Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

ЯРОСЛАВСКОЕ ВОССТАНИЕ

http://pics.livejournal.com/orei/pic/000pg999


Начало Ярославского восстания было лихим, авантюрным. Сотня офицеров, вооруженная дюжиной револьверов, захватила крупный губернский город ранним субботним утром 6 июля 1918 года. Ярославль занимал господствующее положение на транспортных путях на Север и в Сибирь. С учётом обещанного французами десанта, была возможность превратить город в главный центр антибольшевистского сопротивления в России.

Лето 1918-го года – год гибели Императорской Семьи в Екатеринбурге, начало "красного террора" и "военного коммунизма". Еще не было продразверстки, но уже ходили по деревням продотряды, забирая "под метлу" из крестьянских амбаров "излишки хлеба". Уже создавались первые "комбеды", которые социализировали, а точнее говоря, "скоммуниздили" землю, отдав её в полное распоряжение комчиновников, а в городах ввели карточки почти на все продукты. Всё это привело к тому, что антисоветские настроения распространились практически во всех слоях общества.

Успешное начало

Ярославское восстание задумывалось «Союзом защиты Родины и свободы» эсера Б.В. Савинкова. Вначале 1918 года это была наиболее сильная и авторитетная антисоветская структура в Центральной России. Савинковский "Союз" фактически объединился с местными организациями "Союза офицеров", "Союза фронтовиков" и "Союза георгиевских кавалеров". Его ячейки имелись не только в Ярославле, но и во всех крупных верхневолжских городах – Рыбинске, Муроме, Костроме. Наличие хорошо разветвленной подпольной сети позволило создать ядро будущего сопротивления. Согласно плану, подконтрольные Союзу силы в течение зимы-весны 1918 года тайно скапливались в городах Центральной России, ожидая часа «икс», а потом должны были одновременно подняться с оружием в руках. Савинков надеялся также получить военную помощь от союзников по Антанте – через северные порты.

6 июля началось выступление в Ярославле, 8 июля поднялся Рыбинск, где отряд повстанцев вёл лично Савинков, а 9 июля – Муром. Однако успехом увенчалось лишь восстание в столице Верхнего Поволжья – в Ярославле. Утром 6-го июля группа из 105 бойцов во главе с полковником Александром Перхуровым, называвшаяся «Ярославский отряд Северной Добровольческой армии», собралась на Леонтьевском кладбище, что на окраине Ярославля. На вооружении у повстанцев было всего лишь 12 револьверов. Однако смелость, воодушевление и боевая ярость русских антикоммунистов были столь велики, что вскоре они захватили склад с оружием (караул склада присоединился к восставшим) и уже к полудню, после кратких боев, разоружили большевистский отряд и взяли под контроль весь центр города. Исходный успех Ярославского восстания – яркий пример того, на что способно решительное, активное меньшинство, объединение личностей.

Сразу же после захвата города офицеры-добровольцы объявили о создании органов власти и о записи в добровольческую армию. Ярославцы поддержали действия новых властей, преобразуя конспиративную затею савинковцев в общенародное дело. Городским головой Ярославля вновь стал В.С. Лопатин. Социал-демократ С.А. Суворов, занимавший этот пост до ноября 1917-го, также вошёл в управление города. Помощником главноначальствующего по гражданской части стал член Комитета спасения родины и революции А.М. Кизнер. Поддержали восстание и меньшевики во главе с И.Т. Савиновым и Х.И. Иоффе, и эсеры во главе с Н.А. Мамыриным. Даже бывший губернский комиссар Временного правительства меньшевик Б.В. Дюшен перешел на сторону повстанцев. Таким образом, в рядах восставших наблюдалось редкое партийное единство – от социал-демократов до кадетов и монархистов. Партийные разногласия как бы отходили на задний план перед надеждами на возможную победу восстания.


Цели восстания формулировались кратко и ясно: восстановление законности и прав собственности, спасение «нашей родины и нашего народа от позора, рабства и голода», «установление форм широкого государственного народоправства», Учредительное собрание. Парламентаризм, политические и гражданские свободы, земля – крестьянам в полную собственность – такова была программа восстания.  В воззвании от 6 июля определены следующие задачи новой власти: «предотвращение “покушений на личность и частную собственность”, отмена “препятствий торговле и передвижению”, восстановление в правах “частного торгового капитала”». Связь с горожанами руководители восставших имели в основном посредством листовок с обращениями к гражданам города. Их было выпущено 28.

Уже в своем первом обращении-приказе к населению города Перхуров заявил о своей связи с южнорусским Белым движением: "на основании полномочий, данных мне главнокомандующим Северной Добровольческой армией, находящейся под верховным командованием генерала Алексеева, я, полковник Перхуров, вступил в командование вооруженными силами и во временное управление гражданской частью в Ярославском районе…". Василий Цветков утверждает, что "в случае победы ярославского восстания, взятия Москвы, а на это мог рассчитывать генерал Алексеев, здесь была бы реализована структура власти Белой России: военная диктатура, приоритет исполнительной власти над представительной, представительство не партийное а сословно-профессиональное. Ярославская земля, тысячелетняя Ярославия могла бы стать основой для осуществления программы создания будущей "национальной России".

Александр Петрович Перхуров, руководитель ярославского восстания. Снимок был сделан в 1921 году.

Город ликовал: казалось, что диким коммунячьим экспериментам навеки пришел конец. «Ярославский отряд Северной Добровольческой армии» начал пополняться, причём в полном соответствии со своим названием, т.е. на строго добровольной основе. Даже в отношении офицеров, «…уклоняющихся от честного выполнения долга перед Родиной и не принимающих активного участия в борьбе», единственной «карой» было лишение их офицерского звания. За родину и свободу выступила ярославская городская конная милиция, губернский комиссар которой Фалалеев вскоре пал в боях с красными. Почти все участковые комиссары милиции встали в ряды повстанцев, что не было редкостью, ведь структуры МВД были сформированы еще до октября 1917 года и многие должности в них занимали противники большевиков (достаточно вспомнить того же Антонова – руководителя восстания в Тамбовской губернии). На сторону народа перешёл также и бронедивизион поручика Супонина (25 офицеров, 2 пушечных бронеавтомобиля «Путилов-Гарфорд», 5 крупнокалиберных пулемётов). Помимо офицеров в состав Ярославского отряда входила учащаяся молодежь – добровольцы кадеты, лицеисты Демидовского юридического лицея, гимназисты. Это была та самая "русская молодежь", которая, как и везде в России составила основу Белого движения в период его становления в начале 1918 года. Восставших поддержали ярославские рабочие, ремонтировавшие для белых броневики и бронепоезд, окрестные крестьяне, доведенные до отчаяния комбедами и продотрядами, наконец, православное духовенство, превратившее Толгский монастырь в один из плацдармов выступления. Широтой своей социальной базы Ярославские события предвосхитили знаменитое антисоветское рабочее восстание на ижевско-воткинских заводах. Вскоре реальные силы повстанцев достигли примерно 2000 штыков; число всех записавшихся достигало 6000 человек: рабочие, интеллигенция, учащиеся, крестьяне из окрестных деревень….

Несмотря на эксцессы черносотенного порядка, имевшие место в первый день восстания: убийство толпой руководителя Ярославского Совета Д.С. Закгейма и комиссара Ярославского военного округа С.М. Нахимсона, дальнейшие бесчинства в этом направлении были резко пресечены руководителем восставших полковником А.П. Перхуровым. Он отстранил от должности начальника контрразведки восставших. Кстати, установлено участие в восстании и местных жителей-евреев.

