October 29th, 2020

хрестьянин

Аза.

Была у меня собака. И не стало её. Умерла. Такова судьба всех живых существ: что однажды родилось, то когда-нибудь непременно умрёт. Если было начало, значит будет и конец. Осознание этой аксиомы приводит к грустным размышлениям. Вот, ещё недавно она тут бегала и гавкала, а теперь ничего не осталось... Наверно и от меня так же ничего не останется...

Но сегодня я поймал себя на мысли о том, что я ищу такую собаку, чтоб она была похожа на мою Азу. И я подумал: нет, она не умерла, она продолжает жить во мне и руководит моим выбором.

Нигилист Базаров говорит: "Умру, лопух вырастет".

Базаров

Неправ Базаров. Уж если собака продолжает жить в человеке, то тем более сам человек после своей смерти живёт в душах других людей, особенно тех людей, которые любили его, которым он был дорог при жизни.

У Карла Фристона есть интереснейшее высказывание о том, что наша идентичность, самоощущение, чувство собственного «я» - не что иное, как история, которая пишется в нашей памяти большим коллективом авторов (по сути, всеми, с кем мы очно и заочно знакомимся после 3-х лет и до самой смерти). В этом смысле, и Аза стала частью моего «я», процарапала глубокий след в моей душе, стала частью меня самого.