January 7th, 2019

хрестьянин

Страх перед смертью.

Страх перед смертью...

Это страх потерять, причём, потерять безвозвратно, навсегда.

Страх потери лица, личности, - это, конечно, прежде всего.

Дело в том, что люди очень похожи на компьютеры, созданные "по образу и подобию" человека. В каждом компьютере хранится какая-то информация, и в этом смысле, каждый компьютер уникален и неповторим. Отдельные "пазлы" этой информации хранятся и в других компьютерах, но нигде больше не имеется такого сочетания, такой конфигурации, такого узора "пазлов".

И человек, тоже, в течение своей жизни собирает и накапливает различные информационные "пазлы" - из книг и газет, радио и телевидения, из разговоров с друзьями и родственниками. Причём, он старается сохранить самые дорогие ему воспоминания и сведения. Он тщательно сортирует и отбирает эти ментальные "сокровища". Собственно, они-то, эти "сокровища", и определяют его душу. Как сказано в Евангелии, "где сокровище ваше, там и сердце ваше" (Матф.6:21). А "сердце" в христианской мистике - это самая глубинная (и потому таинственная, неисследимая) суть человека, в которой коренится человеческое "Я", "самость", "личность".

Collapse )
хрестьянин

Родственная идеология.

Ана́рхо-примитиви́зм — анархистская критика истоков и достижений цивилизации. Примитивисты утверждают, что переход от охоты и собирательства к сельскому хозяйству дал начало расслоению общества, принуждению и отчуждённости. Они являются сторонниками отказа от цивилизации посредством деиндустриализации, упразднения разделения труда и специализации, отказа от крупномасштабных технологий.

Анархо-примитивизму близка концепция «золотого века», как установил Мирча Элиаде, подробно исследовавший эту тему, мифологема золотого века восходит ко временам неолитической революции и является реакцией на введение земледелия. Золотому веку неизменно сопутствуют мифологемы «потерянного рая» и «благородного дикаря»
(Из Википедии).



Collapse )
хрестьянин

Земля у нас большая, места в ней хватит и "красным" и "белым".

rightview в В поисках граблей выражает свои опасения насчёт того, как бы современная Россия не наступила на те же "грабли", что и приснопамятный СССР. И задаётся вопросом, почему же мы профукали «идеологическую борьбу», а Запад выиграл? И это при том, что мы калёным железом выжигали всякую оппозицию, либералы же поганые не запрещали компартии, Маркса читали и издавали. И приходит к такому выводу: "а что если вся эта вышеупомянутая «либеральщина» как раз и делает общество более устойчивым против «подрывников»? Как ребёнок, который регулярно бегает на улице, здоровее и крепче перед инфекциями, чем тепличное чадо-домосед. В таком случае «западный строй» эволюционно эффективнее советского.

Это, безусловно, так и есть. Представим, что где-то на горизонте показалась "круглая жопа" или незаметно подкрался "песец". Чтобы найти выход из затруднительной ситуации, либеральное общество устроит всеобщий "мозговой штурм", и кто-нибудь найдёт верное решение. В советском же обществе весь народ будет сидеть и ждать единственно верного решения, исходящего от "гениалиссимуса". Ну, а "гениалиссимусы" не всегда бывают семи пядей во лбу, они же тесты на IQ не проходят. И всё получается по старинной русской поговорке: "Одна голова хорошо, а две - лучше".

Collapse )