May 19th, 2020

хрестьянин

Человек появляется одновременно с появлением совести.

Из монографии Ю. М. Бородая "Эротика—смерть—табу: трагедия человеческого сознания".

"Рождение совести это и есть, по существу, рождение свободы воли или, что то же самое, — вменяемости. Научившись предварительно "проигрывать" в воображении (сознании!) все собственные побуждения, обусловленные внешними или внутренними "раздражителями", и только затем допускать их в "моторику" (или, наоборот, отменять, запрещать), человек перестаёт быть слепой марионеткой, автоматом, моторно "реагирующим" на все воздействия внешней (или собственной "внутренней") среды. Он получает дар свободного решения — реагировать или... воздержаться! С этого момента среда теряет свою всесильность, её диктат становится не абсолютным; самой главной и устойчивой реальностью для человека становится собственная его воля — нравственный долг, который должен выполняться независимо от эмпирически данного состояния наличной среды, вопреки ей, т. е. вопреки собственным побуждениям, обусловленным как данной внешней средой, так и собственной своей животной природой [1].

Ещё великий Дарвин понял, что нельзя всё в человеке сводить к разуму — к способности адекватно познавать окружающую среду. Есть вещи поважнее. С точки зрения антропогенеза, нравственность глубже разума. И Дарвин отвергает классическое определение человека как "существа разумного". Я думаю, что Дарвин был прав. Исходно человек — "существо нравственное", ибо сутью первичных идеально-общинных связей людей (их первоязыка — мифа) повсеместно является представление о должном, а не об истинном. След своего "первородства" нравственность сохраняет в сознании и современного человека — любого! И чем архаичнее общество, тем этот первородный след яснее".

---------------------------------------------------------------------------------------------------
[1] Подробно см. об этом: Кант И. Критика практического разума// Кант И. Соч. 1965. Т. 4,4. 1.

хрестьянин

Полицейское государство как закономерный итог секуляризации.

"Развитие секулярной надконфессиональной, сверхэтнической и трансидеологической цивилизации выявляет такую закономерность: чем больше нравственность порывает с культом и, уподобляясь знанию, стремится к обретению статуса "истинности" своих представлений, по мере того как культовый ритуал вытесняется свойственными познанию процедурами верификации, нравственность умирает, превращается в анахронизм, "предрассудок". Она замещается отчасти правом и всё чаще прямым директивным администрированием начальства. Функцию нравственности (организацию человеческой общности) всё больше берёт на себя полиция".

(Из монографии Ю. М. Бородая "Эротика—смерть—табу: трагедия человеческого сознания".)