Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Отрыжки советской власти в постсоветской России

Говорят, что в городе Калининграде, который раньше был немецким Кёнигсбергом, иногда можно видеть, как из-под слоя недавней краски проступают старые, довоенные надписи на немецком языке. Так и в современной постсоветской России. Хотя она теперь, в лице её лидеров, заседает на саммитах в разных "шестёрках", "восьмёрках" и "двадцатках", но очень часто за внешним демократическим фасадом проступают родимые пятна советизма.

На сайте LIFENEWS прочитал, увы, вполне привычную историю о том, как постсоветские бюрократы празднуют победу над фронтовиками..

Соцслужба уговорила фронтовичку уехать в дом престарелых. Племянник пенсионерки умер при загадочных обстоятельствах. После похорон ей указали на дверь

87-летнюю Ольгу Морозову, проливавшую кровь  в годы Великой Отечественной войны, попросили освободить квартиру, в которой она прожила почти 50 лет.

Старушка уверена, что стала жертвой махинации, за которой стоят нечистые на руку чиновники.

Неразбериха с квартирой началась, когда ухаживавшая за фронтовичкой работница соцслужбы уговорила ее отлежаться в пансионате «Коньково».

- Когда я туда приехала, у меня сразу забрали паспорт, - рассказывает Ольга Филипповна. - И там, в этом «леваке» (так пенсионерка окрестила дом престарелых), меня прописали.

400-1

Ольга Филипповна на старости лет оказалась обманутой теми, за чье будущее воевала.

Уехав в «Коньково», старушка оставила в своей квартире пожилого племянника - лежачего инвалида.

В пансионате фронтовичка прожила ровно полгода. По закону именно столько дается старику, чтобы решить, возвращаться домой или остаться в пансионате навсегда. Если решение так и не принято, пенсионера прописывают в интернате автоматически.

Пенсионерка несколько раз порывалась покинуть пансионат, но его сотрудники говорили, что курс лечения еще не закончен, уезжать пока рано.



Отпустили Ольгу Филипповну только после неожиданной смерти племянника Сергея - единственного, кто был прописан в квартире ветерана.

- Сережа умер от инфаркта, хотя сердце у него было здоровым, - рассказывает ветеран.

Похоронив племянника, она вновь поселилась в своей квартире. Но размеренная жизнь кончилась, когда в дверь пенсионерки постучали люди из Департамента жилищной политики Москвы и попросили освободить жилплощадь.

- Оказалось, я прожила в пансионате шесть месяцев и 3 дня и не высказала желания вернуться домой, - объясняет Ольга Морозова. - Теперь моя квартира переходит государству.

В Департаменте жилищной политики говорят, что старушка виновата сама.



- Таков закон. Бабушке все объяснили, но она не сказала, что не хочет оставаться в пансионате «Коньково», - прокомментировала сотрудница районного управления социальной защиты населения Татьяна Воронина.

24 февраля в квартиру Ольги Филипповны заявилась комиссия Дирекции единого заказчика, чтобы составить акт о незаконном проживании. Теперь, судя по бумагам Департамента жилищной политики, «свободная жилплощадь» должна «поступить на реализацию».

- Я воевала на Юго-Западном фронте, была связистом на Втором Украинском, - говорит Ольга Филипповна, перебирая дрожащими руками удостоверения - свидетельства былой доблести. - После войны здоровье пошатнулось. Неужели я не заслужила спокойной старости?

==================================================

Прочитав сию печальную историю, я невольно вспомнил о судьбе искалеченных на войне фронтовиков, которых, по решению советских чиновников, отлавливали на улицах городов и отправляли в спец-интернаты, где они доживали свои жизни за решёткой в тюремных условиях.

  "....В 1950 году по указу Верховного Совета Карело-Финской ССР образовали на Валааме и в зданиях монастырских разместили Дом инвалидов войны и труда.
Не праздный, вероятно, вопрос: почему же здесь, на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще и содержать дешевле. Формальное объяснение: тут много жилья, подсобных помещений, хозяйственных (одна ферма чего стоит), пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники, а неформальная, истинная причина: уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в о-р-д-е-н-а-х, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого "позора"! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия. Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью. Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше - тупик. «Дальше тишина» в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище...."





































инв_1
Это не карикатура - это портет реального инвалида войны, жителя о.Валаам



В СССР было много домов инвалидов подобно Валаамскому. Примерно то же самое происходило во всех крупных городах Совдепии, и в один прекрасный день тысячи нищих и попрошаек из числа инвалидов войны были по приказу Сталина отправлены чекистами в такие вот глухие клети - подальше от глаз, чтобы не мешали коммунистам строить социализм и рассказывать народу, какую распрекрасную страну они построили и как вольно в ней дышится человеку. А ведь у многих из этих сосланных инвалидов вся грудь в орденах была увешана. "За здоровье русского народа!"  - любят вспоминать этот якобы произнесенный однажды Сталиным тост советcкие сталинисты как доказательство величия Вождя и его благодарности русскому народу за Победу и все вынесенные тяготы войны.

В Интернете можно найти много воспоминаний пожилых людей, как, например, комментарий блоггера Александра Нагайцева:
"Я родился в 1956 г. Рос в Апрелевке. Иногда мы (отец, мать и я) ездили в Москву на электричке. На каждой станции в вагон мужики заносили грязных и вонючих инвалидов на тележках, они ходили и просили деньги. Им давали все, по чуть-чуть, но все, кто был в вагоне.
Они шли к выходу, их выносили, ставили на перрон и они ехали к пивному ларьку. Зрелище, действительно, тяжелое. Пара таких инвалидов жили с нами в одном бараке, в конце его. А потом все они враз исчезли. Я спрашивал отца: "куда делись дядя Виктор и дядя Вася"? Не знаю, сколько их было во всей Апрелевке, но думаю не меньше сотни - двух. Это только те, кого я видел на улицах и на перроне.
Совершенно ясно, что их всех собрали и "убрали". Уж больно все сразу исчезли из бараков и улиц.
Сейчас я сам - старый. Нет сил, болезни, не выхожу из дома. Считай, сам - инвалид. И я с ужасом думаю, а ведь случись чего, так и меня власть отвезет на Валаам и прикончит!
Так какая же разница между Гитлером и Сталиным?
А отношение всяких писак к этой теме определяется только тем, по какую часть колючей проволоки находились они и их родные в сталинские годы, внутри лагеря или снаружи".


  
Tags: постсоветизм, советизм
Subscribe

  • Душеведческое.

    Состояние медитации в дзэн называлось "у-во" – "не-я", "отсутствие индивидуального "Я"". В процессе…

  • О выборах.

    "Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу " (О. Генри). Замечательно верно сказано. Мы…

  • Появление человека.

    Афина вкладывает душу в виде бабочки в голову человека, созданного Прометеем. Бертель Торвальдсен. Афина и Прометей. 1807-1808. Музей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments