Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Троцкий об ответственности Ленина за красный террор.

Оригинал взят у igorkurl в "Троцкий об ответственности Ленина за красный террор".



 



«Но поскольку мы не собираемся ни на йоту меняться в

своей классовой сущности, поскольку мы сохраняем в полной неприкосновенности

свое революционное презрение к буржуазному общественному мнению, у нас не

может быть никакой потребности отрекаться от своего прошлого, "сбрасывать" с

себя ответственность за красный террор. Совершенно уж недостойной является

мысль о желании сбросить эту ответственность - на Ленина. Кто может на него

эту ответственность "сбросить"? Он ее несет и без того. За октябрь, за

переворот, за революцию, за красный террор, за гражданскую войну - за все

это он несет ответственность перед рабочим классом и перед историей и будет

ее нести "во веки веков". Или тут, может быть, речь идет об излишествах, об

эксцессах? Да где же и когда революции делались без "излишеств" и без

эксцессов? Сколько раз Ленин разъяснял эту простую мысль филистерам,

приходившим в ужас от эксцессов апреля, июля и октября! Да, ничто не снимает

с Ленина "ответственности" за красный террор, ничто и никто. Даже и слишком

услужливые "защитники". Красный террор был необходимым орудием революции.

Без него она погибла бы. Революции уже не раз погибали из-за мягкотелости,

нерешительности, добродушия трудящихся масс. Даже наша партия, несмотря на

весь предшествующий закал,   несла в себе эти элементы добродушия   и

революционной беспечности. Никто так не продумал заранее   неимоверные

трудности революции, ее внутренние и внешние опасности, как Ленин. Никто так

ясно не понимал еще до переворота, что без расправы с имущими классами, без

мероприятий самого сурового   в истории террора   никогда   не   устоять

пролетарской власти, окруженной врагами со всех сторон. Вот это свое

понимание и вытекающую из нее напряженную волю к борьбе Ленин, капля по

капле, вливал в ближайших своих сотрудников, а через них и с ними - во всю

партию и трудящиеся массы, Об этом именно я говорю в своих воспоминаниях. Я

рисую как Ленин на первых порах революции, наблюдая всюду халатность,

беспечность,   излишнюю   самоуверенность   перед   лицом   нагромождавшихся

опасностей и бедствий, на каждом шагу учил своих сотрудников тому, что

революция может спастись, лишь перестроив самый характер свой на иной, более

суровый лад и вооружившись мечом красного террора. Вот об этом я и говорю в воспоминаниях. О великой проницательности Ленина, о великой силе духа, о революционной беспощадности - при великой личной человечности.
Искать чего-либо другого в моих словах, усматривать в них желание
"подкинуть" Ленину ответственность за террор может только политическая
тупость и психологическая пошлость». …

Л.Д. Троцкий. «Наши разногласия». Ноябрь 1924 г.






А вот здесь уже сам Ленин публичнго одобряет красный террор, то есть фактически объявляет и себя, и всю партию - международными террористами.

В.И. Ленин и Л.Д. Троцкий с солдатами Красной армии в Петрограде. 1921 г.

В.И. ЛЕНИН

РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ФРАКЦИИ ВЦСПС.

12 января 1920 г.

Товарищи. У меня есть одно чрезвычайно проклятое ремесло, которое состоит в том, что я председательствую в Совнаркоме, и мне приходится страдать почти на каждом его заседании от отвратительной ведомственной драчки. Наркомпрод петухом сидит на Наркомпути и обвиняет его во всех грехах. Сцены бывают таковы, что после многократных испытаний я говорю, что я когда-нибудь после одного из наших заседаний утоплюсь...

[Далее Ильич долго и нужно рассказыват про межведомственные склоки советских бюрократов из ВСНХ и Наркомпрода. Я эту галиматью вырезал. Вобщем, Ильич говорит, что жрать нечего, и нужна мощная, организованная, дисциплинированная сила, чтобы жрачку отобрать у крестьян]

...Война дала уменье довести дисциплину до максимума и централизовать десятки и сотни тысяч людей, товарищей, которые гибли, чтобы спасти Советскую республику. Без этого мы все полетели бы к черту. Юденич придет к весне, Антанта готовит, готовит, и мы не знаем, что она изготовит.

Я перехожу к вопросу о демобилизации и использовании военных сил для того, чтобы эти военные силы и военный аппарат суметь приспособить для того времени, когда мы накануне перевала. Ни одна война так не кончалась, что расходитесь по домам, и все рады. Демобилизация - пусть все рабочие разъедутся, паек 3-х фунтовый получит и т.д. Конечно, собрание, которое знает, какие муки переживают рабочие, как они изголодались, хлопает. Но вы эти дешевые хлопки собираете. Мы все отлично знаем, что отчаянный голод, не подвезете этот хлеб. Подумайте, что это значит: демобилизация. Кто так говорит - это пустяки, болтовня. Попробуйте демобилизовать 3 армию, которая превосходно сделала, что выдвинула свой проект. Те, кто смеются, те ничего не понимают в современном положении и не способны думать. Как бы ни были ошибочны эти проекты - мы разберем в 10 минут, но в основном решим так, как в телеграмме т. Троцкого это было напечатано. Ваша основная мысль заслуживает полного внимания. Армия находится на Урале, на границе Западной Сибири: что же ей делать? Вернуться в Петроград? Она не вернется, паровозы не ходят. Другая армия идет к Югу. Десятки миллионов [пудов] хлеба соберите. Знаете, что нужно собрать 300 мил[лионов] пудов хлеба, а не болтать об экономическом строительстве. Попробуйте собрать эти 300 миллионов пудов. Армия прошла по Западной Сибири, стоит там и уехать не может. Армия прошла к югу от Ростова, уехать не сможет, потому что там Донецкая область, и мы не можем оттуда взять войска. Армия входит в Таврическую губернию, берет Мелитополь, где избыток хлеба - ее увести нельзя, потому что там контрреволюционные банды, а хлеб лежит. Об этом никто не думает, о конкретных задачах. Чем ребячеством заниматься, подумайте, что сделать. Народ голодает, железные дороги не возят, а у нас имеется армия, в которой каждый солдат говорит: я теперь знаю, что такое дисциплина. Там шкурников преследовали и расстреливали. Эта армия тоже с недостатками, ибо в армейском аппарате нисколько не меньше глупостей, чем в ВСНХ и в Наркомпути, и т.д., и никогда об этом т. Троцкий не будет писать. Но сейчас это есть аппарат, в котором есть возможность принуждения и дисциплины, и мы говорим: собери этот хлеб и подвози, ибо в этом - вся болезнь. Чтобы собрать 300 мил[лионов], нужен аппарат. Где он, аппарат: там, где голодный мужик помогал бы сытому брать: мы пришли в губернии сытые. Стыдно говорить об аракчеевщине - это довод дешевого либерализма, это самая дешевая демагогия - называть социалистическую армию, которая развила энтузиазм, как никогда, которая отдала на голодную жертву рабочих Петербурга и Москвы, называть ее дисциплину и организацию аракчеевщиной? До чего мы дошли? Это та драчка, начатая в Совнаркоме: бери дубину и лупи. Это я имею несчастье видеть в каждом заседании Совнаркома. Это есть не аракчеевщина, а то, чем мы погрешаем, и без чего мы не победим. Если мы Деникина и Колчака победили тем, что дисциплина была выше всех капиталистических стран мира, и т. Троцкий вводил смертную казнь, мы будем одобрять. Он вводил ее путем сознательной организации и агитации коммунистов. Мы уложили десятки тысяч лучших коммунистов за десять тысяч белогвардейских офицеров, и этим спасли страну. Эти методы нужно сейчас применить. Вы без этого хлеба не подвезете. Хлеб имеется в избытке только на Украине. Подвезти хлеб мы не можем, чтобы перевести рабочих на хлебный паек, нужно собрать лишнее. Чтобы заниматься строительством, нужно миллионы рабочих двинуть на работы. Говорят: пускай, хорошо, рабочие из армии придут домой. Никто не пойдет, потому что все знают, что здесь голод. Они останутся в сытых местах, в Мелитопольской губ[ернии] и т.д., со своими армиями, которые жрут в три раза больше, но если бы армия не жрала, она бы вас не спасла. Надо подумать не о ведомстве ВСНХ, а о всем положении Республики. Вы разве не читали, что Клемансо сказал, что "я Польшу и Румынию двину"? Как же вы демобилизуете армию? Это - болтовня, а не серьезная полемика. Мы небольшую часть демобилизуем, мы остальное должны держать на случай. А для этого, как же быть. Петроградские и воронежские рабочие не могут доехать. Если бы они могли доехать, мы бы их не демобилизовали. Люди говорят: я не хочу сидеть в казарме, а хочу помочь строительству. Это смешно, если так относиться к делу, это позор для понимания государственных задач - тут и полемику делать не стоит. Эти люди сделают на местах столько же ошибок, сколько и мы в ВСНХ и проч[ем], но они нас вытащат, п[отому] ч[то] без них мы хлеба и масла из Челябинска не вывезем, там аппарата продовольственного нет и создать некогда. Вы азбукой коммунизма кулака и бандита не победите, тут нужна сила испытанная. Сегодня армия в Мелитопольской губернии, завтра будет в других местах. Всякий разумный рабочий поймет нас и одобрит. Если хотите полемизировать, критикуйте решения 7-го съезда, только предупреждаю, что на съезде партии и на любом заседании Щентрального] к[омитета] побью вас. Бюрократия, волокита, расхлябанность - мы боремся против этой расхлябанности и бюрократизма, против них нужно вести войну. Кровавая война окончена, а война бескровная, но настоящая война, с военной дисциплиной и воздействием, с предпочтением того, кто воюет, тому, кто сидит дома, она не окончена. Для того, чтобы вести ее, нужны не армии, которые находятся между Польшей и нами, между Деникиным и нами, на Северном Кавказе. Что с этими армиями делать? Их демобилизовать? Чепуха и белиберда. Их надо со всем аппаратом, со всем коммунистическим авангардом пустить на то, чтобы хлеб собрали и подвезли. Если мы не остановились перед тем, чтобы тысячи перестрелять, мы не остановимся и перед этим, и спасем этим страну. (Аплодисменты).

Фонд 2, on. 1, д. 12500, л. 10-14 - стенограмма, машинописный текст.

Опубликовано: В.И. Ленин. Неизвестные документы. (1890-1922). М., 1992.

http://www.fedy-diary.ru/html/112010/01112010-01b.html










Тут интересно, как Ленин преподносит себя "спасителем" страны. Хотя на самом деле, призывая большевиков использовать Красную Армию в качестве кастета против крестьянина, он, как какой-нибудь пахан на "сходняке", предлагает "уркам" пойти на новое "дело". Вообще-то во время Гражданской войны голод был только на территориях, которые контролировались "красными", а у "белых" и "зелёных" никакого голода не было. Это потому, что большевики "экспроприировали" у всех всё, что можно, а потом хотели, чтоб всё горбатились за пайку хлеба.  Раньше, когда человек был при деньгах, он делал, что хотел! А большевикам требовалось — чтоб делал то, что им надо, а кто не будет вкалывать, того они могли и без пайки оставить. Крестьяне с хлебными запасами в этот большевистский проект никак не вписывались, поэтому их надо было подчистую ограбить и уже нищих заставить горбатиться в колхозах за "палочки". К чему, в принципе и подходил Ленин, натравливая Красную Армию на русское крестьянство и заранее внушая "не останавливаться перед тем, чтоб тысячи расстрелять"     
Tags: Ленин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments