Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

О христоверах

Сегодня утром нашёл в Сети статью про христоверов. Отделил зёрна от плевел, и решил эти зёрнышки посадить в своём виртуальном парничке.

Вы, мои сверстники, кто родился и вырос на этой нашей земле, разве не знали вы раньше лик нашего черного бога? /.../ Наши человекоборцы не кому-нибудь другому - ему, ему отдают свой народ на пожрание. Это туда и Лев Толстой бросил свое великое призвание, туда же отдал и Достоевский свой великий дух, когда пророчил: "Константинополь будет наш". И это он, тот самый лик черного бога, показывается, когда некто из народа лепечет иностранные формулы: свобода, равенство, братство, коммуна, экономическая необходимость и пролетарии всех стран, объединяйтесь.
Пришвин

                                         

Что происходит, когда стирается граница между Творцом и тварью?

В Русской Церкви явление, когда стирается грань между Творцом и тварью, когда появляются христы и богородицы, очень хорошо известно с середины ХIХ в. (и даже ранее) и носит название хлыстовство.

Внутри самого православия экстатический уклон нередко бывает неуловимым уклоном к хлыстовству ( Иоанн Кронштадтский.) По выражению глаз можно отличить людей этого уклона.В сектах неприятно выделение себя из мира и охранение своей чистоты. Начинаются секты с духовного горения, с духовного подъема, а кончаются образованием самодовольного сектантского быта, застывшего, охлажденного и ограниченного (Бердяев)



Постепенно становится понятными и эти регулярные поездки с байкерскими и рокковыми "бригадами" по просторам необъятной Родины, включая Украину и Беларусь, и роль господина Кураева, который провозглашает себя каким-то "христианским" журналистом, и эти миссионерские потуги, благословение патриарха Кирилла - это все направленно к определенной цели, которой представляется реформа российского православия. Но в какую же сторону? Явно не в католическую, и не в протестантскую - если есть свое, родное, веками выстраданное и обкатанное в разных слоях общества - но главное, это великая народная религия. И очень, очень современная - куда там харизматам до культов белых богородиц - да еще на чопперах!

Сначала христиане, православные, начинают возносить Богородицу,  в смысле Мать Христа, до уровня равновеликого Богу - даже признают, что она воскресла, подобно Христу, т.е. Соискупительница.

"И цель спекуляции на "откровениях Девы Марии по всему миру" и на Ее "соискупительной миссии" нешуточная – искоренение Православия. И отголоски стали слышны в Российской Церкви: то тут, то там (особо – в среде монашествующих) появляются лица, которым Божия Матерь якобы диктует Свою волю и даёт пророчества о судьбах России. Некоторые из них оказываются опубликованными.

Для них Богородица - Богиня. Что есть, как вы и сами понимаете, самое настоящее язычество.Вот так и начинается ересь в чистом виде.
Ну а хлыстовство подхватывает всех отделившихся, или отпавших, для которых уже просто любая женщина, которая называет себя богородицей – это богиня.
Будущая жизнь, по представлению хлыстов, начнётся после Страшного суда, который произойдёт в Петербурге. Видимые небеса распадутся, явится новое небо, а на нём светлый град Сион, в котором будут жить праведники (то есть хлысты); грешники же (не хлысты) будут преданы страшным мукам.

Хлысты

"Хлыстовство невидимо стоит за спиной православия, это его страшный двойник", - с неожиданным пафосом восклицал Пришвин, вообще-то демонстрировавший безразличие к собственно церковным вопросам. "Внутри самой же православной церкви /.../ возникает огромное царство хлыстов неуловимых, неопределенных. /.../ Не узнать, где начинается хлыстовство и где кончается православие. И самое страшное для стражей церковных, что там, где вспыхивает наибольшим светом православие, тут же курится и хлыстовство: Иоанн Кронштадтский - и тут же иоанниты". И в другом месте, с еще большим пафосом: "Хлыстовство - это неумирающая душа протопопа Аввакума".

Главное отличие хлыста от православного, по Пришвину, связано с пониманием Христа: для православного Христос уже воплотился, для хлыста это воплощение происходит всегда и зависит от человека. "Для хлыста мир не спасен, а нужно сделать личное усилие для спасение от мира" . Никому ничего не напоминает? Ничьи проповеди о личных усилиях, предпринятых для спасения?


Пришвин рассказывает, что настоящие вожди хлыстовских кораблей не называют себя христами и богородицами; но так их называют последователи, всегда упрощающие идею. "Христос через него говорит, но он не Христос". Счесть себя Христом для вождя - соблазн, от которого тот воздерживается, хоть и часто оказывается на этом пути. Пришвин убеждается в том, что "хлыстовство не есть цельная религия; хлыстовство все в движении, все в исканиях, все в островах.
Нет никакой определенности в очертании хлыстовского материка".




Итак, "православие - покой и смирение, хлыстовство - движение, внутреннее строительство и гордость". Слишком хорошо знакомое православие застыло на месте; хлыстовство страшно и неведомо, но устремлено вперед, и страх перед ним - это страх перед будущим. "Хлыстовство - подземная река, уводящая лоно спокойных вод православия в темное будущее"

Тут можно цитировать и цитировать наших современников - о будущем, об обновлении, об устремлении вперед...


Хлыстовские общины, или, как они их называют, корабли, совершенно независимы друг от друга. Во главе каждого «корабля» стоят «кормщики», «христы», «богородицы», «пророки» и «пророчицы». Как и другие духовные христиане, хлысты отвергают священство. Жизнь «корабля» строго регламентирована. У большей части хлыстов существуют пищевые запреты (им не разрешается есть мясо и употреблять алкогольные напитки, даже пиво).
Чтобы скрыть свою принадлежность к секте, которая подвергалась преследованиям, часть хлыстов формально не порывала связи с православной церковью и посещала храмы. В настоящее время неохлыстовство явно развивается - хотя и называет себя по-разному.

Отличить их можно именно по тем ценностям, которые всегда были главными для хлыстов.

Книга золотая,
Книга животная,
Книга Голубиная:
Самъ, сударь, Духъ святой.

Христоверы, как они себя сами называют, придавали главное значение не религиозному учению, а именно массовому экстатическому ритуалу. Предание свидетельствует, что основатель учения – костромской крестьянин Даниил Филиппович, которого его последователи считали воплощением Бога-отца Саваофа, посоветовал выбросить в Волгу как никонианские, так и старообрядческие книги.
"Не книгам, а Святому Духу верьте", – сказал он. Путем к обретению св. Духа считались "радения" – массовые экстатические действа. Техника вхождения в экстаз предполагала длительный и изнурительный пост, а также многочасовые пляски, хождение по кругу, с подскакиваниями и коллективными выкриками: "Ой дух, ой Бог! Царь Бог, Царь Дух".

Помолись, царица Царевна,
Богородица съ золотыми косами,
Отъ твоей глубинности древней —
Голубиной Кротости мудрой
                            Блок


Не лишено интереса случайное или намеренное колористическое совпадение — золото есть в Голубиной книге у Блока и у хлыстов, но оно не упоминается в духовном стихе. В принципе ничего невозможного в том, чтобы Блок учел и хлыстовский аспект Голубиной книги, усматривать нельзя, — среди интеллигенции и даже в высшем обществе этих лет мода на хлыстовство является общеизвестным фактом, о хлыстах писал Мережковский, а Бальмонт тонко инструментовал экстаз хлыстовских радений:

Царь Духъ! Царь Духъ! Царь Богъ! Царь Богъ!
Царь Духъ! Царь Богъ! Царь Духъ!
Возьми, прими мой стонъ, мой вздохъ,
Войди какъ звонъ въ мой слухъ!

                                      (Бальмонт 1909, 127)


“В результате этих движений, продолжающихся до полного изнеможения и до истерических припадков, – писал историк русской культуры П. Милюков, – дух "накатывает" на весь "корабль". Пророк начинает тогда пророчествовать – сперва всему "кораблю" общую "судьбу", а потом частную судьбу каждому члену отдельно”. В либеральную эпоху начала XIX века христоверие проникло и в высшие дворянские круги.
В 1908 году вышла книга Д. Коновалова "Религиозный экстаз в русском мистическом сектанстве". Опираясь на допросы и показания хлыстов, хранившиеся в православных Духовных консисториях, автор исследовал телесные или физические явления сектантского экстаза. Из речевых экстатических феноменов Коновалов описывал стоны, слышавшиеся на радениях, а также "приступы насильственных криков". Они часто раздавались на радениях Тамбовских хлыстов.Пророки и чудотворцы Тамбовских хлыстов заявляли, что в состоянии экстаза говорят на каких-то языках, которых они сами не понимают. Также  Воронежские христоверы во второй половине XIX века (группа В. Мокшина) в состоянии религиозного экстаза кричали и говорили "на разных языках".



На радениях можно было услышать и "нечленораздельные крики разными голосами", напоминающими голоса различных животных. По словам лидера хлыстов станицы Ханской (Кубанской области) Линникова при схождении св. Духа на радеющих, каждый из присутствующих начинает кричать, подражая крику различных животных и птиц [Коновалов, 1908, с. 35, 38 – 39].

Таким образом, и в Петербурге, и на Кубани, как ранее в Египте и Сирии состояние религиозного экстаза проявлялось в речевом поведении в форме глоссолалии [греч. – язык– говорить] – произнесения слов, лишенных смысла.

Во время "радений", наблюдались непроизвольные внешние движения. Например, притоптывания и судорожные сотрясения. Непроизвольные внешние движения нарастали сверху вниз (покачивание головой, подергивание плечами, движения рук, вырывание волос на голове, что отмечалось у Поволжских хлыстов). Они достигали кульминации в сложных формах перемещения человека в пространстве, таких как вращательно-круговые движения. Замечу, что адепты древнего культа Сабазия предавались именно такой исступленной вращательно-круговой пляске. Московские и Сибирские хлысты XVIII века также практиковали "круговерчение".
В некоторых христоверческих общинах на радениях, как у флагелланов или шиитов, происходило самобичевание (отсюда происходит название "хлысты"). Московские хлысты XVIII века во время радений били себя по спинам поленьями и обухами. Все эти действия приводили к состоянию массового религиозного экстаза и ощущению собственной божественности, "христовства".



И в "сочинениях" Распутина мы найдем многие любимые мысли хлыстов, прежде всего - поношение официальных священников и презрение к книжной учености церковных иерархов. "Мне пришлось много бывать у архиереев, много я беседовал с ними... их учение остается ничтожным, а слушают простые слова твои... Ученость для благочестия ничего... Буква запутала им голову и свила ноги и не могут они по стопам Спасителя ходить". Оттого-то служители церкви и не могут дать верный совет нуждающимся в пище духовной... И Распутин добавляет важную фразу: "Кто может совет дать, так они в уголочки позагнаны..."



"Позагнанные в уголочки" хлыстовские секты, разбросанные по всей России, поддерживали между собою непрерывающуюся тайную связь. Для нее использовались посланцы - "серафимы" или "летучие ангелы", странники, бесконечно путешествующие между "кораблями".


«По мнению хлыстов… духовные лица – это черные враны, кровожадные звери, волки злые, безбожные иудеи, злые фарисеи и даже сопатые ослы» (Энц. Словарь Брок. и Ефр., «Хлысты», 405).



Очевидно, что тяга людей к впадению в состояние религиозного экстаза имеет глубинные социальные, психологические и духовные причины. В современной российской ситуации нестабильность официальной идеологии и традиционных религий приводит к тому, что они, вероятно, не справляются с их главной компенсаторной функцией – утешения человека в тягостных для личности условиях переходного периода. В этой ситуации эндорфины – "гормоны удовольствия", которые вырабатываются, в том числе, в состоянии религиозного экстаза, вероятно, выполняют в определенной мере компенсаторную функцию. Может быть, одну из причин массового притока неофитов в различные сектантские общины в современной России стоит искать именно в этом направлении.



Это
по времени приблизительно совпадает с широким распространением такого феномена молодежной массовой культуры, как коллективное вхождение в экстаз на рок-концертах, на собраниях поклонников музыкальных, спортивных и иных кумиров (эта тенденция четко обозначилась начиная с эпохи молодежных революций 1960-х годов).

Замечательная и очень характерная цитата из интервью
Кураева - "Кроме того, понимаете, для меня в данном случае важно видеть, каким образом меняется вся Церковь. Когда десять лет назад я впервые вышел на сцену рок-концерта, конечно, многие ничего не сказали, но пальчиком у виска покрутили. И в Интернете появилось много публикаций и пересудов о неадекватном поведении диакона Андрея Кураева. А сегодня мы уже действуем по благословению, и, более того, митрополиты сами выходят с проповедями на концерты.
Год назад так сделал митрополит Владимир на репетиции нашего концерта в Киеве. В этом нашем туре митрополит Луцкий Нифонт проповедовал с рок-площадки, митрополит Днепропетровский Ириней, епископ Ивано-Франковский Пантелеимон. А во всех других городах епископы посылали своих представителей, священников для приветствия собравшимся на площади. И это означает, что в самой Церкви происходят определенные изменения. В одном из городов я вывел на сцену местного священника, но не для слова, а просто со сцены посмотреть на площадь. Мы тихонечко стали в углу, и я батюшке шепнул на ухо: "отче, это Ваша паства". Вы знаете, мне показалось, что он вздрогнул. "





Поэтому с культурологической и религиоведческой точки зрения можно констатировать, что состояние религиозного и нерелигиозного экстаза характерно не только для подавляющего числа традиционных культур, но и для современной рациональной культуры индустриальных и постиндустриальных обществ. На протяжении тысячелетий вплоть до наших дней прослеживаются и стереотипные модели поведения, сопутствующие этому состоянию, – потеря идентичности, телесная активность и речевые феномены, феномен "психического заражения" и т. д., а также сходные техники достижения этого состояния – музыкальный ритм, ритмичные движения, доходящие до изнеможения, ограничения в еде, световые эффекты и ряд других.

Яркий пример - байкерское шоу во главе с Хирургом (Господи, даже тут по кликухам людей называют) в сопровождении рок-групп.



          Богородицы в Севастополе...

         Экстатические радения


Приложение

В январе 1909 года Пришвин готовил питерских членов хлыстовской общины к выступлению в Религиозно-философском обществе. Выступление не состоялось, но узнал он тогда много интересного: Блока, например, хлысты считали пророком. Пришвин всячески подчеркивал значение хлыстовства и для интеллигенции, и для официального православия, и для русской истории вообще.

Tags: христоверы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пятидесятница афоризмов.

    1. Каждый человек на ниточке висит, бездна ежеминутно под ним разверзнуться может, а он ещё сам придумывает себе всякие неприятности, портит свою…

  • Грядёт "эпоха великой грызни"?

    Похоже на то, что мир понемногу входит в "эпоху великой грызни". Грызни за природные ресурсы, сокращающиеся с каждым годом как…

  • О выборах.

    Пишут, что какие-то депутаты требуют отменить итоги выборов в России "из-за многочисленных нарушений". Ну, ей-богу, как дети малые и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments