Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Арктическая истерия: между шаманом и берсерком

Прочитал сегодня утром новое исследование Антона Платова и законспектировал его (пригодится).

Арктическая истерия. Интереснейший фено-
мен, всегда ассоциировавшийся с северным
шаманизмом и северной магией – от первых
свидетельств русских поморов XVIII века и до
исследований Ahnenerbe в Третьем Рейхе и
Спецотдела ОГПУ в СССР. Очень своеобразное
психопатологическое состояние, в котором чело-
век независимо от собственного желания либо
копирует действия и слова окружающих, либо
подчиняется любым приказам извне – вне
зависимости от того, от кого они исходят: от
человека или, как верят некоторые северные
народы Евразии, от духов Полярной звезды. В
ряде случаев может принимать массовый
характер, становясь своего рода «психической
заразой» (термин начала XX века).
Ареал распространения арктической истерии (будем далее
писать «АИ») ограничен с юга Полярным кругом. С арктической истерией (эмерик,
меряченье) схожи филиппинский амок и
среднерусское кликушество.
Кроме того, АИ очень похожа на случаи одержимости «бесами». Описан целый
ряд случаев, когда несколько взрослых мужчин
не могли силой удержать одного человека (даже
подростка), вошедшего в состояние «мерячки»;
или, наоборот, – когда изможденные болезнью
или старостью вставали и обретали силы
молодого мужчины. (Более того, в некоторых
случаях авторами наблюдений указывается, что
человек в состоянии АИ становится мало уязвим
для холодного оружия – а это прямая аналогия с
трансом берсерка.)

Для АИ характерны шесть признаков:

А. Изменение состояния сознания и связан-
ные с этим эффекты (например, сумеречное
помрачение сознания и амнезия).

