July 25th, 2016

хрестьянин

Изгойский "дух капитализма".

Комментируя значимость и удельный вес трудовой этики протестанства, наилучший специалист по этой проблеме М. Вебер отмечал, что капитализм существовал задолго до Реформации. Капиталистические отношения характерны как для средневековых купеческих гильдий, так и для традиционных крестьянских обществ. Вебер назвал капитализм, который он узрел в средневековом периоде, "авантюрным капитализмом". Он утверждал, что эта форма капитализма была беспринципной: она предполагала трату своих денежных доходов на пышный и испорченный образ жизни.

Вебер утверждал, что новый "дух капитализма" возник в 16-м веке. В отличие от средневекового "авантюрного капитализма", эта новая версия капитализма имела твёрдое нравственное основание. Хотя она поощряла приобретение и накопление богатств, тем не менее относилась к ним аскетически. Эта форма капитализма, согласно Веберу, не была склонна к гедонизму. Напротив, она сознательно избегала роскоши и плотских утех.

Вообще говоря, кальвинисты (по крайней мере, первые несколько поколений) были своего рода монахами в миру. К своему телу они относились как к ослу, которого надо всё время нагружать тяжёлой работой и кормить плохим кормом. Точно так же они относились и к своим домочадцам. В семье все должны были трудиться, не покладая рук, от зари и до зари. Этого требовало их социальное положение сектантов в католическом мире. Кальвинисты были изгоями католического общества и, чтобы с ними считались, они были вынуждены усердно трудиться, чтобы обрести социальный и политический "вес". Будучи изгоями, они больше других заботились об упрочении своего положения на земле. От этого и росли их капиталы.

В этом отношении они сопоставимы с английскими пуританами, русскими староверами и евреями в христианской Европе, которые также сыграли видную роль в первоначальном капиталистическом развитии, при том что верования их совершенно различны.

Кстати, именно этим объясняется и тот феномен, что "голожопые" иммигранты зачастую оказываются более успешны в бизнесе, чем местные жители. В статье "Бизнесмены-иммигранты более удачливы в США, чем местные предприниматели" Анна Сафронова пишет, что "иммигранты первой волны гораздо больше нацелены на запуск собственного бизнеса в США, чем те, чьи родители были иммигрантами, и уже тем более чем те, кто является коренными жителями". Иммиграты первого поколения всегда чувствуют себя изгоями, как те же кальвинисты, евреи или староверы. И это положение изгойства, как стрекало, подтаткивает их к поиску различных способов самоутверждения в новом обществе. Богатство является, пожалуй, наилучшим способом обратить на себя внимание общества. Потому-то изгои и добиваются его.

   
хрестьянин

Марксизм vs традиционализм.

Коммунистическая революция - будучи полным освобождением человека - будет "самым радикальным разрывом" с традиционными отношениями и идеалами; это революция, писал Маркс, "может черпать свою поэзию только из будущего, а не из прошлого. Она не может начать осуществлять свою собственную задачу прежде, чем она не покончит со всяким суеверным почитанием старины" (цит. по: Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990, с. 247).

Исторический процесс, как его понимал Маркс, можно поэтому рассматривать как процесс преодоления Традиции, а саму Традицию - как реакционную силу инерции, препятствующую прогрессивному развитию. Интересно, что Маркс и марксисты видят исторический процесс как чисто механический процесс. По Ленину, "коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны". Вместо "электрификации" можно подставить любое другое слово из словаря технического прогресса - "химизация", "урбанизация", "машинизация", и т. д. Как будто речь идёт о сооружении какого-то механического "голема", управляемого советской властью. Механическому "голему", конечно, не нужна никакая традиция, никакая история. И, что поразительно: коммунизм Маркса - это ведь действительно отречение от всей прежней истории (называемой иногда "предысторией"). В советских школьных учебниках истории вся история человечества до Великой французской революции 1789 года преподносилась как своего рода "ветхий завет". С 1789 года открывалась "новая история", а с Великой октябрьской революции 1917 года - "новейшая история". В 1917 году Ленин - "мессия" провозгласил "новый завет"; "старое прошло, теперь всё новое"; "кто старое помянет, тому глаз вон".

 
хрестьянин

Политпессимистическое.

Следует заметить, что форма власти сама по себе не определяет качество правления. Ещё Сократ, погубленный "демократическим" режимом в Афинах, отметил, что демократия может быть более вредной, чем монархия.

Поэтому, конечно, глупо выглядят все эти бесконечные препирательства между "красными" и "белыми", между "либералами" и "патриотами", между "демократами" и "монархистами". Люди одержимы каким-то наивным суеверием, будто если поменять "красных" на "белых" (или наоборот), то сразу всё переменится к лучшему. Ну, оно действительно было бы так, если бы все "красные" (или "белые") были святыми людьми типа Франциска Ассизского, да к тому же все обладали бы интеллектом Сократа. Тогда бы я поверил в благотворные перемены. Но что-то я ни святости, ни ума не наблюдаю ни у тех, ни у других. Качественно они не отличаются друг от друга. А это значит, что при любом раскладе всё будет то же самое, потому что люди те же самые, из той же самой среды. Недавние события в Украине продемонстрировали это со всей убедительностью.
хрестьянин

Палингенезия (статья из Википедии).

Палингене́зия (от др.-греч. πάλιν — снова и γένεσις — становление, рождение) — теория немецкого философа Артура Шопенгауэра о том, что воля человека никогда не умирает, но проявляет себя опять в новых индивидах. Вместе с тем Шопенгауэр отвергает основные положения реинкарнации о переселении конкретной души. Теория палингенезии была изложена во втором томе его книги «Мир как воля и представление» — в частности, в главе «Смерть и её отношение к неразрушимости нашего существа».

Сам термин палингенезия впервые встречается в Новом Завете — παλιγγενεσία — (Мф. 19:28; Тит. 3:5) и переводится на русский язык то как пакибытие, то как возрождение. В других переводах этот термин звучит как Wiedergeburt и regenerationis.

В своём сочинении Шопенгауэр утверждает:

« Бесконечное время протекло, прежде чем я родился, — чем же был я всё это время?» Метафизический ответ на это, пожалуй, был бы такой: «я всегда был я: именно, все те, кто в течение этого времени называл себя я, это были я». »

Collapse )