June 15th, 2020

хрестьянин

За всё обычное против всего необычного.

"Мещанство победит и должно победить", - пишет Герцен в 1864 году в статье "Концы и начала". "Да, любезный друг, пора прийти к спокойному и смиренному сознанию, что мещанство - окончательная форма западной цивилизации". "Мещанство, - говорит Герцен, - это та самодержавная толпа сплочённой посредственности (conglomerated mediocrity) Ст Милля, которая всем владеет, - толпа без невежества, но и без образования... Милль видит, что всё около него пошлеет, мельчает; с отчаянием смотрит на подавляющие массы какой-то паюсной икры, сжатой из мириад мещанской мелкоты... Он вовсе не преувеличивал, говоря о суживании ума, энергии, о стёртости личностей, о постоянном мельчании жизни, о постоянном исключении из неё общечеловеческих интересов, о сведении её на интересы торговой конторы и мещанского благосостояния".

Д. Мережковский сделал такой вывод в своей статье "Концы и начала" более сотни лет назад, в 1906 году, но, как мы видим, в принципе ничего не изменилось.

Что такое "средний класс"? Это и есть то самое мещанство. Недавно Путин заявил о принадлежности 70% граждан России к среднему классу. Значит, у нас примерно 70% мещан. Мещанство - это больше состояние ума, чем размер зарплаты; мещанином можно быть и на 17 тыс. руб. в месяц.

И, если оглянуться вокруг, нельзя не заметить, что вся жизнь в России (да и во всём цивилизованном мире) выражает дух мещанства, дух сплочённой посредственности (conglomerated mediocrity).

Collapse )
хрестьянин

О парадоксе Ферми.

Отсутствие признаков существования инопланетных цивилизаций говорит либо о том, что человечество является первой разумной расой Вселенной, либо о том, что технологически развитые цивилизации в среднем существуют не более 500 лет, - заявляет математик Дэниел Уитмир.

Вот интересно: а почему же они живут не более 500 лет?

Кажется, ответ на этот вопрос знает Жан Бодрийяр:

"У потребления нет пределов. Если бы оно было тем, чем его наивно считают, — поглощением-пожиранием благ, — то рано или поздно наступало бы пресыщение. Если бы оно относилось к сфере потребностей, то мы должны были бы прийти к удовлетворению. Однако мы знаем, что это не так: людям хочется потреблять всё больше и больше. Такое нарастающее потребительство обусловлено не какой-то психологической фатальностью (пьяница будет пить и дальше, и т.п.) и не просто требованием престижа. Потребление именно потому столь неистребимо, что это тотально идеалистическая практика, которая за известным порогом уже не имеет более ничего общего с удовлетворением потребностей или же с принципом реальности".


Collapse )