В первые недели в городе царила эйфория. Ждали со дня на день объявления о десанте союзников в Архангельске, известий о восстаниях в других городах. И не предпринимали никаких мер по расширению своего контроля на весь город. Под властью восставших были только центральные районы и заволжская часть города – Тверицы. Фабричные слободы за рекой Которослью, в которых засел 1-й Советский полк, объявивший о своем нейтралитете, так и остались вне их контроля. А этот полк, дождавшись подхода красных, открыто встал на сторону советской власти. Отсюда, с доминировавшей над городом Туговой горы, вскоре начался безнаказанный расстрел Ярославля из орудий.

Распространить восстание на всю губернию, а тем более, на соседние губернии не удалось. Выступления в Рыбинске и Муроме провалились, надежды на западный десант в Архангельске не оправдались. Белые повстанцы перешли к тактике обороны. А между тем, вокруг Ярославля стягивалось кольцо превосходящих сил красных, действиями которых руководил Военно-революционный комитет во главе с Я. Д. Ленцманом. Ядро карательного корпуса составили «интернационалисты».  Кстати, когда в августе 1918 года вспыхнет знаменитое Ижевско-воткинское восстание, большевики бросят против него опять же «интернационалистов» - венгров, латышей, китайцев…

Уже к середине июля опытным офицерам стала ясна ближайшая нерадостная перспектива. Город со всех сторон зажат красными войсками. Надежды на десант союзников таяли с каждым днём. Исследователь Василий Цветков пишет: «Дальнейшее продолжение вооруженной борьбы становилось бесперспективным. Мнения защитников города разделились. Большинство их – местные жители во главе с генералом П. П. Карповым отказались покинуть город и решили продолжать борьбу в случае поддержки со стороны городских рабочих. Другая часть, около 50 бойцов – членов офицерских организаций, во главе с Перхуровым, решилась на отчаянный прорыв на пароходе к Толгскому монастырю, с целью возможной последующей организации партизанских отрядов вокруг Ярославля и поддержки обороняющихся извне. По словам самого Перхурова, накануне восстания в местное отделение "Союза" неоднократно приходили "ходоки" не только из окрестных сел, но даже и из Тверской и Костромской губерний, говоря, что они готовы "выступить с голыми руками против большевиков". Правда, за повстанцами пошли только наиболее активные и заинтересованные в борьбе против советской власти крестьяне. Таковых было еще мало (в основном – бывшие фронтовики и крестьянская молодёжь), большинство же оставалось пассивным. Крестьяне, получив оружие, закопали его в лесу. (Полученное оружие сыграло впоследствии свою роль в антисоветской борьбе, в т.н. "кулацком бандитизме", нападениях на большевицких комиссаров). Офицерская группа Перхурова ещё в течение месяца бродила по заволжским лесам и деревням (за это время никто из бойцов его отряда не был выдан советским властям местными крестьянами, напротив, они повсюду встречали доброжелательное отношение). Группе Перхурова удалось перейти фронт и соединиться с частями Народной армии "Комуча", оперировавшей в данном районе» («Восстание на Ярославской земле»).

За товарищей Закгейма и Нахимсона


Телеграмма из бюро военных комиссаров командующему Ярославским районом А.И. Геккеру о беспощадном подавлении Ярославского восстания.
16.07.1918
Телеграмма из Москвы в Данилов
Послано 16-го
Телеграмма
Данилов Геккеру. Вологда губвоенком. Военком Архангельска Геккеру
Белогвардейское восстание [в] Ярославле должно быть подавлено беспощадными мерами. Пленных расстреливать; ничто не должно останавливать или замедлять суровой кары народной — против известных поработителей. Террор применительно к местной буржуазии и ее прихвостням, поднимающим головы перед лицом надвигающихся французских империалистов, [должен] быть железным и не знать пощады. [№] 688.
Наркомвоен ЮРЕНЕВ
ГА РФ. Ф. 9431. Оп. 1. Д. 278. Л. 159. Подлинник. Л. 160. Копия.

14 июля из Вологды подошёл крупный отряд красных А.И. Геккера. В авангарде карателей шли интернационалисты – мадьярский 1-й Московский интернациональный батальон и сводный отряд под командованием В. Фильяновича 1-го Польского революционного полка Красной Варшавы.

19 июля полк Красной армии, рабочие отряды, 1-й интернациональный австрийский батальон, латышский корпус, 1-й польский революционный полк, венгерские части - начали атаку. Велся обстрел города из бронепоездов и артиллерии( около 7 тыс. снарядов упало на город). В своих действиях против восставшего русского населения "интернационалисты" применяли такие методы и такие средства, которые ещё никогда в России прежде не применялись. Впервые город бомбардировала авиация. Каждый день на город сбрасывались бомбы – пудами. По данным «Чрезвычайного штаба по ликвидации мятежа», только «…за два полета сброшено было 12 пудов динамитных бомб… Лётчиками замечены сильные повреждения зданий и возникшие пожары… В настоящее время, ввиду упорства противника, решено усилить бомбардировку, применяя для этой цели наиболее разрушительной силы бомбы…». Впервые город подвергся артиллерийскому расстрелу «по площадям». Уничтожались полностью улицы, целые кварталы. По сути, впервые в истории была применена «тактика выжженной земли». В охваченной восстанием части города было уничтожено до 80% всех строений, в том числе знаменитый Демидовский лицей с его известной на всю страну библиотекой, сгорел и сам лицей, 15 фабрик, 9 зданий начальных училищ, городская больница, Гостиный двор…Огромные разрушения были в Афанасиевском монастыре, бывшем Спасо-Преображенском монастыре, основанном еще в начале XIII века ростовским князем Константином Всеволодовичем. Погибла уникальная коллекция оказавшегося в Ярославле Петроградского Артиллерийского исторического музея. Погибли ценнейшие материалы научной экспедиции Вилькицкого, уцелевшими лоциями и картами которой полярники пользовались еще и в 30-е годы.
http://www.ljplus.ru/img3/y/o/yols/_D0_9C_D0_B5_D0_B6-_D0_9B_D0_B8_D1_86_D0_B5_D0_B9__D1_80_D0_B0_D0_B7_D0_B1_D0_BE_D1_80_D0_BA_D0_B0.jpg

Ныне Ярославль включен в список ЮНЕСКО в качестве памятника культуры мирового значения. А ведь 80% наиболее ценных объектов архитектуры и зодчества были уничтожены коммунистами в июле 1918 года!


Готовилась химическая атака против города. Краском Ю.С. Гузарский 16 июля телеграммой потребовал от Москвы поставки химических и зажигательных снарядов, обосновав это тем, что «…если не удастся ликвидировать дело иначе, придётся срыть город до основания!»

Приказ чрезвычайного штаба Ярославского фронта с требованием к населению Ярославля покинуть город.
20.07.1918
ПРИКАЗ
Чрезвычайный Штаб Ярославского фронта объявляет населению города Ярославля. Всем, кому дорога жизнь, предлагается в течение 24 часов со дня объявления сего ОСТАВИТЬ ГОРОД И ВЫЙТИ К АМЕРИКАНСКОМУ МОСТУ. Оставшиеся после указанного срока в городе будут считаться участниками мятежников. По истечении 24 часов пощады никому не будет, по городу будет открыт самый беспощадный ураганный артиллерийский огонь из тяжелых орудий, а также химическими снарядами. Все оставшиеся погибнут под развалинами города, вместе с мятежниками, предателями и врагами революции, рабочих и беднейших крестьян.
Ярославль, 20-го июля 1918 года
Чрезвычайный штаб Ярославского фронта
ЯИАМЗ. № 29105. 1 л. Подлинник.
ФГА ЯО — ЦДНИ. Ф. 394. Оп. 1. Д. 68. Л. 28. Копия.

Людоедское требование было выполнено, и химические снаряды подвезли. И только разыгравшиеся в последние дни восстания сильный ветер и проливные дожди не дали пустить газы в ход.



Германский плен, красный расстрел



К 20-м числам июля восставшим стало ясно – далее сопротивляться нечем. Боеприпасы, равно как и силы восставших, на исходе. Руководство повстанцев приняло решение о прекращении сопротивления. Но сдаться решили не красным войскам, а германской комиссии во главе с лейтенантом К. Балком, интернированной с начала восстания в городском театре. Восстание началось в том числе и под лозунгами возобновления военных действий с Германией. Сдача германской стороне выглядела естественной и логичной. Но она не спасла повстанцев.

Да, Балк приказом №4 от 21 июля 1918 года принял сдачу и объявил гражданскому населению Ярославля, что отряд Северной Добровольческой армии сдался германской комиссии. Но стоило только полевому командиру красных карателей Ю. Гузарскому грязно обматерить лейтенанта, как тот поспешил передать всех военнопленных Германской империи в руки красных палачей.

То, что произошло сразу же, в тот же день, можно охарактеризовать только одним словом – резня. На такие действия Гузарского подвиг приказ из Москвы: «Не присылайте пленных в Москву, так как это загромождает путь, расстреливайте всех на месте, не разбирая, кто они. В плен берите только для того, чтобы узнать об их силах и организациях…». В первый же день после окончания восстания мадьярами были расстреляны переданные Балком 428 человек, в основном офицеры, студенты, кадеты, лицеисты. В том числе весь штаб восставших – 57 человек. Общее число только «официально» расстрелянных красными в период от 6 по 22 июля достигает 870 человек. Кроме них, несколько сот человек были убиты в первые часы после сдачи города, когда по всему городу каратели развернули самосуды. Сюда также не входят несколько сот расстрелянных в округе крестьян, выступивших с оружием в руках на помощь горожанам.

В целом же, согласно картотеке всё того же лейтенанта Балка, он выдал коммунистам через свою комендатуру с марта по ноябрь 1918 года 50 247 человек. Пятьдесят с четвертью тысяч человек было расстреляно коммунистами в Ярославской губернии в период с марта по ноябрь 1918 года.

Алексей Широпаев пишет: "Перекрыть эти показатели геноцида, начавшегося, как видим, еще до Ярославского восстания, большевики смогли лишь при подавлении Антоновщины в 1921 году, когда уничтожили как минимум 110 тысяч русских крестьян. Кстати, если в Ярославле большевики не смогли по техническим причинам задействовать химическое оружие, то на Тамбовщине красные применяли удушающие газы в полной мере. Но первым опытом применения оружия массового поражения против «своего» народа вполне мог быть Ярославль".

Методы и средства, применённые к восставшим ярославцам, столь бесчеловечны, что заслуживают своего «Нюрнберга». Тактика выжженной земли, уничтожение города, планы применения химического оружия, поголовная резня. И долгие расстрелы всё новых и новых категорий населения, попадающих под захват чекистских «граблей». Неделю за неделей, месяц за месяцем, год за годом неустанно прочёсывали они Ярославщину в поисках врагов советской власти. Даже спустя десятилетия продолжали производиться аресты жителей «за участие в мятеже».

Источники: 1. ВЕРЁВКИН Сергей, Хиросима в Ярославле, НАШЕ ВРЕМЯ
                    2. shiropaev За родину и свободу: Ярославль-1918
                    3. allin777 Ярославское восстание 1918 г. "...Пленных расстреливать..."
                    4. Василий Цветков, Восстание на Ярославской земле. Русская линия

Tags: консервативная революция
Subscribe

  • О фанатизме.

    Довольно часто приходится слышать: "Не люблю фанатиков всех видов." А я как раз люблю фанатиков всех видов. Ибо что такое фанатизм как не…

  • Мечты и реальность.

    С утра услышал по радио слова из песни: "Зачеркнуть бы всю жизнь, Да с начала начать..." И подумалось мне, а как это было бы на самом…

  • Антикоррозийное.

    Несколько лет назад я купил и повесил на заборе новый почтовый ящик. Смотрю, он уже поржавел. Всего лет пять или шесть прошло... Проснулся среди…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment