Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Религия Древнего Египта. Часть 1.

«Говорит Египет: народы, слушайте, я один постиг тайну жизни и тайну человека» (Н. В. Гоголь).

«Первое и главное впечатление наше от всего египетского – неимоверное молчание» (О. Шпенглер). Высшее развитие математики в зодчестве, в строительстве пирамид и каналов, в исчислениях астрономических, - и ни одной математической книги; законодательство, которое послужит образцом для законов Римской империи, - и ни одного законодательного кодекса; бездонная мудрость, - и никакой философии. Здесь наша противоположность Египту. Наши пустые бочки катятся с грохотом, а египетские «воды жизни» безмолвно текут. Тишина Египта – тишина молитвенного созерцания [1]. «Ей, гряди Господи!» - шепчет он – и замер, застыл, окаменел в ожидании. Вот почему на краю пустыни, царства смерти, Сфинкс подымает голову, чтобы первому увидеть воскресшее солнце.

Египет – страна древнейшей цивилизации; даже древним грекам всё египетское казалось архаичным и таинственным, уходящим во тьму веков и теряющимся во мгле доисторической ночи. Наш исторический лот, опускаясь в глубину египетской древности, не нащупывает дна. По новейшим исследованиям, пирамидный Египет – не начало, а конец и, может быть, упадок Египта древнейшего, до-пирамидного. Первое явление Египта в истории совершенно и, отчасти, даже превосходит все явления позднейшие. Как будто позади Египта – не мрак доисторической ночи, а какой-то великий свет. Какой же это свет? Откуда? Что там, на дне непостижимой для нас, головокружительно-бездонной древности?

Критская цивилизация расцвела почти одновременно с египетской и столь же внезапно. Как и на Крите, в Древнем Египте семейным имуществом владели женщины, по их линии велась родословная. Также вся земельная собственность передавалась по женской линии – от матери к дочери [2]. Поскольку имущество означает власть, то женщины занимали господствующее положение в древнеегипетском обществе. И только в птолемеевский период, после того как Египет завоевал Александр Македонский, в страну проникло греческое право и положение женщины в обществе изменилось, став второстепенным.
Начало египетской истории ознаменовано важным династическим браком между царём Гором – Аху и Нейт – Хотеп, царицей Дельты, по всей видимости, их Саиса, наследной правительницей Нижнего Египта. Этот союз, скреплённый около 3300 года до Р. Х., объединил Верхний и Нижний Египет и положил начало единому государству. Иногда им правили одни царицы – это случалось либо при возникновении новой династии, либо при её упадке. Царицы связывали между собой различные династии, так как царство, подобно собственности, переходило из рук в руки по женской линии.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/71/Cleopatra_VII_from_Hermitage_Peterburg.jpg
Последней независимой царицей Египта была Клеопатра VII Филопатер, правившая в 61 – 30 гг. до Р. Х., до тех пор, пока государство не было завоёвано римлянами. Умная и властная женщина занималась самообразованием – единственная из всех Птолемеев она читала и писала по-египетски. Непохоже, чтобы она в действительности любила Цезаря или Антония, просто ей нужен был полководец, способный вернуть Египту его былое величие. Клеопатра старалась манипулировать римскими полководцами, но, к несчастью, сделала ставку на проигравшего – Октавиан оказался сильнее Антония. Она потеряла сына, жизнь и власть. Конец истории Египта, как и начало, роковым образом оказался связан с женщиной.

От I династии до IV (3300 – 2400 гг. до Р. Х.), в продолжение тысячи лет, мир в Египте не нарушался ничем, кроме немногих походов на полудиких кочевников Синайского полуострова. Если даже столетие «римского мира» (pax Romana) кажется нам чудом неповторимым, то какое же чудо тысячелетний мир Египта!
Избыток сил, расточаемый другими народами на войны, здесь, в Египте, уходит на мирный труд. И если египтяне «сотворили больше чудес, чем все прочие люди» (Геродот), то все эти чудеса суть чудеса мира.
«Кротко было сердце моё и незлобиво, и боги за то даровали мне счастье на земле», - говорит один умерший в надгробной надписи, и это мог бы сказать о себе весь Египет.
                              «Я умножил пшеницу, возлюбил бога ячменного,
                               Не было при мне ни голодных, ни жаждущих,
                               Люди жили в мире и в милости», -
Вот чем славит себя фараон Аменемхет I (XII династия) и тем же – Рамзес III (XIX династия): «Я заставил во дни мои пехоту и конницу мирно сидеть по домам; и мечи, и луки в кладовых моих лежали, праздные». А вот слава Амена, древнего начальника области: «Ни один ребёнок не был обижен при мне».
Слава эта заглохнет в веках: не поймут её ни Ахиллес, ни даже «кроткий» царь Давид. Солнце мира закатится в Египте и не взойдёт до конца времён.

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Из песнопения богу солнца, Амону – Ра: «Шум ненавистен Богу. Люди, молитесь в тайне».
[2] Это правило постоянно имели в виду, особенно когда дело касалось царской фамилии. Практическим следствием его было то, что муж владел собственностью до тех пор, пока жива была его жена, а после её смерти право владения доставалось её дочерям (и их мужьям). Чтобы со смертью жены не лишиться владений, царь брал в жёны её ближайшую родственницу, которая являлась основной наследницей. Это делалось вне зависимости от возраста и родственных связей, и случалось даже так, что отец женился на собственной дочери, как, например, Рамзеc II.
Tags: Египет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments