May 17th, 2019

хрестьянин

К последним событиям в Екатеринбурге.

Напишу несколько слов по поводу строительства храма св. Екатерины в центре Екатеринбурга.

Ну ей-Богу, как будто мы в каком-нибудь Сингапуре живём и земли у нас - с гулькин клюв. И обязательно на этом "пятачке" надо храм построить. А вокруг земель - немеряно, там, как говорится, ещё и конь не валялся.

Всё это напоминает какое-то мелкое сутяжничество [1]. А у нас между тем Нечерноземье приходит в запустение. Вот бы патриарху Кириллу сделать "великий почин" и призвать православную братию взяться за повторную колонизацию русского Севера.

Всем известна знаменитая монастырская колонизация Севера, начало которой положил преп. Сергий Радонежский, основавший в 1342 году Троице-Сергиеву лавру. Не в Москве ведь строил, а в самой глухомани. Потом его ученики пошли ещё дальше на север и строили там монастыри. Появилась целая Северная Фиваида, монашеская республика с хорошо налаженным хозяйством. Блестящий образчик такого хозяйства дал Соловецкий монастырь. И чего там только не было?!

В Парагвае католические монахи тоже построили "иезуитский социализм", своего рода государство в государстве. Иезуиты организовали поселения - редукции, хозяйство и армию, которая в тех краях была значительной силой - давала отпор португальцам, бандитам, работорговцам и т.п. Раз заведенное, по изначально продуманному плану, напоминавшем Утопию Мора или Города Солнца Кампанеллы, государство иезуитов просуществовало вплоть до 1758 г. пока оно не пало под натиском испано-португальских войск, после длительной войны с Орденом.

Вот это, я понимаю, великие дела, достойные Церкви. А в Екатеринбурге - это какие-то мелкотравчатые поползновения.
--------------------------------------------------------------------------------------
[1] Сутяжничество характерно эгоистичному, мелочному человеку с истеричными и гипоманиакальными чертами, склонному зацикливаться на несущественных мелочах.
хрестьянин

О цыганском таборе и Русскомъ Мiре.

Если можно было бы собрать в каком-нибудь одном месте всех цыган и предложить им самим построить свою цыганскую республику, - интересно, что из этой затеи получилось бы? Ума не приложу. Цыганский табор сродни первобытной общине, и он обычно состоит из одной разросшейся семьи, к которой там и сям присоединяются "свободные радикалы". Об этом подробно пишут Бессонов Н. и Деметер Н. в "Структура цыганского табора". Но, конечно, при появлении некоего сверхобщинного квазигосударственного образования эти традиционная цыганская структура распалась бы. Ну, или трансформировалась бы в нечто "серо-буро-казявчатое", непонятное ни самим цыганам, ни окружающим их народам.

Некоторые российские историки выражают сомнение в том, что в России существовал такой общественный строй, как феодализм. Отдельные черты феодального строя у нас, конечно, имелись, но в целом то, что существовало в России до 1861 года, очень сильно отличается от европейского феодализма. Ну не было у нас такого правила: "Вассал моего вассала - не мой вассал". В России такое и представить себе невозможно. У Ивана Грозного - все холопы: от самого последнего крестьянина до князя Курбского. То есть, феодализм как бы был, но со своей российской спецификой.

То же можно сказать и о российском капитализме в пореформенную эпоху. От американского капитализма наш отечественный отличался как небо от земли. В России главным капиталистом было государство, которое, к тому же, хотело быть единственным капиталистом-монополистом. Февральская революция во многом была инициативой русского капитала, спутанного по рукам и ногам царской "камарильей".

Советский социализм тоже обладал своей спецификой. Сейчас многие говорят, что в СССР вовсе не было никакого социализма, а был на самом деле государственный капитализм. Ну, как бы там ни было, а с самого начала всё было не "по Марксу". В конце концов Юрий Андропов заявил, что "мы не знаем общества, в котором живём".

Collapse )
хрестьянин

О смысле жизни в бессмысленном мире.

Интересно было бы провести такой мысленный эксперимент. Можно представить себе, что в некоем далёком будущем люди, - по крайней мере некоторые, миллиардеры, например, - обрели физиологическое бессмертие. Люди стали как олимпийские боги: только вместо божественной амброзии они выпивают чудодейственную "кремлёвскую таблетку". Мужчины, регулярно принимающие её, выглядят на 30, а женщины - на 20, и не стареют. Все болезни побеждены.

И вот вопрос: чем станут заниматься люди в новоявленном "раю"?

Раввины говорят, что Адам с Евой были низвержены из рая ещё до наступления ночи, то есть они там не продержались и сутки. Потому как стали "дурковать" в раю. Ну а что там ещё можно делать?! Хотя в Быт. 2:15 сказано, что Бог поселил человека в саду Эдемском, чтобы возделывать его, но какой-же это рай, если там сорняки произрастают? Рай - это как в мультике про Вовку из Тридевятого царства: "Ничего вы не понимаете в царской жизни. Царь! Хочешь - пирожного! Хочешь - мороженого!.. А он заборы красит!"

А как коротали время бессмертные боги на Олимпе? Зевс, например, принимал различные обличья и "спускался" на землю, где постоянно совращал девушек и даже мальчиков типа Ганимеда. Превратился в орла и утащил мальчика, лишил отца ребёнка ради удовлетворения собственных прихотей, или, точнее говоря, похотей.

Вот я боюсь, что и люди будут страдать той же "фигнёй", если им удастся стать как боги.

Collapse )
хрестьянин

Гейдар Джемаль о "дырке от бублика".

Из лекции Гейдара Джемаля "Головин и прижизненный опыт смерти":

"Понятно, что когда мы умираем, не всё исчезает с момента ухода нашего сознания: костюмы, например, в шкафу остаются висеть, - это тоже в каком-то смысле часть нашей персональности, - остаётся тело, остаются, естественно, психические оболочки, которые распадаются; некоторые распадаются быстро, а некоторые обладают субтильным таким длительным существованием, которое может быть проявлено, вызвано к бытию... У Эволы это прекрасно видно: "Человек - это нестабильная композиция, по поводу которой надо провести такое преображающее, трансформирующее действие, в результате чего эта композиция станет нетленной".

Композиция... На самом деле предметом смерти - или бессмертия - является не субстанциональная композиция, а контрсубстанциональный момент, который, собственно говоря, и содержит уникальное-здесь-присутствие, то уникальное исчезающее здесь присутствие, которое образует неповторимую данность растянутого в безвременьи мига, который в момент оборачивается просто безвременьем, в котором нет субъекта. Одна и та же вещь, один и тот же предмет, или, точнее, дырка от бублика, является конкретностью, очерченной телом бублика, а если бублик съеден, то нет и дырки.

И вот у Генона есть там одна довольно существенная слабость, когда в одном месте он оговаривается, что, собственно говоря, по итогам, так сказать, высшей реальности абсолютно всё равно - получил ли человек посвящение и стал ли он освобождённым при жизни, или он как бы умер, просто сдох как собака в канаве, - потому что финал "съеденного бублика", он один и тот же: и у посвящённого, и у дохлого пса. Вот этот момент, он удивительным образом вскрывает подоплёку действительно фундаментальной традиционалистской мысли, потому что на самом деле в другом месте Генон говорит, что совершенно бессмысленно делать выбор между, скажем, одной тенденцией и другой, потому что конечная сумма всех тенденций всё равно уравновешивает друг друга в некоем абсоютном и безусловном самотождественном нуле. Вот, эта позиция страшной такой фундаментальной бессмысленности, спрятанной под покровом очень такой сложной, могучей, безапелляционной, безусловной метафизики, - она имеет, конечно, такие лучи, расходящиеся лучи тиражирования в банальных формулах типа "желающего судьба ведёт, нежелающего - тащит", - понятно, что судьба тащит желающего и нежелающего в одном и том же направлении.

Collapse )