October 9th, 2015

хрестьянин

Христоверы (10).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6), Христоверы (7), Христоверы (8) и Христоверы (9).

Собрания христоверов происходили в каком-нибудь потаённом месте, которое на время собраний оберегалось особым караулом, "ради страха иудейска". Входящие в собрание приветствовали присутствующих: "мир вам", и получали ответ: "с миром к нам", после чего здоровались со всеми мужчинами и женщинами "по-христиански", то есть "братским святым целованием"; в некоторых "кораблях" вошедший кланялся в ноги "врастяжку" мужчинам, которые отвечали ему тем же, то есть падали на руки и кланялись в ноги, как "образу" и "иконе" Божества [1].

Переодевшись в длинные и широкие белые рубахи - символ "убелённых одежд", о которых говорится в 14-ой главе Откровения [2], и усевшись вдоль стен на лавки, "люди Божии" начинали петь духовные стихи. Понимая слова Давида: "пойте Господу новую песнь" в том смысле, что "петь одно и то же - дело мёртвое, Богу не угодное", они не терпели однообразных песнопений и всякий раз пытались разнообразить их. Все их песнопения рождались, так сказать, "экспромтом", тут же, на глазах у всех; никто специально их не сочинял. Духовные стихи появлялись из глубины сердечного чувства, под благодатным покровом смирения; своим бесконечным многообразием они выражали евангельский символ "рек воды живой", текущей в мир из недр Церкви, оплодотворённой Логосом-Христом.

Пение распевцев приводило христоверов в состояние сердечного умиления ("песенка, - по их выражению, - к Богу лесенка"). Внешним проявлением этого состояния являлись слёзы, обильные и неудержимые [3]. Проникаясь чувством собственнной греховности, "люди Божии" плакали громко, часто с криками и воплями, публично, забывая всякий стыд, исповедовались перед собранием, просили прощения у братьев и сестёр, взывали к Богу о помиловании. Иногда пение духовных стихов заглушалось надрывными женскими причитаниями, как над могилой умершего.

Collapse )
хрестьянин

Христоверы (11).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6), Христоверы (7), Христоверы (8), Христоверы (9) и Христоверы (10).

Перед началом радения кормщик (или "христос") обычно произносил следующие слова: "Порадейте, детушки, и помолитесь об успехе имеющего быть пророчества!" Радение начинал сам кормщик [1] (или "христос", если таковой имелся на "корабле"), который выходил на середину избы и, начав кружение, запевал:

"Уж вы, детушки мои,
Порадейте за меня,
Бога ради порадейте!
Не жалейте вы плотей -
Тех нечистых свиней!
Ради Бога порадейте,
Своим потом облейте
Матушку сыру землю!..
"

За ним следовали другие, и таким образом составлялся большой круг; радеющие сильно топали ногами в один шаг, махали руками, дышали сильно и отрывисто все разом [2], с топанием ног, а когда, наконец, чувствовали в себе особую лёгкость и особое опьянение (которое понималось как наитие Духа Святого), начинали бегать всё быстрее с пением стиха:

"Богу порадейте,
Плотей не жалейте,
Марфу (т. е. плоть) не щадите,
Богу послужите!"

Collapse )