January 8th, 2019

хрестьянин

О бессознательной избирательности любви.

Прочитал только что интересную статью у caballo_marino в О бессознательном.

"Детский сад у меня не совсем под окнами, но акустика в доме такая, что иногда кажется, будто он прямо в комнате. Это, впрочем, не катастрофа. Вообще-то я шум плохо переношу, но этот галдеж меня не раздражает даже летом, когда окна постоянно открыты.

Правда, одна воспитательница там особенно громкоголоса.
Благодаря ей я за лето успеваю войти в курс моды на мужские имена среди местных родителей. Тут опять стало как-то более или менее консервативно всё, Ерофеи и Пантелеймоны не преобладают.
– Саша! Не лезь туда! Я кому говорю!
– Рома! Подойди ко мне!
– Тёма! Сколько раз тебе повторять – не ломай ветки!

Почему только мужские? Потому что девочки никуда не лезут и ничего не ломают? Нет. Потому что в этом случае команды звучат чуть-чуть по-другому:
– Так! Ну-ка, подошла ко мне сейчас же! Кому сказано!
– Это что такое! Ну-ка, прекратили обе!
– Отошла от забора! Быстро! Быстро, я сказала!


Collapse )
хрестьянин

О происхождении символов.

Суть языка заключается в символе. В данной связи любопытно мнение Эрнеста Джоунса. Он предположил, что "только то, что репрессируется, подвергается символизации; только то, что репрессируется, необходимо подвергать символизации".(Ernest Jones, цит . по Dan Sperber, Rethinking Symbolism (Cambridge: Cambridge University Press, 1975), p. 43).

Это прямо подходит к библейскому эпизоду о запретном плоде: "…от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь" (Быт. 2:16-17).


То есть здесь налагается табу на вкушение плодов от дерева и тут же даётся разъяснение, от какого именно дерева нельзя вкушать плоды. И табуированное дерево познания добра и зла названо первым среди всех деревьев.

Collapse )
хрестьянин

О реальности "со всеми удобствами".

verybigfish в Банкротство РФ сетует на то, что "просто не к кому обращаться с разумно-конструктивными идеями.
Самое тут сложное - людям больше нравится именно искажённая реальность. Им в ней удобней
."

Допустим, что так оно и есть. В таком случае наши современники ничем не отличаются от жителей Древнего Египта или Древнего Вавилона, которые имели остро мифологизированное сознание. Или взять, к примеру, племена майя, живущие на территории современной Испании. У них чудовищная смесь католицизма и язычества, так что и не разберёшь, то ли это христианское богослужение, то ли шаманское камлание. Но поди, рискни здоровьем, расскажи им, как надо молиться Богу. Не поймут они нашу православную реальность. Потому что им неудобно в ней. Им гораздо удобней в своей мексиканской реальности.

Вообще, если брать все предшествовавшие нам поколения людей, то все они жили в искажённой реальности. Сейчас в школах совсем иные учебники, и, соответственно, у школьников теперь иное мировоззрение, чем в 70-х годах прошлого века, когда я ходил в школу. Соответственно, в "совке" учителя преподавали детям искажённую реальность. И ничего, как-то всё обошлось. Очень многие прожили всю жизнь с этой искажённой реальностью и вполне ею довольны.

Поиски истины сродни поискам св. Грааля. То есть дело это тяжёлое, трудное и рискованное. Много ли искателей св. Грааля? Лев Толстой в своей "Исповеди" признаётся, каких трудов ему стоило разгребать "Авгиевы конюшни" заблуждений в поисках истины, и как он чуть было не застрелился от отчаяния. Это дело "титанов мысли", а простой народ этим не "заморачивается". Если бы весь народ был интеллигенцией, тогда да, имело бы смысл предъявлять ему претензии насчёт искажённой реальности. Но интеллигенция - это всего лишь исчезающе тонкая "прослойка". Где-то я прочитал, что достаточно "изъять" из США всего лишь 1000 самых блестящих умов, и эта страна не будет ничем отличаться от какой-нибудь Гаити с культом вуду.