December 2nd, 2015

хрестьянин

Время "линейное" и время "дискретное".

Сегодня мне стало особенно ясно, что в глубокой старости, на пороге смерти, непрерывная линия времени сначала даёт трещины, а затем разрывается на куски. Время становится "дискретным", разделённым на куски, прерывистым. Эти куски "наезжают" и "наплывают" друг на друга, разновременные события "напластовываются" друг на друга, и в недавних событиях оказываются задействованы - неким парадоксальным образом - лица далёкого прошлого.

Тут особенно интересно то, что это старческое состояние сознания весьма близко состоянию сна. Ведь в сновидениях мы часто встречаемся и общаемся с давно умершими людьми, и наше сознание ничуть не возмущается фактом подобного общения. Как будто так и надо. После пробуждения мы, конечно, понимаем, что это был "всего лишь сон", но пока мы спим - мы всё принимаем "за чистую монету" и не видим ничего странного в том, что общаемся с умершими. Во сне вообще нет "умерших". Там все - живы.

Сон недаром называют "малой смертью". По всей видимости, сон есть прижизненная "репрезентация" смерти. Во сне нам даётся возможность взглянуть на смерть как бы через тусклое стекло. Недаром в древнегреческой мифологии Гипнос, бог сна, и Танатос, бог смерти, - братья-близнецы. Во сне мы немножко приобщаемся к Вечности. И на закате дней своих человек тоже постепенно приобщается к Вечности. Отсюда и "дискретность" времени в старости и во сне.

О. Павел Флоренский говорит, что в Вечности нет ни "вчера", ни "сегодня", ни "завтра"; она не знает ни рождения, ни гибели, ни роста, ни оскудения. В Вечности все моменты бытия - грехопадение, искупление и окончательное спасение - не следуют один за другим (там нет временн0й, хронологической последовательности), а идеально пребывают в абсолютной действительности. Конец мировой трагедии так же предвечно дан, как и её начало; само время и всё, что в нём проистекает, есть лишь один из актов этой трагедии, болезнь бытия в момент его странствования.

Кстати, и у Бога также нет ни "вчера", ни "сегодня", ни "завтра". Для Предвечного Бога не существует никакой очерёдности, никаких "до" и "после". Он "присутствует" Своими Энергиями во всех категориях времени, одновременно и в прошлом и в будущем, неким безвременным и вневременным образом.

Значит, выходит, что человек в состоянии глубокой старости или в состоянии сна как бы приближается к тому состоянию, в котором пребывает Предвечный Бог. Интересно, что Иисус Христос, кажется, никого больше не называл "другом", кроме "усопшего" Лазаря: "Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его".
хрестьянин

Древние танцы.

Оригинал взят у aldanov в Древние танцы.

древние танцы

Танцы в Сахаре.
HOGGAR MOUNTAINS, SAHARA (c.10,000 B.C.)


"Когда вставал туман над водной степью,

Великий жрец творил святой обряд,

И танцы гибких, трепетных наяд

По берегу вились жемчужной цепью".

Н. Гумилев
----------------------------------------------------------------------


Особенно интересно, если сопоставить это изображение с радарным снимком древней речной системы Сахары в Древняя река под песками Сахары. На берегах некогда полноводных рек "великий жрец творил святой обряд, и танцы гибких, трепетных наяд по берегу вились жемчужной цепью"...
хрестьянин

Интеллигенция и государство.

Человек как личность раскрывается в выработке собственного, сугубо индивидуального (уникального и неповторимого) способа жизни, своего мировоззрения, собственного ("необщего") лица.

Если человек состоялся как личность, то ему государственная идеология так же нужна, как собаке - пятая нога. Потому что у него - своя, собственная "идеология".

Потому-то интеллигенция в России всегда, при любой власти, находится в оппозиции к государственной идеологии. Ибо что есть государственная идеология как не политика унификации мировоззрения народа? Идеология создаёт некий шаблон мышления в границах "от" и "до". Поскольку идеология рассчитана на среднестатистического обывателя, она оперирует набором нескольких простых слов, типа "свобода, равенство, братство" или "православие, самодержавие, народность". Если сравнить интеллигенцию с пчёлами, то идеологические симулякры для неё похожи на подкормку пчёл сахаром в улье. Конечно, зимой и сахар сгодится, чтобы выжить. Но пчёлы вообще-то созданы для того, чтобы перелетать на свободе от одного цветка к другому и собирать свой неповторимый букет ароматов. В этом-то и заключается причина "революционности" интеллигенции и реакционности государственного аппарата. Государство желает держать всех внутри "улья" и кормить "сахаром", а интеллигенция желает порхать на свободе и питаться нектаром с цветов полевых.
хрестьянин

Интересная параллель между Римом и Иудеей.

1. Еврейский царь Давид задумал превратить занятую им крепость иевусеев - Иерусалим - в религиозную и политическую столицу Израиля. Однако среди своего кочевого народа пастухов он не нашёл никого, кто мог бы возвести ему храм и дворец. Царь Давид обратился за помощью к Хираму, царю Тира финикийского, но не дожил до начала строительства храма. Планы отца осуществил его сын, Соломон (965 - 935 гг. до Р. Х.).

Поскольку среди евреев не было ни одного мастера, Иерусалимский храм стал "всенародной финикийской стройкой" (Волков А. В. Загадки Финикии. - М., 2004, с. 122сл). На строительстве храма финикийские мастера выполняли почти все работы, начиная от заготовки камня в каменоломне. Так что знаменитый Иерусалимский храм вовсе не является памятником древнееврейского зодчества [1]. Это - блестящий образец финикийской храмовой архитектуры. Не случайно Библия из множества мастеров, работавших на строительстве храма, выделяет и называет по имени лишь одного - финикийца. Его звали, как и царя: Хирам. Он был сыном "одной вдовы, из колена Неффалимова" (3 Цар. 7:14).
Collapse )