Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Боудикка: восставшая против Рима

1348537795_boadicea_kopiya


Я восхищаюсь этой женщиной. Не многие на её месте смогли бы сделать то, что сделана она. И очень жаль, что в наши дни мало кто слышал об этой кельтской королеве...



В первом веке нашей эры мало кто мог отважиться пойти против воли Великой Римской империи — это было равносильно самоубийству и верной гибели государства и всей армии. Но находились на земле герои, которых не смущало превосходство сильнейшей империи. Среди этих смельчаков особняком стоит имя женщины, осмелившейся поднять восстание против несметных полчищ превосходящего противника. Её звали Боудикка (в латинской интерпретации Боадицея).

До последнего десятилетия ХХ века имя этой королевы кельтов чаще произносили как «Боадицея». Это связано с тем, что у римского историка Корнелия Тацита она фигурирует как Boadice или Boudicea. Вероятнее всего, имя её происходит от кельтского слова «bouda» – победа, а слово «boudiko» значило у кельтов «победоносный». Сейчас её называют не иначе как Боудикка – по правилам ирландского языка – наиболее близкого к кельтскому.


В ПОИСКАХ КОМПРОМИССА.

Боудикка была женой вождя независимого бриттского племени иценов. Римский историк Тацит (58-117 гг. н.э.) так её живописал в своих работах: «Это была женщина благородного и знатного рода. Высокая и статная, держалась она гордо и независимо. Боудикка не терпела подхалимства и низкопоклонства, сама вела себя свободно и раскованно. Её стан выделялся среди современниц грациозностью и гибкостью. Боудикку украшали длинные прямые огненно-рыжие волосы, доходившие до пояса.  Когда она куда-либо направлялась, они гордо развевались над её фигурой, словно боевое знамя армии. Голос у неё был высокий и резкий, а взгляд пронзительный и требовательный. Не всякий мог его выдержать. И одевалась Боудикка по-царски: носила цветастую тунику, опоясанную дорогим позолоченным поясом, и кельтский шейный платок. Часто она появлялась на людях в плаще-накидке, подколотом золотой брошью».

boudicca_0064_web

Заметьте, что так уважительно и восхищённо Боудикку описывал представитель Римской империи. Значит, и своих врагов успела покорить эта удивительная женщина.

В 16-летнем возрасте Боудикка стала женой вождя (тигерна) племени иценов Просутага, которые тогда заселяли регион Туманного Альбиона, где сейчас расположен современный Норфолк. Эти земли фактически не были подконтрольны Риму, поскольку во время завоевания Британии императором Клавдием в 43 году ицены вместе с десятью другими племенами (Прасутаг, вероятно, тогда уже был тигерном) присоединились к его войскам в качестве союзников, надеясь таким образом сохранить свою независимость. В 47 году, во время попытки Публия Октория Скапулы разоружить их, они смогли отстоять своё право на независимость. Прокуратор поручил Прасутагу, как королю-клиенту, охрану близлежащих морских и речных путей, особенно, устья рек. Прасутаг был старше своей жены и прожил долгую жизнь. Чтобы обеспечить царственную наследственность двух своих дочерей, которых ему родила Боудикка, Прасутаг в своём завещании сделал хитрый ход: записал сонаследником престола римского императора. Так он надеялся сохранить свободу и независимость соплеменников и семьи.


Но у римлян были свои законы. Оставлять независимость союзным королевствам было нормальной римской практикой, при условии, что королевство завещалось после смерти ныне здравствующего союзного короля римскому императору. Таким образом, например, были присоединены к империи провинции Вифиния и Галатия (земли в Малой Азии).  Рим считал себя полноправным владельцем этих государств, хотя правление там оставалось за местными правителями. И римляне спокойно отнеслись к завещанию Просутага, помня про себя, что власть, согласно римским законам, передавалась только по мужской линии, а сыновей у вождя иценов не было. Римляне на его дерзкую выходку даже не обратили внимания. Тогда уже земли иценов стали заселять римляне, относившиеся к «аборигенам» высокомерно и даже пренебрежительно. Недовольство инценов стремительно росло. Для восстания была необходима лишь небольшая вспышка. И ею стала смерть Просутага.

ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ.


Боудика была очень опечалена смертью мужа и первое время не знала, что ей делать и как жить. Продолжать сотрудничество с Римом, как делал её муж? Но вскоре события подтолкнули её к восстанию против Рима. Сразу после смерти мужа к ней стали приходить плачущие женщины, которые рассказывали ей о том, как римские солдаты увезли их дочерей в рабство. Затем римские солдаты добрались и до неё. После смерти Просутага все  земли были конфискованы, а имущество описано. Имущество благородных жителей и рабов теперь было одинаково. Чтобы показать ицевонам, что все они теперь рабы, римляне разграбили казну Просутага. Когда местные жители потребовали от римлян справедливости, те прилюдно на площади высекли Боудикку плетьми. Но и этого им показалось мало. Пока Боудикка лежала без чувств на эшафоте, римские легионеры изнасиловали её дочерей.

После того, что с ними сделали, Боудика, переполненная гневом и ненавистью, собирает правителей других племён бриттов и зовёт их на восстание. Они соглашаются. В итоге Боудикка собрала около 100 тыс. воинов.
В 61 году, когда губернатор Гай Светоний Паулин возглавил кампанию на острове Англси (римское название — Мона), который был убежищем для бриттских бунтовщиков и цитаделью друидов, ицены, поддерживаемые многими своими соседями, в том числе и триновантами, подняли восстание. Их вдохновил пример Арминия, вождя германского племени херусков, в 9 году поднявшего восстание против римлян и изгнавшего их из своих земель. Кассий пишет, что перед началом восстания Боудикка гадала с помощью зайца, отпускаемого от пол платья (это указывает на то, что Боудикка была ещё и жрицей) и принесла жертвы Андрасте — богине победы, которой была посвящена.

Первой целью восставших был Камулодун (совр. Колчестер), город, где её и дочерей так унижали. Войско Боудикки сожгло колонию Камулодун дотла. Храм Клавдия, который ветераны считали неприступным, пал после двухдневной осады. Затем «победители-британцы, выйдя навстречу шедшему на выручку Камулодуна легату девятого легиона Петилию Цериалу, рассеяли его легион, перебив всех пехотинцев; сам Цериал с конницей ускользнул в лагерь и укрылся за его укреплениями» (Тацит). Прокуратор Кат Дециан, увидевший, к чему привели его корыстолюбие и задержка с оказанием помощи Камулодуну, в страхе бежал на материк.


царица кельтов Боудикка

Узнав о восстании, Гай Светоний поспешил на защиту провинции. Его целью было защитить заложенный римлянами в 43 году Лондиний (совр. Лондон). Однако, видя, что подготовиться к осаде он не успеет и помня о поражении Петилия, он решил оставить город, чтобы спасти остальное. Лондиниум был оставлен на милость восставших, которые сожгли город дотла, разграбили его и вырезали всех, кто не ушёл с римлянами.горящий Лондон

Следующим разрушенным городом был Веруламий (совр. Сент-Олбанс). В трёх городах было убито около семнадцати тысяч человек. Пленных не брали. Кассий детально описывает события, говоря, что простых людей вешали, резали, сжигали, сажали на кол, распинали на крестах, а благородных, особенно женщин, убивали жестокими способами, принося их в жертву богине Андрасте. На такую жестокость способны кельты, которых ведёт в бой яростная оскорблённая женщина.


Горе вам, римляне! Чаша терпенья
Бриттов уже переполнилась!
Грозно восстало всё населенье,
Как после спячки, опомнилось.

Вашу жестокость терпеть нам доколе?
Здесь, вдалеке от Италии,
Знатных матрон мы посадим на колья,
Вырезав им гениталии.

Тел ваших раненых пламя коснется,
И красоваться в ущелье им,
Гибель друидов для вам обернется
Мщением, мщением, мщением!

Скоро наступит ночное безлунье,
Время для жертв окровавленных,
Много их будет в Камулодýне,
Вырезанных и раздавленных.

Пиршеством будет довольна Андрáста,
Кровью богиня насытится,
Царствуй, великая! Царствуй и здравствуй,
Чтоб над врагами возвыситься.


Сколько из римлян презренных спасётся?
Будет число это меньше ста.
К ним с Боудиккой, как ветер, несётся
Бешенство, бешенство, бешенство!

Вас, исхлеставших плетями царицу,
Словно рабыню покорную,
Кровью своей же заставят напиться,
Мерзкой, гнилой и позорною.

Будут вас сечь мечи наши острые,
Нас тут – великое множество,
А Паулин далеко, на острове,
Так что ничем не поможет вам.

Смерть вам, проклятые! Ярость витает,
Над Верулáмием гнев навис,
Знайте, что ненависть лишь порождает
Ненависть, ненависть, ненависть!


ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА.

Наместник – Гай Светоний Паулин, опытный, весьма способный и столь же честолюбивый военачальник, собрал всех, кого можно поставить в строй, и решился дать сражение Боудикке. «В его распоряжении оказались четырнадцатый легион с вексиллариями двадцатого и подразделения вспомогательных войск из размещенных поблизости – всего около десяти тысяч вооружённых» (Тацит). Очень небольшие силы, но у римлян не было иного выхода, кроме как победить. На этот раз им предстояло сражаться не за родину или за добычу, а за собственные жизни. Это придало легионерам Светония мужества, ибо такова основная черта римского характера: в критические моменты не опускать руки, а наоборот, совершать чудеса храбрости и жизнестойкости. Так было во время войны с Ганнибалом, так было под Алезией во время Галльской войны.

Светоний выбрал местом битвы узкое ущелье, заросшее кустарником, так, чтобы неприятель находился у него только с фронта. Равнина была открыта, а потому он боялся засады. Солдаты легиона встали плотными рядами, их поддерживала лёгкая конница. Войск британцев оказалось ещё больше — столько, что они самонадеянно привели с собой жён для демонстрации своей удали, дабы те засвидетельствовали их победу. Дамы сидели на повозках, которые окружили поле боя. А многие из них бегали по берегу с распущенными волосами, размахивая факелами.

Queen-Boadicea

Боудикка с дочерями приехала на колеснице. По её утверждению, боги всегда стоят за справедливое мщение: уже разбит один римский легион, отважившийся на сражение, остальные думают о бегстве. Римляне не вынесут даже шума и возгласов её воинов и рукопашного боя. Британцам нужно или победить в бою, или пасть.

Queen Boadicea Addressing the Britons.

Светоний обращался к своим солдатам с увещеванием не придавать значения крикам варваров: «У них больше женщин, чем солдат. Люди они неумелые, безоружные, они быстро сдадутся, как только почувствуют меч и храбрость римлян. Идите плотными рядами, бросайте дротики, а затем валите их щитами и рубите мечами. Победа достанется вам». После слов полководца легионеры воодушевились, пехотинцы приготовили пустить в дело дротики, а Светоний поверил в неминуемый успех.

В последнем решающем сражении римскому легиону противостояли, по разным оценкам, от 80 до 230 тысяч бриттов. Им казалось, что победа у них в руках. Но Рим взял не числом, а умением. Римский полководец Гай Светоний расположил свои войска на возвышенности, так что кельтам приходилось к ним подниматься, по бокам их сжимал лес, а сзади закрывали повозки с женщинами и детьми, которые всегда сопровождали воинов на битву.

Римский легион не двигался с места и, опираясь на теснину, выпустил во врага стрелы из луков, а затем бросился на них клином. Также поступили и вспомогательные войска римлян. А их всадники длинными копьями сломили сопротивление стойких бриттов, которым не было куда отступать. Мешали находившиеся вокруг повозки, они закрывали выход. Пронзённые стрелами лошади создавали дополнительные препятствия. Исход битвы решился скоро. Умение и выбор правильной тактики победили численный перевес и самоуверенность бриттов.

Бритты были ошеломлены, когда на их бушующее море напал этот маленький римский ручеёк. Их сгубило презрение к малочисленному врагу и самоуверенность из-за прежних лёгких побед. Они оказались бессильны перед железной римской дисциплиной. Римский легион прошёл через неорганизованную толпу бриттов как нож сквозь масло. Ни огромное число сражавшихся бриттов, ни их страстное желание обрести свободу, ни  воодушевлявшие их  жёны, стоявшие за их спинами, - ничто не могло разбить монолит римского легиона.


Римляне устроили беспощадную резню. Почти все бритты были убиты, пленных не брали. Римляне не щадили даже женщин. Громкая слава, приобретённая в этот день, равнялась славе древних побед, ибо историки говорят, что пало порядка 80 тысяч британцев, а римских солдат погибло всего 400. Столько же были ранены. Так  бесславно закончилось великое восстание великой женщины. Увы! Бесстрашная Боудикка смогла зажечь искру восстания, затем раздуть пламя на всю римскую провинцию. Она смогла поднять на борьбу десятки тысяч людей, но создать из них войско, способное смести последнюю преграду, не успела. А ведь на пути к свободе стоял один-единственный легион, усиленный вспомогательными войсками.

Боудикка погибла здесь же, на поле брани: видя крах своих надежд, она приняла яд чёрного болиголова.
Пений Постум, префект лагеря римского легиона, узнав об успехе коллег, пронзил себя мечом за то, что лишил свой легион аналогичной чести.

Насчет остального хорошо сказал Александр Городницкий:

Любой полёт - лишь элемент паденья.
Когда кругом обложит вас беда,
не стоит покоряться Провиденью.
Исчезнет все, но вот вопрос - когда?

Не надо рвать в отчаянье одежду -
искусство в том, чтоб не терять лица.
Благословим случайность и надежду
и будем защищаться до конца!


В популярной культуре:

Композиция ирландской нью-эйдж певицы Энии Boadicea с альбома The Celts.


"Боудикка" ("Королева воинов") - британо-румынский художественный фильм 2003 года. В главной роли Алекс Кингстон.

Piccy.info - Free Image Hosting

Время действия фильма - начало нашей эры. В общем, живёт на своей земле племя иценов, которыми правят  король Прасутагус, получивший свою корону в поединке, и его жена Боадицея, воительница под стать мужу. У них две дочери: Изольда - "красивая и нежная, как лань", и Сиора - "свирепая маленькая дикая кошка". Ицены регулярно воюют с соседями, чаще всего побеждая их, и живут счастливо, любя свою землю и своего короля - пока к ним не приходят римляне.

И вот, облекая свои захватнические цели в политкорректную форму, римляне предлагают Прасутагусу защиту от врагов и всяческое взаимовыгодное сотрудничество, и стареющий (больше морально, чем физически) король, уставший от жестокости бесконечных войн, в какой-то момент сдаётся и подписывает с ними договор - ведь римляне угрожают, что иначе они подпишут договор с его врагами.

Он сам в глубине души понимает, что поступил неправильно, что римляне "тихой сапой" захватят Ицению, делится сомнениями с женой... Неистовая Боадицея предлагает воевать: разбить и соседние племена, и римлян - или пасть смертью храбрых. Но Прасутагус не хочет войны - и Боадицея клянётся во всём поддерживать мужа, и принуждает к тому же подданных. И когда Дервалок, первый воин и народный герой Ицении, предлагает на переговорах: "Давайте убьём этих римлян и отправим их императору по кусочкам", она долго объясняет наместнику императора, что "наши люди поэты. Когда Дервалок говорит об убийствах, он имеет в виду всего лишь несогласие с вашими аргументами".
- Да, но были случаи насилия и возмутительные проявления трусливого терроризма против римских граждан, - замечает наместник.
- То, что вы называете терроризмом, мы называем защитой дома, - рубит Прасутагус.

Наступает следующий этап "дружбы": в гости к королю и королеве приезжает римский император Клавдий - похожий, по словам Боадицеи, на полевую мышь - слабого здоровья старичок, поведением напоминающий многих современных западных политиков. Он толерантен и политкорректен, он отвешивает комплименты королеве и её народу, говорит о межнациональных браках и даже соглашается, к ужасу своих подчинённых, надеть подаренную иценами одежду из волчьего меха - "дающую носящему силу волка". Вернувшись в Рим, он объясняет юному и нетерпеливому племяннику Нерону, ужаснувшемуся "вонью" от волчьей шкуры, что рабов для цирка он пока не привёз - для всего нужно время.

Для иценов начинается невыносимая жизнь. Официально римляне их "старшие братья" и союзники. Но ежу понятно, что это захватчики. Из засад на воинские подразделения римлян регулярно нападают маленькие разбойники - иценийские дети во главе с младшей дочерью короля, грабят их и унижают. Пунцовый от стыда король извиняется перед "союзниками", платит им дары за оскорбление. Дочь перестаёт уважать отца. В народе растёт недовольство. Предприимчивый и жестокий наместник императора в Ицении требует от "союзников" всё большую дань, что ицены воспринимают как унижение, и в конце концов требует юношей и девушек - "добровольцев для учёбы в Риме". Король и королева заявили, что рабов для цирков и борделей они не дадут.

Напряжённость в отношениях с римлянами растёт в геометрической прогрессии. Местный жрец подзуживает воина Дервалока, влюбленного в Боадицею, свергнуть короля и начать полномасштабную войну против Римской империи. Но Дервалок, которому король не раз спасал жизнь, выбирает покинуть страну и бить римлян за пределами Ицении, пообещав вернуться, если станет нужен.

И вот король Прасутагус умирает (не без помощи жреца). Почти одновременно умирает римский император Клавдий - его отравила родная сестра, чтобы привести к власти своего сына Нерона (впоследствии "благодарный" сынок точно так же отравит маму, чтоб не пилила). Новый император Нерон, показанный как развратный юноша-монстр, больше не желает цацкаться с зависимыми народами и приказывает прижать непокорных иценов к ногтю.

И вот римские солдаты начинают в открытую захватывать в рабство молодых иценийцев. Боадицея, взяв с собой обеих дочерей, отправляется в шатёр к наместнику и требует их возращения. И тут наместник сообщает ей, что покойный Прасутагус в своём завещании передал половину страны своим дочерям, а половину - римскому императору. Боадицея не может прочесть завещание, она неграмотна, но не верит в его подлинность.

В общем, Боадицея заявляет, что раз так, договор с римлянами расторгнут, и наместник, чтобы раз и навсегда проучить непокорных иценов, приказывает публично высечь королеву, а ее дочерей изнасиловать у нее на глазах. Что и было сделано.



Но эффект получается прямо противоположный. Боадицея принимает решение мстить и готовится к полномасштабному нападению на римлян. Дальше Боадицея сумела договориться с племенами, с которыми ицены раньше воевали, и подняла их на борьбу против общего врага. Возвращается Дервалок. Бритты захватывают и жгут город за городом. Наместнику сначала удаётся удрать, но потом его достают и на глазах у Боадицеи и ее дочерей рвут на части иценийские дети. Потом Боадицею подводят союзники - они не стратеги, им хочется грабить. Королеве приходится вместе с ними брать Лондон (у неё же не регулярная армия, и ей приходится платить союзникам долей в грабеже) - хотя она понимает, что надо бы перехватить римского военачальника, отправившегося за подмогой, и не дать ему собрать армию.

И римская армия собирается, обученная и тяжело вооружённая, которой в открытом поле бритты, мастера молниеносных дерзких вылазок, ничего противопоставить не могут. В ночь перед решающим боем Дервалок, ставший любовником королевы, говорит, что в случае победы, после которой предполагается счастливая мирная жизнь, он уедет и будет убивать римлян дальше, пока один из них не убьёт его.



Утром, увидев сомкнутые шеренги римлян и понимая, что бой будет проигран, Боадицея, Дервалок и Сиора со счастливыми улыбками на лицах бросаются в атаку. Отчаянная конница несётся на шеренги, которые прошибить нельзя - это примерно как с автоматами на танки. Все воины Боадицеи полегли. Выжила, чтобы продолжить род, только старшая дочь Изольда.



Прошли века. Убийца и садист, наделенный титулом императора 13 раз, Нерон сгинул во время восстания провинций - ему перерезал горло самый любимый и преданный раб. Сгнила изнутри и была разодрана на клочья варварами когда-то могущественная Римская империя. А в Лондоне возле Вестминстера стоит памятник Боадицее и ее дочерям.


Статуя Боудикки в Вестминстере
Статуя Боудикки в Вестминстере, 1905
Боудикка: восставшая против Рима
Tags: античность, консервативная революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments