на полуостров сотен тысяч къырымлы.

Не верил, вполне сознавая, насколько остро стоит давно перезревший "ромский вопрос" перед Европой, готовой пойти на очень многое, -- вплоть до нарушения основных мировоззренческих Credo, - чтобы, наконец, снять проблему "лишних людей" с повестки дня раз и навсегда.

Короче говоря, сейчас, когда, -- не говорю, хорошо это или плохо, но против фактов не попрешь, -

цыган с великим скандалом депортируют из la belle France,

пинками гонят из Румынии в бессловесную Молдову,

а из Финляндии куда угодно, лишь бы подальше,

а  спокойная Чехия и флегматичная Словакия, взведенные до предела, едва ли не ультимативно требуют от Брюсселя  окончательного решения вопроса,

а Венгрия, которую только заведи, уже готова полыхнуть, потому что всему есть предел, --

так вот, именно сейчас власти Украины, в самом деле, "утвердили стратегию защиты и интеграции цыган в украинское общество".

Речь при этом, что очень важно, даже не о "своих" цыганах, которых на Украине тоже немало, а именно и конкретно о тех, "дискриминация которых в некоторых государствах Европы повлекла ослабление их интегрированности и маргинализацию". То есть, о тех самых, от которых Европа стремится избавиться.

С пояснением, что, поскольку "цыганское нацменьшинство является наиболее социально уязвимым в Европе, интеграция его в украинское общество на сегодня является социально значимым вопросом".

И с еще одним, куда как конкретным пояснением, что для бедных ромов, которым в Европе плохо, будет максимально облегчен визовый режим для въезда на постоянное место жительства и созданы условия дял сохранения "уникальной культуры и самобытности".

Повторяю, я не верил в это, но теперь, никуда не денешься, приходится верить.  А поверив, следует признать даже, что в решении Киева есть определенная логика.

Услуга такого уровня предполагает ответный комплимент, а следовательно, шансы на желанную "ассоциацию", -- от которой Украине, конечно, никакой пользы не будет, но которая, как полагают (ошибочно полагают, но пока что этого никто не хочет понимать) киевские элиты, поможет им отмыться от клейма "парий", -- серьезно возрастают.

За такое Европа, несомненно, простит многое, даже если ту же Юлию Владимировну закроют навсегда. А может быть, и деньжат, даром, что кризис на дворе, подкинет. Если не что-то реально масштабное, то хотя бы на обустройство тех же ромов, не спрашивая, на что они будут потрачены в реале, - а это на полное безрыбье уже что-то.

Все это понятно.

И все же, поневоле, сам не знаю почему, вспоминается г-н Саакашвили. Свой в доску, дрессированный, идеально послушный, он все-таки однажды уперся рогом, саботируя повеление хозяина. И вовсе не по поводу войны, с этим как раз проблем не было, -- а когда из-за океана потребовали разрешить массовый въезд в Грузию т.н. "турок-месхетинцев". Он извивался, юлил, обещал, забывал, обещал снова, и в конце концов, крутясь, как вьюн, все же не разрешил.

Теперь, правда, Грузия с баланса Вашингтона перешла на баланс Брюсселя, и все начинается по новой, даже хуже, -- Турция уже не уговаривает, а открыто требует,-- но если Тбилиси и прогнется, это будет записано уже в счет новым властям, а Михаил Николаевич все-таки устоял. Думаю, у него были резоны...

Источник - Однако
хрестьянин

Паразит и хозяин. Тактика исламизации Европы.

Автор - Виктор Вольский

b_25_03_2012_09_03_33_71570901

Нельзя не изумляться поразительной изобретательности природы, придумавшей великое множество чрезвычайно изощрённых приёмов борьбы за жизнь. Вот, например, как продляет свой род сколия гигантская (лат. Megascolia maculata). Личинка этой хищной осы – паразит, который питается личинками жука, живущими в почве, но пропитание своему потомству добывает взрослая особь. Она находит подходящего хозяина (так по-научному называют жертву хищной осы) – личинку жука-носорога, словно специально предназначеную на роль провианта для сколий, одним ударом жала в нижнюю часть груди, где объединены в единый узел основные грудные и брюшные нервные центры, парализует свою жертву и откладывает на её тело своё яйцо. Вылупившаяся из него осиная личинка, снабжённая острыми крючками-челюстями, не мешкая, вгрызается в покровы своего обездвиженного хозяина. Добравшись до мягких тканей, она погружает в них голову и приступает к трапезе, которая длится до тех пор, пока запас пищи не будет полностью израсходован. Причём поедание беспомощного хозяина происходит в строго определённой последовательности: сначала съедаются наименее важные органы, такие как мышцы, кровь, жировое тело, и только под конец приходит черёд самой важной системы – нервной. Вследствие этого парализованная жертва до самого последнего момента живт, т.е. остаётся пригодной в качестве пищи. Таким леденящим душу способом – посредством заготовки «живых консервов» – растущая личинка хищника обеспечивается свежей едой.

Не знаю, насколько были сведущи в биологии вожди воинствующего ислама, но именно описанный приём они избрали несколько десятилетий назад для покорения Запада. Их тактику можно суммировать следующим образом: внедриться в страны процветающего Запада, укорениться под боком у пребывающего в блаженном неведении местного населения, парализовать его волю к сопротивлению ядом политкорректности и мультикультурализма и постепенно выгрызать общество изнутри, размножаясь и питаясь за его счёт, до тех пор, пока местная цивилизация не умрёт и Европа окажется в полной власти пришельцев.

Как пишет выдающая исследовательница ислама Бат-Йеор (см. мою статью «Дух Еврабии»), всё началось с того, что в начале 1970-х годов французы разработали в общих чертах план создания союза Европы с арабским миром. Главная идея была в том, чтобы удовлетворить  острый спрос на дешёвую рабочую силу в западноевропейских странах, чьё изнеженное и избалованное население не желало пачкать руки, занимаясь чёрным трудом. Политические цели плана состояли в том, чтобы создать противовес американскому монолиту, объекту страстной ненависти европейских политических и интеллектуальных элит, и заручиться бесперебойными поставками ближневосточной нефти.

В Европу хлынули потоки неграмотных, нищих иммигрантов и их бесчисленных родственников из стран Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока. При этом об ассимиляции пришельцев по американской модели речи не шло – предполагалось, что они будут жить своими замкнутыми общинами, не путаясь под ногами у коренного населения. Трудно сказать, из чего исходила святая уверенность европейского правящего класса в том, что все эти арабы, турки, курды и пакистанцы из поколения в поколение будут покорно мириться со своим убогим положением. Вероятно, единственное объяснение – категорическое нежелание видеть мир таким, какой он есть в действительности, подмена реальности иллюзиями.

Но совсем не так мыслили мусульманские лидеры. В широко распахнутых перед ними воротах Европы они увидели желанный шанс взять исторический реванш, о котором веками мечтали мусульмане с тех самых пор, как их экспансия была остановлена и обращена вспять под Туром (в 732 году), в Испании (в ходе длившейся почти восемь столетий реконкисты) и под стенами Вены (в 1683 году). Но за последнее столетие по следам двух опустошительных войн западная цивилизация вступила в стадию сибаритского разложения, и силам ислама представился шанс без единого выстрела проникнуть в европейскую крепость и завоевать её изнутри.

Причём их никак нельзя обвинить в скрытности или лицемерии. Свои истинные цели они провозглашали открыто и во всеуслышание. В 1974 году алжирский лидер Хуари Бумедьен с трибуны Организации Объединеных Наций без обиняков объявил: «Недалёк тот день, когда миллионы людей покинут южное полушарие и переберутся в северное. Они прибудут не как друзья, а как завоеватели. Их оружием будут дети, лоно наших женщин — кузница нашей победы». Умеющий уши – да услышит! Но европейские глухари слышали только свои собственные речи. (Тут, вероятно, уместно отметить, что исламистами движет не только жажда реванша, к экспансии их побуждает сама доктрина их религии. Коран гласит, что мир делится на две части: «дар эль-ислам» (царство ислама) и «дар эль-харб» (царство войны), и священный долг «правоверных» вести войну за торжество своей религии до тех пор, пока весь мир не станет частью «дар эль-ислама». В этом суть понятия «джихад».)

В главных городах Европы начали один за другим возникать мусульманские колонии, руководимые радикальными имамами, которых в изобилии поставляли медресе Саудовской Аравии и Пакистана. Постепенно, шаг за шагом, иммигрантские анклавы обособлялись от остального общества и приобретали все черты независимых квазигосударственных образований – в них воцарялись нравы и обычаи исламского фундаментализма, создавались исламские суды, отправлявшие правосудие по законам шариата, их лидеры дрессировали власти, приучая их к смирению перед лицом фактической автономии мусульманских граждан своих стран. Смена поколений не принесла европеизации мусульман, как простодушно надеялись западные политики и интеллектуалы. Наоборот, каждое последующее поколение всё более и более отдалялось от своих «неверных» соседей, всё в большей степени взирало на страну проживания как на покорённую территорию, как на законную добычу завоевателей.

Применяя «тактику салями», исламские колонисты неуклонно укрепляют свои позиции, играя на чувстве вины западного обывателя, старательно раздуваемом «прогрессивной» печатью. Мусульмане непрерывно отвоёвывают для себя всё новые льготы и истерически требуют защитить их от «дискриминации», орудуя этим страшным словом, как вор отмычкой. Сегодня они протестуют против того, что над английскими тюрьмами развевается британский флаг с крестом св. Георгия, оскорбляющим нежные чувства заключённых-мусульман, а завтра мусульманские школьники в Англии потребуют отказаться от употребления похожего на крест математического знака «+». Сегодня мусульмане-таксисты в Миннеаполисе отказываются обслуживать пассажиров, имеющих при себе спиртные напитки или сопровождаемых собаками, в том числе поводырями слепых, а завтра они потребуют построить им в здании аэропорта ванны для мытья ног перед молитвой. И власти покорно уступают, шаг за шагом сдавая свои позиции.

Типичный пример – исторический квартал Гранады Альбаисин. Живущие в нём мусульмане убеждены, что, поскольку им удалось захватить Альбаисин, они смогут подчинить себе Гранаду, а со временем – и весь Эль-Андалус, жемчужину средневекового халифата. Вот как описывает тактику мусульман в Испании покойная итальянская журналистка Ориана Фаллачи, тщетно взывавшая к Европе подняться на защиту своей цивилизации (см. мою статью «Исламизация Европы или европеизация ислама?»):

“Братья во пророке Мохаммеде, приехавшие в Гранаду и поселившиеся в историческом квартале Альбаисин, знают, что делают. Они действуют по плану, отработанному в Бейруте и осуществляемому ныне во многих городах Франции, Великобритании, Германии, Голландии, Швеции, Дании и т. д. Альбаисин сегодня – это во всех смыслах государство в государстве, феодальный лен, иноверческая община, живущая по своим собственным законам. Со своими собственными общественными учреждениями, своей собственной больницей, своими собственными кладбищами. Со своей собственной бойней, своей собственной газетой La Hora del Islam, своими собственными издательствами, своими собственными библиотеками, своими собственными школами. Школами, где учение сводится к зубрежке Корана. И, разумеется, со своими собственными магазинами, своими собственными рынками, своими собственными банками. Даже со своими собственными деньгами, ибо в Альбаисине имеют широкое хождение золотые и серебряные монеты, отчеканенные по образцу дирхама, находившегося в обращении во времена Боабдила – последнего мавританского короля Гранады (отчеканенные, между прочим, государственным монетным двором Калле Сан-Грегорио при попустительстве испанского министерства финансов, которое делает вид, будто ничего не знает, привычно оправдываясь соображениями “поддержания общественного порядка”).

Внутренняя экспансия воинствующего ислама протекает практически беспрепятственно. Мусульманская община не терпит ни малейшей критики и при поддержке политкорректных элит успешно затыкает рот немногим смельчакам, тщетно пытающимся открыть глаза своим соотечественникам. Происходит очередной исламистский теракт – и немедленно мусульманские пропагандистские организации на Западе становятся в позу жертв и поднимают истошный крик о растущей опасности для их единоверцев со стороны «исламофобских элементов», а Большая пресса услужливо подхватывает тему, строго предупреждая о недопустимости каких-либо «провокаций» в отношении поборников ислама. Майор Нидаль с воплем «Аллаху акбар» открывает огонь на военной базе Форт-Худ, убивает 13 человек и ранит три с половиной десятка – и как же реагирует на исламистский теракт командующий сухопутными войсками генерал Кейси? Горестно покачивая головой, он выражает опасение за судьбу программы (расового и религиозного) «разнообразия», усиленно насаждаемого им в вооруженных силах.

Оказывается, даже просто говорить обо всех этих явлениях – недопустимое прегрешение против превалирующих норм общественного поведения. Выдающийся востоковед принстонский профессор Бернард Льюис с горечью констатирует, что «в западном мире интеллектуальная свобода попирается в такой степени, какую западный мир не знал с 18-го века… Ислам и исламские ценности ныне пользуются на Западе таким иммунитетом от обсуждения и критики, какой христианство давно утратило, а иудаизм вообще никогда не знал».

При этом значительная часть мусульман и практически все их радикальные лидеры сидят на шее ненавидимого ими общества, получая всевозможные пособия и социальные льготы. Эксплуатировать жертву, жить за её счёт – ещё одна привилегия победителей. Об этом со смаком говорил ещё Чингисхан:  «Нет ничего слаще, чем преследовать поверженного противника, отнять у него всё, чем он владеет, скакать на его лошадях, видеть омоченные слезами лица его близких, сжимать в объятьях его жён и дочерей». Как сладко сознавать своё могущество и вседозволенность, как радостно видеть унижение беспомощного, парализованного страхом врага!

Обладавший поразительным даром предвидения Герберт Уэллс с тревогой предупреждал о грядущей гибели западной цивилизации. В замечательном романе «Машина времени», опубликованном в 1895 году, он аллегорически описывает закат цивилизации. Её населяет высший класс – милые, пустые, абсолютно безответственные элои, занятые только погоней за жизненными усладами. Их обслуживают живущие под землёй мрачные пролетарии-морлоки. Казалось бы, рай на земле. Но очень скоро герой романа начинает понимать, что благополучие элоев – иллюзия. Они всего лишь пища для людоедов-морлоков, которые, обслуживая своих «хозяев», на самом деле лишь откармливают их перед убоем.

Нынешняя европейская действительность подтверждает страшное пророчество английского писателя. Внутренний враг-паразит, пожирая ткани своего хозяина, неумолимо идёт к владычеству в Западной Европе (позже придёт черёд и Америки). Мусульманские общины быстро разрастаются за счёт высокой рождаемости и постоянного притока новых иммигрантов, на их стороне – могучая сила зависти и лютой ненависти, подпитываемой религиозным пылом, в то время как выморочные, разуверившиеся во всём, утратившие волю к жизни европейцы едут на демографическом конвейере к своей гибели.

С ростом удельного веса мусульман в населении европейских стран увеличивается и их политическое влияние. И недалёк тот день, когда наступит заключительный акт драмы: хищная личинка пойдёт в решающую атаку на нервную систему обездвиженного хозяина – на штурм бастионов политической власти. Над Европой взовьётся зелёное знамя Пророка, её агония подойдёт к концу. Великая цивилизация, давшая миру Шекспира и Данте, Бетховена и Моцарта, Микельанджело и Рембрандта, закончит свой земной путь, а на её руинах воцарится халифат.

Блог Виктора Вольского

хрестьянин

Житель Газы распял мышь за то, что она сгрызла три купюры по 200 шекелей



Житель Газы опубликовал в своем Facebook фотографию распятого грызуна. По его словам, он покарал мышь за безнадежно испорченные денежные купюры. На публикацию в социальной сети обратил внимание сайт Gulf News.

Автор блога, имя которого не называется, рассказал, как спрятал в шкафу свою недельную зарплату - три купюры по 200 шекелей, но в "сейф" пробрался грызун и "полакомился" деньгами. Чтобы отомстить вредителю, мужчина привязал его за все четыре лапы к раме из стальных труб.

Этот пост в социальной сети бурно обсуждался не только пользователями интернета, но и СМИ.

На сайте Gulf News один Человек написал такой комментарий:
I wonder who the actual animal is. The mouse or the man who did this! This is wrong at so many levels. If the child of this man had torn his money while playing, would he had done the same thing to his child? "There is no creature crawling on the earth or flying creature, flying on its wings, who are not communities just like yourselves…" (Qur'an, 6:38)

Kaf, Dubai, United Arab Emirates

Перевод с английского на русский:
"Интересно, кто из них настоящее животное? Мышь или чувак, который сделал это? Это не правильно по всем параметрам. Если бы ребёнок этого чувака порвал его деньги во время игры, он что, то же самое бы сделал и со своим ребёнком?
"Все живые существа на земле и птицы, летающие на двух крыльях, являются подобными вам сообществами" (Коран, 6:38).  

хрестьянин

Уход в Камень

Оригинал взят у masterok в Уход в Камень.

После церковного раскола 1666 года сторонники истинной веры сотнями тысяч бежали из центральных областей России в Дикое поле, Польшу, Сибирь и даже на Крайний Север. Старообрядцы скрывались от царства Сатаны в лесах, пустынях и на островах Ледовитого океана, уходили на Кавказ и в Горный Алтай. Постепенно в их среде возникла легенда о месте вольном и обильном, удобном для поселения, куда не доберутся царские сыскные команды и нечестивые попы-никониане. Место это называли Беловодьем, и попасть туда могли только праведники.

Из множества старообрядческих толков выделилось учение Евфимия, или согласие бегунов, которое указывало крепостным путь спасения не отвлеченный, не мистический, а самый что ни на есть земной — путь бегства, странничества, освобождения от тягостей житейских и политических, домашних и общественных. Учение бегунов проникло в Сибирь в середине XYIII века, и практика сибирского побега подготовила для него почву. Бегуны создали разветвленную и отлично законспирированную систему схронов, в которых находили приют не только старообрядцы, но и все преследуемые государством, в том числе беглые колодники и мастеровые.

Collapse )