Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Религия Древнего Египта. Часть 4.

Прибыв в Египет, Изида спрятала саркофаг в Нильских папирусах, а сама укрылась в болотах дельты Нила и там родила младенца, названного Гором. Затем мать с младенцем отправилась в город Буто за помощью. Но как раз в это время, в полнолуние, Сэт охотился на вепря и случайно обнаружил спрятанный саркофаг. Узнав тело Осириса, он расчленил [1] его на 14 кусков и разбросал их по всему Египту.

Анубис

С помощью шакалоголового Анубиса [2] Изиде удалось найти все члены тела, за исключением одного [3], брошенного в реку и растерзанного рыбой-оксирринком. Изида, её сестра Нефтида (или Нефтис – супруга Сэта), Анубис, Гор и Тот решили вновь соединить душу Осириса с его телом и вернуть его к жизни. Ритуальные книги говорят, что Гор соединил все куски, рассечённые Сэтом. После этого Осирис стал оживать, но воскрешение удалось лишь отчасти, потому что не оказалось Осирисова фаллоса, не доставало жизненной энергии. Хотя искусственный фаллос принял положение эрекции (выставленный в Лувре саркофаг времён фараона Псамметиха I имеет изображение Осириса с фаллом, стоящим перпендикулярно телу) и Изида ещё раз совокупилась с Тенью Осириса, однако плодом их союза явился младенец Карпократ со слабыми нижними конечностями [4].

Сэт


Гор

Когда Гор вырос, он вступил в противоборство со злым Сэтом. Сначала Гор потерпел поражение и даже потерял в битве левый глаз – Око Гора. Сэт закопал Око Гора в тайном месте, чтобы навсегда лишить противника источника силы. Но Гор всё-таки нашёл своё Око и дал проглотить его мёртвому отцу. Осирис воскрес, но не захотел оставаться на земле, а, передав свой трон Гору, переселился в Аменти (царство «подземного солнца»), став «солнцем» преисподней. Там, в царстве «ночного» солнца, он носит титулы Господина Подземного Мира, Хозяина Вечности и Владыки Умерших.

                                                                         *       *       *       *       *

По словам Геродота, египтяне были религиознейшими из всех народов античного мира. Самый религиознейший из народов имел, естественно, свои священные писания. По словам св. Климента Александрийского, ему были известны 42 главные священные книги жрецов; 36 из них содержали в себе тайное (эзотерическое) религиозное учение, а 6 состояли из медицинских  трактатов. Ямвлих говорит, что общее число священных книг составляло около 30 000 (вероятно, толкования и комментарии к основным 36 книгам). Синкелл насчитывает их, пользуясь известием Манефона, даже 36 000 (Хрисанф. Религии древнего мира в их отношении к христианству. – СПб., 1875, т. 2, с. 20). Но от всех этих священных писаний в подлиннике ничего не сохранилось до наших дней. Сохранились только иероглифические надписи на стенах гробниц и разнообразные символы.

Богатая священная символика – одна из отличительных черт египетской религии, и не напрасно её называют религией символов и загадок (Гегель), «ибо учение, касающееся  невыразимого, может быть преподано лишь с помощью соответствующих символов, служащих подспорьем для созерцания» (Генон). «Символы эти (египетские) ведут к Богопознанию», - заключает древнегреческий писатель Плутарх, но сам разгадать их не может. Пифагорейцы и орфики ближе, чем он, к египетской мудрости: у них и разгадка главного символа – Сэтова гроба-ковчега.

«Тело есть гроб души, погребённой в веке сём»,- сообщает Платон учение орфиков. «Наслаждение (для душ) падать – рождаться», - находим отзвук того же учения у Гераклита Эфесского. Наслаждением плоти совокупляющейся рождаемые души вовлекаются во плоть. Как цвет с райского древа жизни, срывает их сладострастная буря зачатия, - и они падают на землю, материализуются, обволакиваются плотью. Падение – наслаждение для них, но и преступление, «первородный грех»: падают, рождаются – умирают.

Так пал Осирис в ковчег Сэтов, в тело-гроб: родился – умер… Обладая даром ясновидения, он с полным знанием, а не слепо выбрал свою судьбу - судьбу жертвы.

Вот сухой лист падает, кружится в воздухе; так падал и кружился он, и будет падать и кружиться бесконечное множество раз, из вечности в вечность. Мировые круги, циклы, повторяются: конец каждого старого есть начало нового; или не начало, не конец, а только продолжение вращения вечного круга. У Платона в «Тимее» сказано: «Через бесконечно долгие промежутки времени светила небесные уклоняются с пути своего, и тогда всё на земле истребляется огнём» (цит. по: Мережковский Д. С. Тайна трёх. Египет – Вавилон. – М., 2001. С.339). Затем то положение светил, какое было при начале мира, восстановляется, и мир начинается сызнова. В новом мире душа вновь вселяется в тело младенца, и всё повторяется заново… Вдруг мелочи жизни сцепляются, как стёклышки в калейдоскопе, незнакомо-знакомо, чуждо-родственно, и я ощущаю с трансцендентною ясностью:

«Всё это уж было когда-то,
Но только не помню когда» (А. К. Толстой).

Мудрость египетская возвещает, что нет ни противоречия, ни дисгармонии в превращении жизни в смерть. Libido наша сама стремится совершить весь «путь солнца», подняться от утра к полудню и, перейдя за полдень, склониться к вечеру, не в разладе внутреннем, а сознательно желая и спуска, и конца. И Осирис, предвидя все замыслы Сэта, спокойно лёг в саркофаг, ибо «знал день, когда его не будет». И солнце жертвует высочайшей своей силой, чтобы поспешить к осенним плодам, являющимся семенами бессмертия – бессмертия в потомстве, в трудах, в славе, в новом порядке вещей, со своей стороны начинающих и совершающих вновь «путь солнца».

В плоти ищет и находит Египет три прообраза вечной жизни.

Первый прообраз – в плоти космической.

Заходящее солнце, ущербный месяц, убывающий Нил – умирание Бога; солнце восходящее, полнолуние, половодье – воскресение. Вот почему тело Осириса зелено как лунный свет; и 14 частей его растерзанного тела – 14 дней убывающего лунного месяца [5]; а 72 заговорщика – дни зимней засухи, когда воды Нила падают до самого низкого уровня и Осирис нисходит в гроб.

Второй прообраз – в плоти растительной.

На острове Филэ, в одной из часовен храма Изиды, изображены колосья, прорастающие из мёртвого тела Осириса; жрец поливает их водой из сосуда. «Люди едят плоть твою», - сказано в Книге Мёртвых, и в лейденском «магическом папирусе»: «вино сие да будет кровью Осирисовой».

Подобие – не доказательство, а магия – не механика. Но живые подобия иногда принудительней всех доказательств, и магия жизни сильнее мёртвой механики. Мы не знаем, что происходит в оживающем семени; но если бы узнали, то, может быть, это показалось бы нам таким же чудом, неизреченным и немыслимым, как то, что происходит в воскресающем теле. Возможное в семени, почему не возможно и в теле? Разве тело не значительнее семени?

И, наконец, третий прообраз воскресения – в самой смерти.

Уже в древнейших допирамидных могилах (VIII – VII тысячелетия до Р. Х.) человеческие костяки лежат на левом боку, в положении согнутом, как младенцы в утробе матери, чтобы легче было родиться к новой жизни. Человек умирает, уходит в землю, но лишь для того, чтобы однажды, подобно зёрнышку пшеницы, ожить и вновь вернуться на этот свет.


Египтяне видели в воскрешении Осириса залог вечной жизни для самих себя. Ведь Осирис (высший Человек в человеке) пребывает (потенциально) в каждой человеческой душе. Поэтому человек может рассматривать себя как гроб Осириса. Низшая, звериная природа (Сэт) убивает в нём высшую, божественную, но любовь (Изида), живущая в его сердце, собирает и сохраняет частицы Божественного Света, сублимирует чувства и преображает естество, и тогда рождается в человеке Гор, Сын Божий. Но, чтобы родить в себе «нового человека», необходимо повторить Путь Осириса, путь инициатической смерти, преображения и воскресения к новой жизни.

Египтяне верили, что каждый человек может стать сыном Божиим, достойным вечной жизни,  если только его родные и близкие, оставшиеся в живых, с любовью проделают над его телом все те магические операции, которые боги проделали над телом Осириса. Поэтому египетские похоронные обряды представляли собой точную копию обрядов, которые Анубис, Гор и Тот совершили под руководством Изиды. Такими, как создала их Изида, эти магические операции ежегодно повторялись в 16-ти главных городах Египта. Подробные правила этих обрядов записывались жрецами и впоследствии легли в основу египетской Книги Мёртвых – огромного сборника похоронных ритуалов, гимнов и молитв. Тысячи могил с рисунками и надписями, вскрытых в долине Нила, доказывают, что магические операции совершались по Книге Мёртвых над каждым умирающим египтянином: как умер и восстал из мёртвых Осирис, так надеялись перейти к вечной жизни и простые смертные.


Любой покойник у египтян отождествлялся с Осирисом и носил его имя. Несомненно, что, согласно такому воззрению, лишь тот покойник мог действительно вступить в бытие Осириса, кто при жизни, подражая Осирису, «приносил Богу жертву праведности» (тексты VI династии). К такому заключению египтяне пришли за 2400 лет до Р. Х. Это было величайшим религиозным откровением, которое обрёл египетский народ. В этом он опередил всех: и вавилонян, и евреев, и греков.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------


[1] Мотив расчленения включается в более широкий контекст символики духовного возрождения. Вот почему он играет такую значительную роль в инициационном опыте шаманов, которые в ходе инициации переживают символическое расчленение с последующим исцелением.
В карело-финском эпосе «Калевала» тело убитого Лемминкяйнена разрубается на много кусков; их потом с огромным трудом собирает его мать. Аналогичные представления имеются во многих древних культурах.
Интересно, что древнее предание кельтских друидов о короле Артуре родственно египетскому мифу об Осирисе. Осириса убивает его брат Сэт, а короля Артура – братнин сын; сёстры воскрешают обоих, но не окончательно; так же как Изида – Осириса, сестра Артура увозит его в ладье, ни живого, ни мёртвого – мумию – в Царство Теней, Остров в великом Море Запада, Avallon.

[2] Кинокефаль Анубис – гений Сириуса, «Собачьей звезды» или «звезды Пса». Эта звезда появляется над горизонтом во время летнего солнцестояния, то есть во время наивысшего развития творческих сил Природы.
Осирис изображался с короной на голове как Царь Мёртвых. Пёс же является проводником своего хозяина в Царство Мёртвых. Во время первого опыта принятия пейотля Карлос Кастанеда («Дверь в иные миры») «приподняв голову, прямо перед собой заметил небольшого чёрного пса. Пёс подошёл к кастрюле и стал лакать воду. Я поднял руку, чтобы отогнать его от воды, но, сосредоточив на нём взгляд, обнаружил, что пёс становится прозрачным! Вода была вязкой и блестящей; я видел, как она перетекает по горлу пса в его тело, равномерно распространяется по нему и изливается наружу через каждый его волосок. Светящаяся жидкость двигалась по шерсти и покидала её, образуя прозрачный, пышный, шелковистый ореол. В этот момент я ощутил сильные судороги, и тут же вокруг меня возник узкий низкий туннель, очень жёсткий  и невероятно холодный».

[3] За исключением фаллоса. Его Изида заменила искусственным подобием.

[4] Карпократ изображается в виде слабого ребёнка, сидящего на цветке лотоса; он держит палец у рта, и вот почему его статуи долгое время принимались за изображение «бога молчания». На самом деле, Карпократ есть символ рождающегося в мистериях «нового человека» и связанного с этим рождением таинства: палец может символизировать penis, рот – восприниматься как vagina, а фигура мальчика с рукой, поднесённой к губам, - означать половой акт, который совершается втайне и о котором вслух не говорят.

[5] Если же мы проделаем нумерологическую операцию с другим числом – 72, а ровно столько было пособников Сэта, то опять придём к тому же: 7 x 2 = 14. Наконец, мы знаем, что Осирис правил подлунным миром 28 лет, что опять-таки составляет продолжительность лунного месяца, выраженную в голдах.
Tags: Египет, бессмертие, инициация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments