September 28th, 2020

хрестьянин

"Неудобный" слон.

Е. Н. Панов в своей монографии "Человек стреляющий" пишет, что успех охоты на одну особь слона оборачивается затратой времени, исчисляемого 670 человеко-часами, на жирафа –180, а на буйвола — 60.

Вот почему в обычаи хадза, аборигенов Танзании, не входит охота на слонов. Они объясняют это тем, что яд, которым смазывают стрелы, не настолько силён, чтобы сразу свалить животное даже при удачном выстреле. Бушменам сан далеко не всегда удаётся собрать достаточное количество мужчин, которое гарантировало бы успех коллективной охоты на этих хоботных. Для охоты на слона загоном общине мбондемо в Габоне потребовалось собрать около 500 мужчин со всех близлежащих деревень, что было невозможно без категорического распоряжения местного царька (du Chaillu, 1868).

хрестьянин

Охотничья гипотеза Уошборна оказалась несостоятельной.

Представления, согласно которым именно охота на крупных млекопитающих стала главным фактором прогресса в антропогенезе, лежали в основе охотничьей гипотезы Уошборна. Вот как эта идея формулировалась в начале 1960-х годов. «В эволюции поведения на пути отделения Homo sapiens от его обезьяноподобных предков прослеживается две стадии. Первая представлена австралопитеками нижнего плейстоцена. Они были уже прямоходящими и умели изготовлять орудия, но мало что говорит о том, что по образу жизни они могли существенно отличаться от обезьян. Вероятно, они были преимущественно растительноядными, а небольшие размеры мозга позволяли детёнышам быстро взрослеть. Можно полагать, что их сходство по образу жизни с людьми оставалось рудиментарным. Но к середине плейстоцена на крупных животных уже охотились мужчины с объёмистым мозгом. По-видимому, именно в этот период начали формироваться черты подлинно человеческого поведения: охрана охотничьей территории и устойчивые семейные отношения. Биологические и экономические трансформации, которые привели в конечном итоге к современной социальной организации, имеют свои корни в структуре охотничьих социумов, существовавших миллионы лет назад» (Washburn, DeVore, 1961: 103).

Следует, однако, заметить, что эти идеи не вполне согласуются с важным принципом экологии: узкая специализация в поведении кормодобывания — стратегия рискованная, чреватая эволюционным тупиком. Между тем попытки доказать, что охота на крупного зверя практиковалась уже на самых ранних этапах антропогенеза и была тогда важной стороной экономики наших далёких предков, до сих пор предпринимаются некоторыми палеоантропологами. От этого предостерегают Лупо и Шмитт. «Мы настаиваем на том, — пишут они, — что идея специализации на промысле крупной дичи должна быть пересмотрена в археологии» (Lupo, Schmitt, 2016: 194). (Цит. по: Панов Е.Н. Человек стреляющий. Как мы научились этому. — Москва: Товарищество научных изданий КМК. 2019. С. 59 - 60.)

Это всё та же марксистско-материалистическая попытка поставить телегу впереди лошади. Когда Ф. Энгельс говорит о том, что "труд создал человека из обезьяны", он совершает именно такую перестановку. Ведь труд предполагает предвидение конечного результата труда, то есть наличие воображения, а воображение, в свою очередь, свидетельствует об абстрактном мышлении. То есть, труд "вытекает" из наличия абстрактного мышления, а не наоборот - мышление "вытекает" из труда. То же самое и с охотой на крупных млекопитающих. Как в результате такой гипотетической охоты появились "мужчины с объёмистым мозгом" и почему именно у охотников на мамонтов "начали формироваться черты подлинно человеческого поведения"? Совершенно непонятно. Если говорить об охотничьем оружии, то оно не делает никакого прогресса. Скорее наоборот. "Бог создал людей разными, а полковник Кольт сделал их равными".
хрестьянин

И снова о слонах.

Е. Н. Панов в своей монографии "Человек стреляющий" говорит, что если верхнепалеолитические охотники были разумными существами, а не дебилами, они придерживались логики рационального поведения.

"Если в данный момент можно прокормиться, питаясь, за неимением лучшего, грызунами и ящерицами, то нет необходимости рисковать жизнью в погоне за слонами или мамонтами. Возможность добыть такой ценный трофей не будет проигнорирована, если ситуация благоприятствует успеху охоты, но ввязываться в столь сомнительное и опасное мероприятие не имеет смысла, если тот же результат может быть достигнут направленным поиском туш павших крупных животных".

Е. Н. Панов ссылается на статью, авторы которой предприняли детальный анализ всех известных к тому времени мест одновременного присутствия следов пребывания людей и останков тех животных, которые могли служить, в принципе, составляющими их рациона (Cannon, Meltzer, 2004). Они изучили содержимое культурных слоёв 45 археологических памятников, сосредоточив особое внимание на четырнадцати, где следы активности первобытных людей были наиболее очевидны. Основной вывод, к которому пришли исследователи, они формулируют так: «…согласно полученным данным, самыми крупными жертвами предполагаемой охоты на северо-востоке Северной Америки и в межгорных котловинах её западного сектора были не представители мегафауны, а копытные средних размеров» (там же: 1981). Ничуть не менее важен установленный в работе факт региональных различий в использовании ресурсов местных фаун разными локальными популяциями кловис. Это обстоятельство, вкупе с тем, что по крайней мере в отдельных местностях они использовали в пищу полный ассортимент тамошних видов — от представленных мелкими особями (амфибии, рептилии и грызуны) до гигантов животного мира, — очевидным образом свидетельствует о здравом смысле этих людей. Очевидно, они прекрасно отдавали себе отчёт в том, что «больше — далеко не всегда лучше».

хрестьянин

К вопросу о гибели мегафауны.

Около 15 тысяч лет назад, к концу последнего, Висконсинского оледенения, началось потепление. В ледниковой шапке западного полушария образовался проход, по которому иммигранты из северо-восточной Азии (пре-кловис) получили возможность двинуться к югу и начать осваивать просторы североамериканского континента. Но смягчение климата вскоре
внезапно прервалось сильнейшим аномальным похолоданием, эпохой под названием верхний дриас, охватившей в дальнейшем от шестисот до тысячи лет [1].

Ещё в 2007 году учёные предположили, что похолодание могло быть вызвано падением на современной территории Канады (в провинции Квебек) астероида, много более крупного, чем Тунгусский метеорит. Результатом стало снижение радиации из-за загрязнения стратосферы слоями пыли, поднятыми его мощным ударом о землю (Firestone et al., 2007). Это предположение удалось полностью подтвердить десять лет спустя, когда были получены и осмыслены новые данные о повышенном содержании «космических» металлов: платины, палладия, никеля, иридия, а также радиоактивных изотопов в позднеплейстоценовых слоях нескольких пунктов крайнего юга и юго-востока Северной Америки (Moore et al., 2017: Fig. 1). В этих местах обнаружили также своеобразные «чёрные маты» — предположительно свидетельства пожаров. В ходе раскопок в одной из точек близ южного тихоокеанского побережья нынешней территории США археологи обнаружили следы пребывания людей кловис: каменные орудия и кости мамонта, ими обработанные буквально в толще одного из таких образований. Эта и другие находки того же характера свидетельствуют о мгновенной катастрофической гибели обитателей этой местности (Firestone et al., 2007: 16021).

Энергия удара поначалу повысила температуру только локально. Но наступившее в результате таяние североамериканских ледников привело к мощному притоку пресной воды в Атлантику и, соответственно, к нарушению системы атлантической меридиональной циркуляции течений с разной температурой воды (Аверьянова, Полонский, 2017). В результате перенос тёплых масс воды к северо-востоку прекратился, из-за чего температура понизилась во всём Северном полушарии.

С гипотезой, согласно которой хоботные Северной Америки были истреблены палеоиндейцами кловис, плохо согласуется тот факт, что в этот период имело место вымирание хоботных, а также многих других видов мегафауны по всему земному шару, к югу вплоть до Австралии и Океании (Martin, Steadman, 1999). Следует также иметь в виду, что одновременно с мамонтом и мастодонтом в Северной Америке вымерли по меньшей мере ещё шесть видов, которых не принято относить к числу потенциально важных жертв охоты людей кловис. Такая раскладка явно не в пользу гипотезы переэксплуатации, если речь идёт о возможном воздействии палеоиндейцев кловис на популяции хоботных в конце плейстоцена.

(Из монографии Е. Н. Панова Человек стреляющий. Как мы научились этому. — Москва: Товарищество научных изданий КМК. 2019. 440 с.)
-----------------------------------------------------------------------------
[1] С 12 900 по 11 500 лет назад (Walker et al., 2009: 4). Период назван в связи с обилием в этот период растений рода Dryas из семейства Розовых.