October 7th, 2015

хрестьянин

"Новые русские" фарисеи.

По данным Министерства регионального развития с 1989 года в России исчезло 23 тыс. населенных пунктов, из них 20 тыс. сел и деревень. В Сибири за последние годы исчезло 11 000 деревень и 290 городов. Деградация, миграция, вымирание привели к тому, что 20 тысяч деревень были стёрты с карты России, а в 47 000 селах проживает менее чем по десять жителей.

Отдельно - по Владимирской области: из почти двух с половиной тысяч сельских населенных пунктов почти 13 процентов существует только на бумаге - число жителей в ней равно нулю.

Положение во Владимирской области точно отражает положение дел в Российской Федерации:

Число поселений с мёртвыми душами.

Как видим, по России 13 % поселений - это поселения только на бумаге в госадминистрациях. Они как бы числятся в госреестре, но в реальности их нет. Так что гоголевские "мёртвые души" существуют и поныне.

Collapse )
хрестьянин

Христоверы (8).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6) и Христоверы (7).

Ревностным помощником Данилы был крестьянин Владимирской губернии Муромского уезда Иван Тимофеевич Суслов. В 1649 году Данила Филиппов признал его своим "возлюбленным сыном и христом". Суслов, окружив себя "богородицей" и двенадцатью "апостолами", деятельно и успешно помогал своему учителю "уловлять вселенную". Он обладал способностью кудесничества, чем не мало удивлял толпу и привлекал к себе людей. По свидетельству св. Димитрия Ростовского, Суслов "аки Христос" выходил к людям "и зряшеся на главе его нечто велико по подобию птиц летаху около главы его, их же глаголют быти херувимы" (цит. по: Кутепов К. Секты хлыстов и скопцов. - Ставрополь, 1900, с. 41). Доверие к нему доходило до того, что ему поклонялись как истинному Христу.

Из Нижегородской губернии Суслов пришёл в Москву. В это время в столице происходили волнения по поводу исправления богослужебных книг; всех проповедников старообрядчества хватали и заключали в темницы; не избежал этой участи и Иван Тимофеевич. Дело о Суслове было передано боярину Морозову, но он, "поняв святость и божество Ивана Тимофеевича", отказался производить над ним следствие по причине болезни. Тогда Суслов был отдан в руки князя Юрия Михайловича Одоевского, который долго пытал его огнём сначала на Житном дворе (в Кремле), потом на Красной площади.

По сказанию "хлыстов", Суслова распяли на Кремлёвской стене, у самых Спасских ворот, где он и умер; но на третий день воскрес и явился своим ученикам в подмосковном селе Похра (или Пахра). После этого его вторично арестовали и, содрав с него живого кожу, опять распяли на том же самом месте, у Спасских ворот. Однако ночью девушки-"хлыстовки", сняв с себя белые рубахи, обвили ими тело его; полотно мгновенно вросло в него и стало его новою кожею [1]. Суслов воскрес и в этот раз, и снова начал проповедовать своё учение. В 1672 году он опять был взят для допроса, но был освобождён (амнистирован) вместе с другими узниками по случаю благополучного рождения царевича Петра Алексеевича.

Collapse )