B. Голосовая активность – явление во мно-
гих случаях гораздо более сложное, чем просто
«дикое пение и крик».
Вот характерный пример описания данного
эффекта при АИ (П.Рябков, 1887): …Подпрыгивания становились так часты и
сильны, старуха так грузно падала на сиденье,
что можно было опасаться, что она расши-
бется; руки еще судорожнее хватались за грудь,
из которой теперь беспрерывно вырывались
целым потоком слова, вскрикиванья и всхлипы-
ванья; временами казалось, она совсем задыхает-
ся; но вот она изо всей силы хватила кулаком об
стену и с каким-то не то плачем, не то с диким
хохотом пустилась в пляс по юрте, продолжая
хохотать и стремительно произносить какую-
то речь. Слова следовали со страшной быстро-
той, так что трудно было следить за мыслью.
По временам она ржала, кукарекала или кле-
котала: клё-клё-клё, но ни на минуту не
переставала, то понижая, то повышая голос,
произносить слова, фразы […]и во все это
время больная ни разу не упала, не задела за
окружающие предметы, хотя в юрте было
тесно и людно…
При этом важно подчеркнуть, что голосовые манифестации во время АИ отнюдь не являются бредом сумасшедшего. Сами народы – носители традиционной культуры
очень четко различают АИ и собственно
сумасшествие, каковое современный врач мог бы
определить как шизофрению; это следует уже
хотя бы из того, что для обозначения этих
состояний традиционные культуры используют
разные термины. (Так, например, у якутов слово
мäнäрик обозначает АИ и человека в состоянии
АИ, но никогда не используется для определения
сумасшедшего – для этого есть слово ирбит.)
Соответственно, и голосовые манифестации при
АИ имеют иную природу, чем при той же
шизофрении.
Как справедливо отмечает в одной из своих
работ замечательный этнограф и специалист по
традиционному пению Э.Алексеев1, «подтверж-
дением укоренённости пения при пограничных психических состояниях и осознания этой его
роли в культуре служат принятые народом
названия соответствующих песен, т.е. выделение
их в качестве традиционных жанров».
Действительно:
• у якутов: мэнэрик ырыата – песни,
которые поют люди в состоянии АИ;
• у юкагиров: шáрмориэл – форма пения при
АИ;
• у эвенков: хаудьан – то же;
• и т.д.
Это пение рассматривается традиционной
культурой не столько как продукт самого
человека, сколько – как результат его
взаимодействия с Иным Миром. Так, например,
эвенк. хаудьан дословно означает «внесённое
злым духом»; такое приписывание пения при АИ
пришлому духу характерно для всех без
исключения северных традиционных культур,
знакомых с феноменом АИ.
В некоторых случаях это специфическое
пение принимает даже характер диалога между
человеком и пришлым духом. Приведу в качестве
примера запись такого «диалога» (якуты; из
собрания Э.Алексеева); что характерно, разли-
чить «реплики» духа и «реплики» человека
возможно далеко не всегда:
(1) hа айыы! Ээй да(ҥ) айа!
(2) Эй, есть кто-нибудь тут, или нет?
(3) Что за холодная юрта!
(4) Айаккабыан да йа(ҥ)!
(5) Воспалённая от злости чёрная моя печень
зашевелилась,
(6) Ээ, да(ҥ) айаккабын!
(7) Сальное сердце взволновалось
(8) Ээй, ага!
(9) Хотуйукум, нойоонукум!
(10-11) Наводя на тебя страх,
(12) Из далеких краев своих
(13) Пришел за тобой следом...
(14) Айа да, айа да!
(15-17) Зашел я к тебе, взбучившись по самое
нутро чёрной печени своей!
(18) Айа да!
(19) Табака не дадите ли?
(20) Айа да(ҥ), оо, как холодно,
(21) Айаккабын-абытайбын!
(22) За чьи-такие грехи…
(23) Айа(ҥ), айаккабын!
(24) hоо! Айа да, айака да
(25) Айаккабын ньии,
(26) hоо! Айа да!
Сам факт «разговора с духами» в изменен-
ном состоянии сознания уже ставит данный
аспект АИ предельно близко к соответствую-
щему аспекту шаманских практик. Однако у
явления голосовой манифестации АИ есть еще
одна особенность, которая делает ее связь с
шаманизмом еще теснее.
Обратите внимание на обилие в приведенном
выше переводе слов, отсутствующих в якутском
языке (в тексте не переведены и выделены
курсивом). Это – не случайность, и не бессмысленный набор звуков; аналогичный
прием – только доведенный до совершенной сте-
пени – мы видим и у северных шаманов высокого
уровня посвящения. Так, например, шаманы ло-
парей используют в своих трансовых песнопе-
ниях специальный сакрализованный язык – Йойк
или Йойгат – не имеющий общего с саамским и
не используемый вне ритуальных практик (само
такое пение также называется йойк). Насколько я
понимаю, невозможно составить полноценный
словарь Йойгата или описать его грамматику –
он построен на иных принципах, чем современ-
ные бытовые языки и служит иным целям.
В XX веке саамский поэт из Норвегии
П.Утси так описал Йойк:
The yoik is a sanctuary for our thoughts
Therefore it has
few spoken words
Free sounds reach
farther than words
The yoik lifts our spirit
allows our thoughts to soar
above the little clouds
has them
as its friends
in nature’s beauty

C. «Эхо-эффект» – неконтролируемое под-
ражание словам и действиям окружающих лиц
(мед. эхолалия и эхопраксия).
В.И.Анучин, например, так описывает это
явление: …больной неудержимо стремится повто-
рять вслух и немедленно чужую речь. Сперва он
повторяет только отдельные, более сильные или
яркие выражения и восклицания; потом стре-
мится повторять отдельные фразы; не успевая
сделать этого, так как оратор ушел дальше,
больной начинает тревожно волноваться и,
впившись глазами в рассказчика, хватает начала
и концы фраз, захлебывается и доходит до
изнеможения, если его не уведут.
Довольно часто «эхо-эффект» проявляется не
у одного человека, а сразу у целой группы людей,
иногда – довольно большой. Тот
же Анучин приводит этому такой любопытный
пример:
Пришлось мне присутствовать на собрании,
где оратор (политический ссыльный) говорил
революционную речь. Это был едва ли не первый
митинг в Северной полосе, и все присутствую-
щие в первый раз в жизни слушали политическую
речь. Едва ли нужно говорить о том, что
аудитория, абсолютно невинная в политических
вопросах, плохо понимала оратора и не могла
особенно ему сочувствовать, состоя наполовину
из мелких торговцев.
Оратор говорил короткими, отрывистыми
фразами: то, что называется «бросать в толпу
лозунги». Аудитория слушала с редким, напря-
женным вниманием; некоторые шевелили губа-
ми. И вот наступил момент, когда кто-то гром-
ко повторил лозунг. Оратор принял это за
выражение сочувствия и прибавил тона. Через
несколько минут митинг принял такой вид, что
болезненность собравшихся ярко проступила.
Оратор воскликнул:
– Долой гнусный империализм!
Собрание дружно повторяет, коверкая
последнее слово.
– Долой царское самодержавие! – кричит
оратор, потрясая кулаком.
То же самое дружно кричат слушатели, но
как-то странно кричат, эхоподобно, с деревян-
ными лицами и никчемно трясут кулаками.
– …И если на нашем пути… – хотел продол-
жать оратор.
– И если на нашем пути! – загремело собра-
ние.
Оратор попытался перекричать:
– …Встанет враг народа!
– Встанет враг народа!!… – вопят слуша-
тели.
Оратор пришел в изумление и спросил
упавшим голосом:
– В чем дело?
Собрание глухо повторило:
– В чем дело…

D. «Эффект Зова» – непреодолимая и реали-
зуемая любой ценой (в том числе – ценой жизни)
потребность двигаться в конкретном направлении
(как правило – на север, к Полярной звезде; реже
– по замкнутому кругу).

E. Избирательная управляемость пора-
женного.
Определение «избирательная» употреблено
мною не в значении того, что одни люди могут
быть более подвержены данному эффекту, чем
другие. «Избирательность» относится к самим
случаям АИ: иногда эффект управляемости
может быть проявлен четко и ярко, иногда –
полностью отсутствовать.
Вариант АИ с ярко выраженным эффектом
управляемости – единственный, который может
быть вызван искусственно (без применения
каких-либо специальных методов). Чтобы про-
иллюстрировать и сам эффект, и такую возмож-
ность провоцирования АИ, приведем небольшой
фрагмент из работы С.И.Мицкевича:
…Такая женщина эмирячка является
настоящей мученицей – объектом бесконечных
запугиваний, дразнений и издевательств со
стороны окружающих. Обычно сеанс эмиряченья
происходил так: экспериментатор, увидев знако-
мую ему эмирячку, которую он уже не раз
эмирячил, делает какое-нибудь внезапное движе-
ние: хлопает сильно в ладоши, громко крикнет в
ухо больной, стукнет сильно ножем по столу и
т.п. Больная вскрикнет: «абас», бросает то, что
держала в руках на пол или в того, кто ее
испугал, иногда бросается в него палкой, поленом
(рефлекс обороны при испуге), начинает что-то
боромотать, ругаться, говорить каким-то дру-
гим, особым, эмиряческим тоном. В это время
«экспериментатор» продолжает, например,
махать руками: эмирячка тоже машет руками;
«экспериментатор» велит ей скакать, она ска-
чет; велит бросить что-нибудь, она бросает.
Обычно она находится всецело в подчинении то-
го лица, которое ее привело в состояние эмиря-
ченья. Чтобы она перешла в подчинение другого
надо, чтобы этот другой тоже рядом манипуля-
ций, звуков, криков или толчков привел ее в подчи-
нение себе. И нет того постыдного, преступного
или вредного поступка, которого бы не соверши-
ла эмирячка, когда ее хорошенько «разъэмиря-
чат». Она бросает на пол и разбивает посуду,
бросает ребенка, которого держала в руках,
берет рукой горячие угли, обжигая себе руки,
ударяет палкой кого ей внушают ударить и т.п.

F. Возможность массового поражения: по
моим грубым подсчетам, ориентировочно 20-30%
случаев представляют собой одновременное
вхождение в состояние АИ группы людей – от
нескольких человек до больших коллективов
(деревня, промысловая артель и т.п.).
Один из таких примеров является вообще
самым старым сибирским свидетельством о
меряченье и датируется 1870 годом. Сотник
Нижне-Колымского казачьего отряда пишет
местному врачу:
Болеют какою-то странною болезнью в
Нижне-Колымской части до 70-ти человек. Это
их бедственное страдание бывает более к ночи,
некоторые с напевом разных языков, неудобо-
понятных; вот как я каждодневно вижу 5
братьев Чертковых и сестру их с 9 часов вечера
до полуночи и далее; если один запел, то все
запевают разными юкагирскими, ламаутскими и
якутскими языками, так что один другого не
знает; за ними их домашние имеют большой
присмотр.
Еще один случай – забавный, несмотря на
всю серьезность проблемы, – несколькими года-
ми позднее отметил д-р Кашин, который
наблюдал, как одно из отделений роты Забай-
кальского казачьего полка во время строевого
учения при командных словах начало повторять
их; рассерженный командир стал кричать и
ругаться и вдруг к своему удивлению услышал те
же крики, брань и угрозы, которые он
произносил, повторяемые уже устами солдат,
одновременно с чем все отделение побросало
ружья.

