Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Реабилитация ведьм как борьба за справедливость

Инициатором реабилитации сожженных на кострах по решению церковных судов женщин стал Кёльн
Инициатором реабилитации сожженных на кострах по решению церковных судов женщин стал Кёльн

В Германии развернулась общественная дискуссия об официальной реабилитации мучениц инквизиции - женщин, сожженных на кострах по решению церковных судов по обвинениям в сговоре с дьяволом. Комиссия по жалобам городского совета Кельна по заявлению протестантского пастора Хартмута Хегелера единогласно приняла резолюцию, осуждающую проходившие в городе четыреста лет назад так называемые процессы над ведьмами. В период с 1446 по 1662 год в Кельне более 100 человек уличили в колдовстве и по меньшей мере 38 из них казнили. Историки расходятся во мнениях о том, сколько именно женщин были сожжены на кострах в XIV-XVII веках по обвинению в сговоре с дьяволом. Известно, что в центральноевропейском регионе - в германских княжествах, Богемии и других владениях Габсбургов этих несчастных было от 100 до 300 тысяч.

Вот уже много лет Хартмут Хегелер борется за официальную реабилитацию ведьм. Ведь решения об аресте и казни принимались конкретными судами и городскими властями. Значит, они должны соответствующим образом аннулировать собственные решения и реабилитировать собственных граждан, как это уже было сделано в отношении жертв более поздних преследований, считает преподаватель религии.
Пастор Хартмут Хегелер
Пастор Хартмут Хегелер

Хегелеру уже удалось добиться немалых успехов: сперва свои решения приблизительно 400-летней давности пересмотрел ряд маленьких городков в Баварии, Гессене и Вестфалии. Первым крупным городом, принявшим официально решение о моральной реабилитации ведьм, стал в 2011 году Дюссельдорф. А в середине февраля 2012 года соответствующее решение принял городской совет Кельна. В качестве прецедента был рассмотрен  случай Катарины Хенот: его преимущество заключалось в том, что известны все детали дела, сохранились протоколы допросов. К тому же за реабилитацию Катарины Хенот выступили ее потомки.

Согласно принятому решению, предполагается, что все женщины, осужденные как ведьмы, были оболганы и поэтому должны быть реабилитированы. Среди тех, кого реабилитация коснется в первую очередь - казненная в 1627 году Катарина Хенот, считающаяся самой известной из так называемых ведьм Кельна. Резолюция призвала также современный епископат Кельна дистанцироваться от совершенной 400 лет назад братьями по вере несправедливости. Городской совет обратился также к Кельнскому архиепископству с просьбой выразить свое осуждение охоты на ведьм.

О Катарине Хенот (Katharina Henoth) известно достаточно много. Она была весьма влиятельной горожанкой, получившей в наследство от отца одно из почтовых учреждений города, которым она управляла вместе с братом (тогда почта еще находилась в частных руках). Но у нее возник конфликт с графом Леонардом фон Таксисом-вторым, который хотел централизовать почту. Хенот вступила с ним в судебную тяжбу, настаивая на своих наследственных правах. И вот тут и появилась якобы одержимая монахиня, обвинившая Хенот в колдовстве, приведшем к вселению в монахиню дьявола. Хенот обвинили также и в том, что она напустила на женский монастырь гусениц.

Слух об этом быстро распространился, обвинение разрослось до фантастических  размеров, а все попытки Хенот и ее родных добиться участия в процессе адвокатов были тогдашними церковными - и одновременно государственными - властями отвернуты. Арестованную в течение месяцев подвергали жесточайшим пыткам. Искалеченную и больную женщину приговорили к сожжению на костре, несмотря на то, что она так и не призналась ни в одном вменяемом ей деянии. Это было явным нарушением тогдашних законов: не сознавшуюся под пытками должны были освободить, но видимо те, кто хотел смерти Хенот, были очень сильны и влиятельны.

Интересно, что нечто вроде реабилитации осужденных за колдовство немецких женщин на свой лад ранее готовили и нацисты - готовили тайно, планируя при удобном случае избавиться от власти церкви, обвинив католическую церковь в намеренном уничтожении в лице одаренных свыше женщин лучшего генофонда немецкого народа и арийской расы вообще. Католиков хотели обвинить и в том, что делали они это в сговоре с мировым еврейством. Возглавлял подготовительную исследовательскую работу Генрих Гиммлер, среди предков которого также нашлась осужденная как ведьма и сожженная на костре женщина.

Но поражение в войне и крах нацистского режима не дали этой реабилитации ведьм состояться.  Впрочем, это не стопроцентно доказанное намерение нацистов; не исключено, что они больше интересовались методами средневековых пыток. Что до якобы желания научно обосновать геноцид немецкого языческого племени, то и в нацистские времена серьезные ученые обращали внимание нанятых Гиммлером историков на то, что казненные женщины были как правило уже в возрасте, несовместимом с деторождением - и, стало быть, уже выполнившими свой генетический долг.

Возвращаясь к инициативе кельнских властей, следует отметить, что она выглядит убедительной в глазах горожан, которые уже давно, не дожидаясь юридической реабилитации, отдают дань светлой памяти Катарины Хенот, именем которой названа одна из улиц и школа, а ее скульптурное изображение украшает городскую ратушу. Ей также посвящено несколько литературных произведений, в частности, популярный роман "Ведьма" Вольфганга Ломайера.

Источник: Радио СВОБОДА


Что касается историков, то их интересуют не только отдельные судьбы, но и социальные механизмы, приведшие к подобному "взрыву насилия". Среди причин называются, в частности, обострение социальной ситуации, связанное с Тридцатилетней войной и так называемым "малый ледниковый период" (резкое похолодание в Европе эпохи позднего Средневековья привело к неурожаям и голоду).
Историки различают три "волны" преследований: с 1570 по 1580 годы, с 1629 по 1632 и около 1650. В ситуации социальных катаклизмов, как известно, возрастает потребность в поиске "виноватых". Немалую роль сыграли и религиозные противостояния: сожжения ведьм были эффективным способом острастки и удержания подданных в верности той или иной религии. Интересно, что этим страшным, но эффективным методом пользовались как католические, так и протестантские правители (таким образом, вину за охоту на ведьм нельзя возлагать только на католическую инквизицию).
Для мюнхенского историка Ральфа-Петера Фукса (Ralf-Peter Fuchs), автора исследования о преследованиях ведьм в районе Нижнего Рейна, процесс реабилитации важен, прежде всего, как повод "вызвать у общественности интерес к важным событиям прошлого". "Следует проанализировать этот исторический период и обратить внимание на то, с какой скоростью обыкновенный человек может оказаться в положении маргинала, изгоя, - подчеркивает историк. - Это история, на которой действительно следует поучиться - как и на истории 20-го века".

По словам немецкого историка Карла Майера, за последние десятилетия историки накопили массу интересных фактов, позволяющих взглянуть на инквизицию под совершенно другим углом.

“Поразительно, но раскрытие исторической правды отнюдь не всегда бросает еще большую тень на католическую церковь, — отмечает ученый. - Наоборот, развенчание мифов об инквизиции дает возможность лишний раз убедиться
в правоте Достоевского, который писал, что зло кроется в самом человеке”.

Корреспондент предлагает своим читателям понаблюдать за тем, как современные ученые развенчивают миф о том, что самой мракобесной страной Средневековья была Испания..

Испанское проклятие

Самой зверствующей страной в Средневековье была Испания, “подарившая” миру Томаса де Торквемаду и наибольшее число еретических костров. Это один из крупнейших мифов об инквизиции. И для того чтобы развенчать его, потребуется, пожалуй, наибольшее количество усилий, говорят ученые.

На самом деле историческая правда, как это часто бывает, оказывается полной противоположностью мифу. В других странах Европы с еретиками обходились намного хуже, чем в Испании, рассказывает британский историк Эдвард О’Брайен.

Торквемада, Великий инквизитор, чье имя стало нарицательным и символизирует беспощадную жестокость, на самом деле был одним из реформаторов юриспруденции того времени

В подтверждение своих слов О’Брайен приводит несколько красноречивых фактов. Например, недавняя расшифровка переписки священников инквизиции, сделанная с помощью компьютерной техники, показывает, что целью их работы не
было преследование ереси.

Суды инквизиции в Испании были намного гуманнее, чем в других странах Европы, а условия содержания в тюрьмах — более мягкими. В связи с этим заключенные светских тюрем порой даже начинали умышленно богохульствовать, чтобы попасть в более комфортные тюрьмы инквизиторов, констатирует О’Брайен.

А Торквемада, Великий инквизитор, чье имя стало нарицательным и символизирует беспощадную жестокость, на самом деле был одним из реформаторов юриспруденции того времени, утверждает американский историк Уильям Уолш.

Торквемада сумел сдержать непомерный пыл ранних инквизиторов, уверен Уолш, в частности, ограничил применение пыток и смягчил их методы.

“При Торквемаде пытали не более страшными методами, чем в полицейских участках Нью-Йорка в 1930-х”, — говорит Уолш.

Торквемада занимал пост Великого инквизитора 15 лет (1483-1498). За это время испанская инквизиция рассмотрела дела 100 тыс. обвиняемых. Казнены были не более 2% от общего количества, отмечает Уолш.

В других странах Европы таких низких показателей, как в Испании “великого и ужасного” Торквемады, попросту не было, констатирует О’Брайен.

Если отметить на карте каждый достоверно установленный случай сожжения ведьмы, то наибольшая концентрация точек окажется в той части Европы, где расположены Франция, Германия и Швейцария.

“Если отметить на карте каждый достоверно установленный случай сожжения ведьмы, то наибольшая концентрация точек окажется в той части Европы, где расположены Франция, Германия и Швейцария, — утверждал известный
американский историк Генри Чарльз Ли. — Также сплошные пятна из таких точек основательно забрызгали бы Англию, Шотландию и скандинавские страны”.

Так откуда же взялся миф о зверствах именно в Испании? Ответить на этот вопрос несложно, говорят современные историки.

Миф об инквизиции связан с представлением, будто движение Реформации, инициированное Мартином Лютером, породило трансформацию общества, смену феодального строя на капитализм, что и послужило началом промышленной революции и дало толчок развитию науки.

Желание историков таких стран, как Англия, показать, что наука расцвела на севере Европы именно потому, что там не было инквизиции, привело к очернению образа южных стран, в первую очередь Испании, констатирует Хейнс.

Tags: геноцид
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments