August 23rd, 2015

хрестьянин

Русы и славяне.

В продолжение темы Как русы продавали славян.

Практически все письменные свидетельства - восточные, византийские и западноевропейские - в IX веке под именем "русь" знают только людей, носящих скандинавские имена и говорящих на языках скандинавских народов.

Вот что сообщают о русах восточные авторы.

Ибн Русте: "Они [русы] нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Харазан и Булкар и там продают. Они не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян" (цит. по: Новосельцев А. П. Вост. источники о вост. славянах и Руси VI-IX вв. в кн. Древнерус. гос-во и его междунар. значение. - М., 1965, с. 397).

ал-Мукадаси: "Страна их граничит со страной славян, и они нападают на последних, поедают и [расхищают] их добро и захватывают в плен" (там же, с 398).

Гардизи: "Всегда 100-200 из них ходят к славянам и насильно берут с них на своё содержание, пока там находятся. И там [у них] находится много людей из славян, которые служат им, пока не избавляются от зависимости" там же, с. 399, 400).

Collapse )
хрестьянин

Кропоткин о заблуждении Гоббса относительно первобытной "войны всех против всех".

Интересно, что невежественное представление о первобытных людях как "дикарях" сложилось в эпоху Просвещения.

Thomas Hobbes (portrait).jpgБыл такой Томас Гоббс (англ. Thomas Hobbes), английский философ-материалист и ярый монархист. Гоббс превозносил роль государства, которое он признавал абсолютным сувереном. Понятно, что Гоббс старался доказать, что без государства, то есть без монарха, люди обратятся в жищных зверей и перегрызут глотки друг другу. Поэтому надо ценить и любить монарха, даже если он дурак набитый. Без него - всеобщая погибель, амба.

Гоббс считал, что человечество представляет собою ничто иное, как слабо связанное сообщество существ, всегда готовых драться между собою, и лишь вмешательством какой-нибудь власти удерживаемых от всеобщей свалки. Гёксли стал во главе последователей Гоббса, и в статье, напечатанной в 1888 году, он изобразил первобытных людей чем-то вроде тигров или львов, лишённых каких бы то ни было этических понятий, не останавливающихся ни пред чем в борьбе за существование, — вся жизнь которых проходила в «постоянной драке». «За пределами ограниченных и временных семейных отношений, гоббсовская война каждого против всех была, говорил он, нормальным состоянием их существования».

Kropotkin1.jpgПётр Алексеевич Кропоткин, наоборот, считал, что государство нахер никому не нужно кроме самих монархов и их лизоблюдов. Им была исследована взаимопомощь среди племен бушменов, готтентотов, эскимосов, выявлена её роль в создании таких форм человеческого общежития как род и община. Десятками тысяч лет люди жили без государственной власти, а кое-где и до сих пор живут. И при этом ничуть не превращаются в зверей. В своей книге "Взаимная помощь как фактор эволюции" пишет:

"...Переходя теперь к существующим в настоящее время дикарям, мы можем начать с бушменов, стоящих на очень низкой ступени развития — настолько низкой, что они не имеют даже жилищ, и спят в норах, вырытых в земле, или просто под прикрытием лёгких щитов из трав и ветвей, защищающих их от ветра. Известно, что когда европейцы начали селиться на их территории и истребили громадные дикие стада красного зверя, пасшиеся до того времени на равнинах, бушмены начали красть рогатый скот у поселенцев, — и тогда эти пришельцы начали против бушменов отчаянную войну, и стали истреблять их со зверством, о котором я предпочитаю не рассказывать здесь. Пятьсот бушменов было истреблено таким образом в 1774 году; в 1808—1809 годах, союз фермеров истребил их три тысячи, и []т. д. Их отравляли, как крыс, выставляя отравленное мясо этим доведённым до голода людям, или пристреливали, как зверей, спрятавшись в засаде за трупом подброшенного животного; их убивали при всякой встрече. Таким образом, наши сведения о бушменах, полученные в большинстве случаев от тех самых людей, которые истребляли их, не могут отличаться особенной дружелюбностью. Тем не менее, мы знаем, что, во время появления европейцев, бушмены жили небольшими родами, которые иногда соединялись в федерации; что они охотились сообща и делили между собою добычу без драки и ссор; что они никогда не бросали своих раненых и выказывали сильную привязанность к сотоварищам. Лихтенштейн рассказывает чрезвычайно трогательный эпизод об одном бушмене, который едва не потонул в реке и был спасён товарищами. (Они сняли с себя свои звериные шкуры, чтобы прикрыть его, и сами дрожали от холода; они обсушили его, растирали его пред огнём и смазывали его тело тёплым жиром, пока, наконец, не возвратили его к жизни. А когда бушмены нашли в лице Иогана Вандервальта человека, обращавшегося с ними хорошо, они выражали ему свою признательность проявлениями самой трогательной привязанности. Бурчелль и Моффатт изображают их добросердечными, бескорыстными, верными своим обещаниям и благодарными, — всё качества, которые могли развиться, лишь будучи постоянно практикуемы, в пределах рода. Что же касается до их любви к детям, то достаточно напомнить, что когда европеец хотел заполучить себе бушменку в рабство, он похищал её ребенка; мать всегда являлась сама и []становилась рабыней, чтобы разделить участь своего дитяти.

Collapse )

хрестьянин

Словене ильменские - "старообрядцы" славянского мира.

Есть версия, что «словене ильменские» пришли в район озера Ильмень в V–VI веках. Язык ильменских словен имел много диалектных признаков южнославянских наречий, особенно словенского и сербского.

На берегах Волхова и Ильменя произошла встреча южных славян с другим славянским племенем. Что это было за племя? Псковские кривичи. Говор псковских кривичей имел большое сходство с диалектом славян, населявших многие области Польши.

На новгородской земле произошла встреча и смешение двух славянских потоков — западного, «кривичского», и южного, «словенского». Причем миграционный поток балтийских славян, по всей вероятности, был более мощным, чем южнославянский. Именно на это и указывает лингвистический анализ древненовгородского диалекта.

Хронологически "исход" словен в район озера Ильмень предшествует разделению славян на племена.  Они — словене; просто словене, и всё. Спустя несколько веков восточные славяне разобьются на племена. Продвигаясь на север, они обнаружат близ берегов Балтики своих сородичей… Но сородичей, говорящих всё же на особом языке, напоминающем язык общих славянских предков и не осознающих себя каким-то особым племенем…

Вост. Европа в V-VI вв.