Интересно, что психолого-неврологические
последствия АИ могут продолжаться очень долго
– до месяца и более. Один из таких случаев был
описан буквально несколько лет назад (2007 год).
Старпом рыболовного судна, вернувшегося в
Мурманск с промысла, неожиданно исчез из поля
зрения родных, друзей и коллег. Снова появив-
шись спустя несколько недель, он смог расска-
зать только, как повинуясь непонятному порыву
вышел из маршрутки и направился в лес (где и
был позднее обнаружен местными жителями).

«Шаманит» на Кольском едва ли не каждый
второй лопарь (на конец XIX века), но, по
меткому выражению информатора Харузина,
абсолютное большинство из них – лишь «малень-
ко колдуны». При всей схожести внешних про-
явлений, истинных шаманов – нойдов – единицы.
Здесь мы имеем практически полную
аналогию с феноменом АИ.
Совсем недавно американский антрополог
Л.Палинкас (Университет Южной Калифорнии)
опубликовал очень интересную работу, пос-
вященную распространению психологических и
психических расстройств среди членов
современных полярных экспедиций. Он так же
считает, что «полярное безумие [синоним для
арктической истерии ] может принимать
различные формы», и пытается дать прибли-
зительную оценку распространенности этих
форм. По данным Палинкаса и его коллег, около
40-60% людей могут испытывать в долгосрочных
полярных экспедициях различные виды психо-
физиологических нарушений: депрессии, нару-
шения сна, немотивированная агрессивность и
т.д. Эти цифры неплохо согласуются с данными
российских этнографов, по свидетельствам
которых распространенность меряченья (включая
ложные формы АИ) на Северо-востоке в
некоторые годы могла достигать трети и более
населения того или иного района.
Эмирячеством страдают как русские, так и
инородцы [аборигены ], с тою только
разницей, что меж последними болезнь эта
больше развита и проявляется в более резких,
острых видах и преимущественно среди женщин.
(Рябков, 1887).
Одновременно сложнее и проще обстоит
дело с распределением в пространстве.
Проще – в том отношении, что мы твердо
знаем о существующей общей связи с
географической широтой места:
1) южнее Полярного круга АИ встречается
очень редко;
2) севернее Полярного круга – чем дальше от
Круга (т.е. чем ближе к полюсу), тем чаще случаи
АИ и серьезнее ее проявления.
Сложнее – в том смысле, что в двух разных
регионах, находящихся на одной и той же
широте, ситуация с АИ может быть очень разной.
Так, например, среди лопарей и – отчасти –
русских поморов Кольского полуострова жесткие
формы АИ встречаются, пожалуй, чаще, чем в
любом другом регионе северного полярного
пояса. Любопытно сопоставить это с тем фактом,
что лапландские шаманы всегда считались
самыми сильными в Ойкумене белого человека, –
еще одна «ниточка» к связи феноменов АИ и
шаманизма…
С древних времен и до нашего времени лапландцы
почитались самыми опасными колдунами у всех
народов, знакомых с ними.
По этому поводу позволю себе проци-
тировать упомянутую уже книгу Н.И.Харузина
(«Русские лопари…», 1890):
Следует заметить, что Лапландия с незапа-
мятных времен считается страной, населенной
чародеями. Еще в Калевале мы видим мать
Леминкейнена, которая, желая удержать сына
от поездки в Похьелу, говорит ему:
Не ходи ты, мой сыночек,
В села дальние Похьолы,
Не ходи без чародейства,
Без премудрости всевластной
К очагам детей Похьолы,
На поля детей лапландских.
Запоет тебя лапландец,
Заклянет тебя турьянец:
По уста положит в угли,
В пламя голову и плечи,
В золу жаркую всю руку,
На каменьях раскаленных…
[…]
Вдревней России мы встречаемся также со
взглядом на лопарей как на опасных чародеев и
ведунов: так, в 1584 году Иоанн Грозный призы-
вает колдунов лопарей для объяснения значения
появившейся в то время кометы. После убийства
Лжедмитрия I стали ходить слухи, что земля не
принимает его тела, и некоторые утверждали,
что “Гришка был колдун, выучившийся этому
искусству у Лапонцев: когда они дадут себя
убить, могут и воскрешать себя. И он выучился
этому дьявольскому искусству”.
Но наиболее характерными в этом отноше-
нии являются рассказы, передаваемые нам сред-
невековыми писателями о колдовстве лопарей.
Уже один тот факт, что эти рассказы так
сильно распространены, служит доказательст-
вом, как крепко укрепилась за лопарями слава об
их колдовстве…
Конечно, сегодня магическая традиция в
Лапландии, как и повсюду, пребывает в относи-
тельном упадке. Но в том-то и дело, что в отно-
сительном. В этом контексте интересно мнение
православного священника, настоятеля Успен-
ского прихода села Варзуга о. Митрофана, зафик-
сированное несколько лет назад В. Дятловым1:
Кто такие лопари? Нет более колдовского
племени. Можно возразить: ведь у всех малых
народностей Севера есть шаманы… А здесь все
шаманы. Лопарь – он не лопарь, если не стал
нойдой. Он состоялся как личность, если пол-
ностью овладел этим искусством и пользуется
помощью духов нечистых в своей повседневной
жизни: спрашивает про охоту, кто идет, враг
или нет; потеряет вещь – дух помогает найти.
Вот такие края здесь.

В России исследования феномена АИ начи-
нались этнографами в конце XIX века, но уже в
самом начале века XX они были подхвачены
учеными-«естественниками». Уже в 1900 году
В.М.Бехтерев, чей вклад в развитие отечествен-
ной и мировой неврологии и психиатрии невоз-
можно переоценить, касается вопросов меряченья
в своем предисловии к новой книге Н.В.Краинс-
кого1. В 1907 году Бехтерев основывает первый в
мире Психоневрологический институт, а в 1918 –
Институт по изучению мозга и психической
деятельности. Двумя годами позже он привлекает
к работе этого института Александра Барченко.

Примерно одновременно с привле-
чением Барченко, Бехтерев
получает сообщение от некоего Григорьева,
врача, до революции жившего в ссылке в самом
сердце Кольского полуострова, в районе Лов-
озера. Тот рассказывает о массовых вспышках
АИ в тех местах, об удивительном факте одно-
временного поражения жителей разных поселков,
и связывает такие вспышки с появлением особо
ярких полярных сияний.
И уже в начале 1921 года Бехтерев
командирует Барченко на Кольский.

В августе 1922 года начинается знаменитая
экспедиция Барченко в глубь Кольского полу-
острова, формально снаряженная по инициативе
Мурманского Губэкосо (Губернского экономи-
ческого совещания), но преследующая, очевидно,
цель, поставленную еще в Москве Бехтеревым, –
изучение феномена АИ. К экспедиции присоеди-
нились приехавшие из Петрограда астроном
Кондиайн и репортер Семенов; основным районо
работ были определены ловозерские тундры.


А.В.Барченко.
Кольская экспедиция, 1922 год

О результатах экспедиции мы можем судить
только по воспоминаниям ее участников и
разрозненным сведениям, связанным с работой
Института мозга, – собственно отчеты Барченко,
если они сохранились, для открытого изучения
недоступны. Мы знаем, что экспедиции довелось
работать и с саамскими шаманами, и с людьми в
состоянии АИ; более того, судя по всему, членам
экспедиции пришлось испытать действие АИ и на
себе. Мы знаем, что по возвращении с Кольского,
в начале 1923 года, Барченко выступил в Инсти-
туте с докладом, обобщающим его результаты, а
также то, что доклад вызвал большой интерес.

Разумеется, вопросами особых, магических
состояний сознания и связанными с ними фено-
менов занимался не только Советский Союз.
Достаточно приложить совсем немного вообра-
жения, чтобы представить себе возможное при-
менение результатов таких исследований на
уровне серьезных государственных структур:
управление толпой, создание «психотронного
оружия», предназначенного для подавления той или иной до-
минанты поведения или, наоборот, формирования
условий для искусственного «запуска» доминан-
ты нужной…
Разумеется, подобные исследования прежде
всего будут востребованы в государствах тотали-
тарных. В первой половине XX
века такими государствами – оставим Америку в
стороне – являлись СССР и Третий Рейх.
Со стороны Рейха «Кольский феномен» отнюдь не был обделен
вниманием.
Хорошо известно, что немцы вели опреде-
ленные экспедиционные исследования на Коль-
ском полуострове еще во времена соблюдения
условий пакта Молотова-Риббентропа; в боль-
шинстве своем эти экспедиции официально обоз-
начались как геологические, но… Не является
«великой тайной» и существование на баренцево-
морском побережье полуострова «Базы “Норд”»,
функционировавшей в качестве арктической базы
имперского ВМФ вплоть до начала 1941 года. Да
и после начала Великой Отечественной в север-
ной Карелии и на необитаемых островах Белого
моря работали – по разрозненным, но многочис-
ленным данным – отряды элитных подразделений
Ваффен СС, которым, вообще-то, нечего было
делать на голых скалах вдали от фронта…


Попытка анализа
Мы начинали этот очерк с утверждения о
том, что анализировать феномен АИ имеет смысл
совокупно с тремя другими параксоидальными
состояниями, вместе с АИ образующими опреде-
ленный круг «пограничных реализаций» чело-
века:
• шаманский транс
• боевой транс берсерка
• эпилептический приступ
• арктическая истерия
Выше мы не раз видели, что эти явления
действительно имеют много общего. Это «об-
щее» весьма наглядно, например, при сопоставле-
нии АИ с berserkagangr – состоянием боевого
транса берсерка:
…Они могут себя прокалывать насквозь
ножами и это не оставляет следов, могут
плавать, не умея плавать в обычном состоянии,
петь на незнакомом языке, предсказывать
будущее…
Мицкевич, 1929
Но еще более значима связь АИ с шама-
низмом, поскольку в данном случае очевидно не
только феноменологическое сходство, но и
генетическое родство двух этих явлений.
Позволю себе по этому поводу процити-
ровать работу Н.А.Алексеева1:
По мнению исследователей, болезнь буду-
щих шаманов имела много общего с болезнями
эмирячение и мэнэрийии – формами северной
истерии, распространенными болезнями дорево-
люционных якутов.
Емюрэх – это человек с определенным рас-
стройством психики, выражавшимся в том, что
он непроизвольно повторял за каждым чело-
веком неожиданные для него жесты или вторил
при возгласах. Люди, страдающие этим недугом,
легко поддавались внушению и реагировали на все
необычное для них.
Мэнэрик – больной, периодически впадавший
в состояние невменяемости и ритмическим
пением описывавший разные ужасы, жаловав-
шийся на свою горестную судьбу. Припадок
длился от нескольких минут до суток и более
[…] Нередко припадок одного мэнэрикэ вызывал
аналогичные припадки и у других мэнэриков,
находившихся рядом. Тогда, одинаково причитая,
могла бесноваться целая группа людей.
Лица, заболевшие «шаманской» болезнью,
как и мэнэрики, жаловались на свою судьбу. Они
пели: «Суорума соруктаммытым. Обречен на
несчастье (вами), Итэгэс айыыламмытым!..
Искалечено было мое назначение».
[…] Сведения о людях, страдавших припад-
ками перед тем, как стать шаманами, были
записаны Г.В.Ксенофонтовым…
Как видим, существуя совершенно независи-
мо от существования культуры шаманизма, АИ
может оказываться одной из фаз превращения
человека в шамана, реализуясь как знаменитая
«шаманская болезнь». Ряд косвенных данных
позволяет предполагать, что аналогичным обра-
зом АИ может оказываться и одной из фаз стано-
вления берсерка, хотя в данном случае говорить
об этом однозначно нельзя.
Вместе с тем, феномен АИ вполне самостоя-
телен и не является вторичным по отношению к
шаманизму или берсеркерии. (Да и сами шаманы
прекрасно существуют и за пределами арктичес-
ких областей, – просто там «шаманская болезнь»
принимает иные формы.) Во многом эти
состояния подобны; разница же между АИ и
шаманизмом заключается, скорее, в том, что
шаманский транс хотя бы до определенной
степени управляем и может быть «вызван»
намерено, в то время как состояние приступа АИ
– непредсказуемо и неконтролируемо.

noaidi – нойд (нойда) – «шаман», от
noaidut – «иметь дело с выходящим за рамки
данной реальности».
Специфика «работы» шамана – это взаимо-
действие с Иным Миром и возможность пересе-
кать границы миров. Соответственно, базовое
(«нулевое») состояние в данном контексте можно
определить как состояние максимальной изоля-
ции от Иного Мира («граница перекрыта», говоря
образно).
Далее, у Харузина находим:
Естественно, что этими видами гаданий
мог заниматься всякий лопарь, имевший бубен, и
сила и значение нойдов, влияние, которое они
оказывали на своих соплеменников и даже на
многих иностранцев, посещавших лопарскую
землю, заключались не в этом: они имели, по
верованиям лопарей, еще силу врачевать болезни
и узнавать, что делается в чужих, отдаленных
от их места жительства, краях. Дело в том,
что каждый лопарский нойд имел в Сайво-аймо
(стране усопших) три вида животных, находившихся в постоянном его распоряжении,
именно: птицу (saivolodde), рыбу (saivokuelle) и
оленя (saivosarvo). Общее имя этих животных
было — Noaidde-vuoingga, т.е. духи чародеев…
Фактически, Харузин дает здесь – вероятно,
сам не задумываясь об этом – определение важ-
нейшего отличия шамана от обычного человека:
шаман всегда имеет якоря, заброшенные в
Иной Мир. В обыденном состоянии эта связь не
активирована, и граница сохраняет целостность,
но за нить, ведущую в Иной Мир, всегда можно
потянуть…
Не происходит ли чего-то похожего с теми
5% людей, для которых попадание в определен-
ные условия означает неизбежное поражение
АИ? Различия, как я уже говорил, обуславлива-
ются способом инициирования процесса: шаман
дергает за эти нити сам, в случае АИ за нити
дергают те самые «определенные условия».
Сходство же состоит в том, что якоря в Ином
Мире в обоих случаях формируются независимо
от воли человека («никто не становится шаманом
по собственному желанию»).
Что происходит, когда связь с Иным Миром
активирована?
У тех же саамов есть специфический колдов-
ской термин, обозначающий «рабочее» состояние
шамана – lovi. В специальной литературе его
значение передается, как правило, терминами
«экстаз», «транс»; между тем, дословный перевод
этого термина – «дыра», «трещина» между
Мирами…
Состояние lovi, – связанное с существова-
нием для одного иди нескольких человек разрыва
в границе между Мирами, разрыва, через кото-
рый может течь Сила, воплощенная в информа-
ции или энергии, – является основным активным
фазовым состоянием для той группы феноменов,
о которой мы говорим. Но не единственным,
разумеется.
Если принимать за основной показатель,
характеризующий внутренние процессы, проис-
ходящие в сознании шамана, берсерка или мэнэ-
рика, именно «интенсивность» взаимодействия с
Иным Миром, то мы, как и в случае со внешними
проявлениями рассматриваемых феноменов, уви-
дим три основных варианта (перечислены ниже в
порядке удаления от «нормального», обыденного
состояния):
1. «Присутствие». Активация взаимодей-
ствия с Иным Миром без нарушения целостности
границы. Название заимствовано из традицион-
ной культуры, для которой характерны образные
определения данного состояния как «ощущения
чьего-то присутствия», «ощущения присутствия
духов». К этому ряду образных характеристик
относится присущее многим языкам выражение
«повеяло вдруг [ужасом, холодом и т.п.]».
Любопытно, что выбирая название для первой
фазы эпилептического приступа, в определенной
степени обусловленной данным состоянием,
европейские врачи приняли для нее термин аура
– др.-греч. αὔρα «дуновение»…
2. Собственно lovi. Граница разорвана,
активен «канал» между реальностями.
3. Шаманское путешествие. Граница разор-
вана, и часть человеческого существа (сознания?)
находится за ней.
Tags: шаманизм
Subscribe

  • Неандертальцы. Кто они?

    Да, и это к вопросу о матриархате. А то тут многие выражают сомнение в том, что женщины взяли в свои руки бразды правления в архаическом…

  • Острова ведьм.

    "Однажды отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил обнажённую Ольгу. - Ольга, отдайся, озолочу! - Отойди, отец Онуфрий, оторву…

  • Сооружение мегалитов как защитная реакция культуры Старой Европы.

    В трёх километрах к северо-востоку от Стоунхенджа располагается Вудхендж. Как установили археологи, Стоунхендж и Вудхендж – практически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments