Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Царь иудейский и Король шутов.

Джеймс Фрэзер в статье "Козел отпущения" пишет:

"... У многих народов существовал ежегодный период распущенности, во время которого отбрасывались обычные ограничения закона и нравственности. В такой период люди предавались непомерному веселью и на поверхность вырывались темные страсти, которые они в обычной жизни держали в узде. Подобного рода взрывы подавленных человеческих влечений, часто выливающиеся в развратные и преступные оргии, чаще всего имеют место в конце года... . Наиболее известным из таких периодов всеобщей распущенности был римский праздник Сатурналий, в честь которого получили название аналогичные обычаи современных европейских народов. Этот знаменитый праздник приходился на декабрь, последний месяц года по римскому календарю"

Тут надо обратить внимание вот на что: в Древнем Риме Новый год праздновали в марте, пока Юлий Цезарь (100 - 44 гг. до Р. Х.) не ввёл новый календарь (в настоящее время он называется юлианским). После этого первым днём Нового года стали считать первый день января. Так декабрь - десятый месяц по римскому календарю (December от лат. decem - "десять") - стал месяцем двенадцатым.

Однако, надо полагать, что в восточных провинциях Римской империи долго ещё отмечали Новый год "по-старинке", то есть в марте. Тем более, что в
Древней Месопотамии и вообще на Востоке Новый год начинался 21 марта. Во время праздника царь на несколько дней покидал город. Пока он отсутствовал, народ веселился и мог делать всё, что вздумается. Через несколько дней царь и его свита в праздничных одеждах торжественно возвращались в город, а народ возвращался к работе. Так каждый год люди начинали жизнь заново.

Далее Фрэзер пишет, что "в память о славном правлении бога Сатурна римляне ежегодно праздновали Сатурналии. "Этот античный карнавал - в том виде, в каком он в течение недели, с 17 по 23 декабря, кипел на улицах Древнего Рима, - был отмечен пирами, кутежами и бешеной погоней за всевозможными чувственными удовольствиями.

Самой замечательной чертой этого праздника — она-то больше всего поражала воображение древних — была свобода, дававшаяся в такое время рабам. На время Сатурналий различие между господами и рабами как бы упразднялось — раб получал возможность поносить своего господина, напиваться, подобно свободным, сидеть с ними за одним столом. Причем его нельзя было даже словесно упрекнуть за проступки, за которые он в любое другое время был бы наказан побоями, тюрьмой или казнен. Более того, господа менялись местами со своими рабами и прислуживали им за столом; с хозяйского стола убирали не раньше, чем окончил свою трапезу раб. Эта инверсия ролей заходила так далеко, что каждый дом на время превращался во что-то вроде микрогосударства, в котором все высшие государственные посты занимали рабы — они отдавали приказания, устанавливали законы, как если бы были консулами, преторами или судьями. Бледным отражением власти, которой на время Сатурналий наделялись рабы, было избрание при помощи жребия лжецаря, в котором принимали участие свободные граждане. Лицо, на которое падал жребий, получало царский титул и отдавало своим подданным приказания шутливого и нелепого свойства. Одному из них этот „царь" мог приказать смешать вино, другому - выпить, третьему — спеть, четвертому — станцевать, пятому — неодобрительно высказаться о самом себе, шестому - на спине обнести вокруг дома флейтистку.


Стоит нам припомнить, что вольности, даваемые рабам во время этого праздника, были, как считалось, подражанием общественному устройству века Сатурна и что сами Сатурналии почитались не более и не менее как временным возрождением или реставрацией эпохи правления этого доброго монарха, как у нас возникнет соблазн предположить, что в роли псевдоцаря, руководившего кутежами, первоначально выступал сам Сатурн.


Сильным подтверждением, если не доказательством, этой догадки является любопытное сообщение о том, как во времена Максимиана [1] и Диоклетиана [2] Сатурналии справляли римские солдаты, расквартированные на Дунае. Это сообщение извлечено из повествования о мученичестве святого Дазия, обнаруженного в греческой рукописи, хранящейся в парижской библиотеке и опубликованной профессором Францем Кюмоном в городе Генте. Два более кратких сообщения об этом событии и об этом обычае содержатся в рукописях, хранящихся в Милане и в Берлине. Одно из этих сообщений увидело свет уже в 1727 году в малоизвестном томе, отпечатанном в Урбино, но его значение для истории древней римской религии не было оценено до тех пор, пока недавно профессор Кюмон не привлек внимание ученых ко всем трем повествованиям, опубликовав их вместе.


Если верить этим повествованиям, сомневаться в подлинности которых нет никаких оснований (самое подробное из них, возможно, даже основывается на официальных документах), римские солдаты в Дуросторуме в Нижней Мезии каждый год праздновали Сатурналии следующим образом. За 30 дней до начала праздника они по жребию выбирали молодого и красивого человека, которого для сходства с Сатурном обряжали в царские одежды. В таком одеянии он разгуливал по городу в сопровождении толпы солдат. Ему предоставлялась полная свобода удовлетворения своих чувственных влечений и получения всех видов удовольствий, пусть даже самых низменных и постыдных. Но веселое правление этого воина было кратковременным и кончалось трагически: по окончании тридцатидневного срока, в канун праздника Сатурна, ему перерезали горло на алтаре этого бога, которого он представлял.


В 303 году нашей эры жребий пал на солдата-христианина Дазия, который отказался играть роль языческого бога и запятнать распутством последние дни своей жизни. Непреклонную решимость Дазия не сломили угрозы и доводы его командира, офицера Басса, и, как со скрупулезной точностью сообщает житие христианского мученика, в пятницу двадцатого дня ноября месяца, в двадцать четвертый день по лунному календарю, в четыре часа он был обезглавлен в Дуросторуме солдатом Иоанном.


Приведенное сообщение проливает новый, трагический свет на царя Сатурналий, этого античного Короля дураков, руководившего зимой пирами в Риме во времена Горация и Тацита. Оно, по-видимому, доказывает, что не всегда этот персонаж был простым шутом и фигляром, единственная забота которого состояла в том, чтобы не стихало веселье, чтобы шутки сыпались как из рога изобилия, пока в очаге потрескивают поленья, улицы пестрят толпами праздничных людей, а далеко на севере в ясном морозном воздухе проглядывает заснеженная вершина Соракты.Стоит нам сравнить этот комический персонаж, царя ликующей, цивилизованной метрополии с его мрачным двойником в военном лагере на Дунае, стоит воскресить в своей памяти длинный ряд смешных в своей трагичности аналогичных персонажей, которые в другие эпохи и в других странах, завернувшись в царственные одежды, с шутовской короной на голове в течение немногих дней или часов откалывали свои незамысловатые номера, после чего предавались преждевременной, насильственной смерти, и у нас не останется никаких сомнений по поводу того, что царь Сатурналий в Риме в описании классических авторов представляет собой не более как слабую копию с оригинала, черты которого благодаря счастливому стечению обстоятельств донес до нас неизвестный автор „Мученичества святого Дазия". Другими словами, сообщение автора этого жития о Сатурналиях настолько хорошо согласуется с сообщениями о сходных обрядах в других местах (сам он не мог иметь о них никаких сведений), что нельзя усомниться в его достоверности и точности. Обычай предавать лжецаря смертной казни в качестве представителя бога не мог быть следствием его правления во время праздничных застолий, а вот противоположная последовательность событий вполне могла иметь место, и мы можем с основанием допустить, что в более раннюю и более варварскую эпоху в местах существования культа Сатурна в Италии был повсеместно распространен обычай выбирать на роль Сатурна человека, который на протяжении сезона пользовался его прерогативами, после чего совершал самоубийство или находил смерть от ножа, огня или петли в качестве воплощения доброго бога, который дал миру жизнь. В Риме и других больших городах прогресс цивилизации задолго до эпохи Августа смягчил этот жестокий обычай и придал ему ту невинную форму, в которой он отражен у немногих классических авторов, удостоивших нас беглыми замечаниями о празднике царя Сатурналий. Но в отдаленных районах более древний и жестокий обычай на протяжении долгого времени мог оставаться в силе. Даже после завоевания Римом Италии (265 г. до н. э.), когда римские власти наложили запрет на этот варварский обычай, память о нем передавалась крестьянами из поколения в поколение, что (как это случается с самыми грубыми суевериями и в нашей собственной среде) приводило временами к его рецидивам."

Интересные совпадения получаются с последними днями жизни Иисуса Христа в Иерусалиме.

