October 12th, 2015

хрестьянин

Русские избы в центральных губерниях и на Севере.

У zidanio в Этнографическом обзоре России второй половины XIX века (2) можно увидеть изображения крестьянских изб дореволюционной России.


Крестьянская изба в Симбирской губернии, фото В.Каррика 1860.
Collapse )
хрестьянин

Скопцы (1).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6), Христоверы (7), Христоверы (8), Христоверы (9), Христоверы (10), Христоверы (11), Христоверы (12), Христоверы (13), Христоверы (14) и Христоверы (15).

                                                                                                                                   "О, скопчество - арап на пламенном коне,
                                                                                                                                   Гадательный узор о незакатном дне,
                                                                                                                                   Когда безудый муж, как отблеск маргарит,
                                                                                                                                   Стокрылых сыновей и ангелов родит!"
                                                                                                                                                                           (Николай Клюев).

Скопчество, в сущности, не новое и, тем более, не чисто русское явление: оно известно с очень древних времён, на что указывают, например, запрещение принимать оскоплённых в "общество Господне" (Втор. 23:1) и слова пророка Исаии об евнухах (Ис. 56:3-5). Скопчество существовало у египтян, вавилонян, персов, мидян и других восточных народов. Можно думать, что многожёнство, существовавшее почти у всех восточных народов, было главной и ближайшей причиной, которая вызвала к бытию скопчество.

Кроме скопцов-евнухов, имевших специальное назначение быть охранителями "живых сокровищ", у народов древнего Востока существовали скопцы и других категорий. Известно, что у египтян, по свидетельству Диодора Сицилийского, существовал закон, по которому преступление должно быть искуплено тою частью тела, которая его совершила; поэтому за изнасилование и другие сексуальные преступления полагалось оскопление виновного. То же самое существовало и в Персии.

В первые века христианской эры монахи иногда прибегали к оскоплению ради сохранения целомудрия. Во II, IV и даже X веках встречаются упоминания о целых скопческих общинах (валезиане). В XI веке папа Лев IX ставил в упрёк восточной Церкви, что даже высшие степени её иерархии занимают скопцы.

Возможность скопчества в христианстве объясняется попыткой разрешения неразрешимых для разума противоречий, парадоксов и антиномий любви. Как блестяще показал В. Соловьёв в своём трактате "Смысл любви", любовь и размножение рода находятся между собой в обратном отношении [1]. То же самое можно сказать о любви и браке [2]. Задача соединения любви и супружества так трудна, что даже и приближение к ней является чудом. Впрочем, христианство и не настаивает на исполнении этой задачи. Брак, как установление ветхозаветное, освящается не в Новом, а в Ветхом завете. Новый завет говорит, что "хорошо человеку не касаться женщины" (! Кор. 7:1), поскольку "нет уже... ни мужеского пола, ни женского, ибо всё одно во Христе Иисусе" (Гал. 3:27-28).

Новозаветное Откровение признаёт физическую сторону в человеке, но оно не придаёт ей никакой положительной нравственной ценности. И хотя оно говорит, что "выдающий замуж свою девицу поступает хорошо" (1  Кор. 7:38), но по общему смыслу главы эти слова нужно понимать так: "хорошо, потому что таким образом избегается блуд" (ст. 2). Следовательно, по учению Нового завета, брак является делом хорошим только как средство, предохраняющее человека от блуда. А вообще физическая сторона брака есть "похоть плоти", "похоть мужа" (Ин. 1:13), нечто такое, чего лучше избегать: "не выдающий (замуж девицу) поступает лучше" (1 Кор. 7:38).

Collapse )
хрестьянин

Скопцы (2).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6), Христоверы (7), Христоверы (8), Христоверы (9), Христоверы (10), Христоверы (11), Христоверы (12), Христоверы (13), Христоверы (14), Христоверы (15) и Скопцы (1).

Христианская традиция ставит символизм любви на центральное место: Бог есть любовь; Христос - земное воплощение небесной любви; Дух Святой - соединяющая сила любви; Церковь - колыбель любви, храм любви, сокровищница и хранительница божественной любви; христианство - религия любви; христианин - образец, живой пример любви; "письмо Христово, узнаваемое и читаемое всеми человеками".

Иисус Христос указал определяющий признак, по которому можно узнать Его учеников, Его верных последователей. Этот признак - не учение христианское, не таинства даже, а только взаимная любовь: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою" (Ин. 13:35). Таким образом, не только богослужения, но и таинства церковные "не спасают", то есть бесполезны, если нет взаимной любви, о которой учил Иисус и которая сама собою создаёт христианскую общину как плод своих проявлений. Это тем более очевидно, что евхаристия, объединяющая верных вокруг тела и крови Спасителя, есть таинство любви, "вечеря любви". И ап. Павел говорит: "если я знаю все тайны, а любви не имею, то я - ничто и нет мне в том никакой пользы" (1 Кор. 13:1-3).

Отсюда ясно, что любовь важнее веры, любовь важнее всего. Только любовь приоткрывает людям двери горних миров, и тогда веет оттуда прохладою рая. По словам преп. Макария Египетского, "кто достиг любви, связан и упоён ею, тот погружён и отвезён пленником в иной мир, как бы не чувствуя своей природы". Любовь есть и путь из этого мира в тот, и совершенное откровение того мира в этом. "Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нём".

Collapse )