Прежде всего, Иисус Христос был распят накануне иудейской Пасхи, то есть 23 марта. Время распятия примерно совпадает с восточным Новым годом. Берос, вавилонский жрец и историк, упоминает об одном этом ежегодном празднике: "Осуждённого на смерть наряжали в царские одежды, и он пользовался всеми положенными царю привилегиями, включая пользование гаремом [3]... Однако по истечении пяти дней его раздевали, били кнутом и отправляли на виселицу или крест".

Перед казнью Иисуса Христа обрядили как шута.


«Христос перед Пилатом» (мастер Бертрам из Миндена, ок. 1390)

Далее из Википедии: "...Пилат, узнав, что Иисус из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме (Лк. 23:7). Ирод Антипа много слышал об Иисусе Христе и давно желал видеть его, надеясь стать свидетелем одного из его чудес. Ирод задал Иисусу много вопросов, но он не отвечал на них. После, как сообщает Лука,

« Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом.
»

Следует отметить, что в белую (светлую) одежду у римлян облекались кандидаты на какую-либо начальственную или почетную должность. Таким образом, Ирод, одев так Иисуса, хотел выразить, что воспринимает его только, как забавного претендента на иудейский престол и не считает опасным преступником. Вероятно именно так и понял Ирода Пилат, поскольку ссылался перед первосвященниками на то, что и Ирод не нашел в Иисусе ничего достойного смерти.

После того как Пилат первый раз вывел Иисуса к народу, который потребовал Его казни, он, решив вызвать у народа сострадание ко Христу, повелел воинам бить Его. Иисуса отвели во двор и сняв с Него одежду, били. Затем одели Его в шутовской наряд царя: багряницу (плащ царственного цвета), возложили на голову венок, сплетённый из терния («корону»), дав в правую руку трость, ветку («царский скипетр»). После этого воины стали насмехаться над ним — вставали на колени, кланялись и говорили: «радуйся, Царь иудейский!», а после плевали на Него и били тростью по голове и лицу (Мк. 15:19)."

Откуда такие совпадения?

На мой взгляд, проповедь Иисуса Христа о том, что "приблизилось Царство Божие" была отождествлена с приближением Золотого века Сатурна. Вход Христа в Иерусалим совпал с Новым годом, и отсюда становится понятной резкая перемена настроений горожан и гостей города: на Вербное воскресенье они кричали "Осанна Сыну Давидову!", а спустя всего несколько дней кричали Пилату: "Распни, распни Его!" Видимо, многие из тех, что кричали "осанну", воспринимали Иисуса как Короля дураков, и поэтому прославляли Иисуса как Царя иудейского "впонарошку", как лжецаря. Хотя на самом-то деле Царь был настоящий. Но кто-ж тогда мог это знать?! Некто по имени Савл - будущий апостол Павел - тоже в те дни был в Иерусалиме, и он тоже видел Иисуса, но не узнал в нём Христа, как и другие иудеи. Вполне "узнали" Христа, сверив все пророчества, разгадав все "прообразы", только учёные богословы Александрии и Сирии, в течение последующих четырёх столетий, - проследив все намёки в псалмах и у пророков. Возможно ли же было, чтобы улица, толпа, в большинстве своём безграмотная, признала Его Мессиею, и притом до воскресения? Если Фоме, близкому ученику, было позволительно усомниться (уже после воскресения!), чего же требовать от простых фарисеев (одним из которых был Павел), свято хранивших слова Иеговы: "Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим" (Исх. 20:3)?


------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Максимиан Марк Аврелий Валерий (240-310) - римский император в 286-305 и 307-310 годах.

[2] Диоклетиан Гай Аврелий Валерий (243 - между 313 и 316) - римский император в 284-305 годах.

[3] Кстати, м
ормоны считают, что Иисус Христос был многожёнцем (женился на двух Мариях и Марфе) и имел от них детей.

Tags: христианство
Subscribe

  • Цитата дня.

    Важно знать, что когда огромная масса народа недовольна своим правительством, то это самое правительство начинает думать о собственной…

  • Спорное мнение.

    Психопатией (или духовностью) является всё, что не вмещается в культуру как в язык, для чего нет слов, символов, обозначений. Источник. Весьма…

  • Пятидесятница афоризмов.

    1. Есть гипотеза, что в миг, когда кто-то постигнет истинное предназначение Вселенной и причины ее существования, она немедленно исчезнет, а на ее…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment