Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Зачем русские солдаты оказались в швейцарских Альпах?

Часто можно услышать о том, как Гитлера сравнивают с Наполеоном. Мол, два сапога - пара. Так, в Иране, в своё время, называли Соединённые Штаты "большим шайтаном", а Советский Союз - "малым". Применительно к России, Гитлера изображают как "большого дьявола", а Наполеона - как "дьявола поменьше". Но справедлива ли такая оценка Наполеона?

Давайте для начала соберём необходимую информацию о том, кто развязал так называемые "наполеоновские войны", а потом ответим на этот вопрос.

Наиболее глубокое исследование данной темы имеется в книге Николая Старикова «Преданная Россия. Наши «союзники» от Бориса Годунова до Николая II». Поэтому не будем изобретать велосипед, то есть городить неквалифицированную отсебятину, и обратимся непосредственно к исследованию.

Николай Стариков пишет:

" Александра Васильевича Суворова в нашей стране знает практически каждый. Любой взрослый человек хоть что-то слышал об этом замечательном полководце. Если спросить поподробнее – тут некоторые теряются, кто-то загадочно улыбается, и почти все выдают первое что приходит на ум: «Суворов переходил через Альпы».


Василий СУРИКОВ (1848-1916). Переход Суворова через Альпы в 1799 году. 1899
Но зачем русские солдаты оказались в далеких швейцарских Альпах? Почему образец мудрости и здравого смысла Суворов завел свою армию в такие дебри, откуда выходить пришлось, совершая самые неимоверные подвиги?

Всё началось с Великой французской революции. Российская императрица Екатерина II отнеслась к ней спокойно, " даже с некоторым чувством удовлетворения. Слишком много проблем доставляли ей своей политикой и англичане, и французы. Затем Екатерина II, разумеется, заявила о своей поддержке короля и королевы Франции, но воевать за их интересы отнюдь не спешила. В сложившейся обстановке она заняла наиболее выгодную для России позицию. Лучшей ситуации чтобы обеспечить себе свободу рук для продолжения войны с Османской империей, было просто не придумать. Россия оставалась в стороне от войны, хотя и разорвала в 1793 году дипломатические и торговые отношения с Францией. За время этого своего «невмешательства» Россия выиграла очередную русско-турецкую войну, где так ярко заблистал гений Суворова. В это же время постоянно поддерживаемая англичанами Швеция, совершила очередную попытку вернуть назад завоеванное Петром Великим. Но в ходе войны 1787–1790 годов русская армия снова отстояла наши северные земли.

Пример очень показательный: Россия не участвует в ненужной войне с Францией, попутно решая действительно важные для нее задачи. Русская императрица, прекрасно понимает все выгоды такого положения вещей. Для России не может быть лучшей ситуации, когда Англия и Франция воюют между собой. На тот момент, конца их вражде не видно, а значит – руки у русских развязаны надолго. Кто знает, какие политические дивиденды получила бы наша страна, продолжись еще такая политика лет двадцать (именно столько займут все антифранцузские войны). Но провидение решило по-другому. Смерть Екатерины II в ноябре 1796 года вносит в политическую ситуацию новую интригу.

Вступивший на престол ее сын Павел I поначалу тоже декларировал миролюбие и невмешательство в европейские дела. Императором он стал, будучи 42 лет от роду, полный раздражения против своей матери, правившей так долго и так же долго не дававшей ему реализовать его собственные планы. Поэтому во многом его политика строилась, как у капризного ребенка – наперекор. Этим воспользовались англичане, занятые сколачиванием против Франции второй коалиции под благородными лозунгами восстановления порядка и наказания строптивых революционеров. Сами воевать англичане не любили никогда, всегда стараясь найти для решения своих задач чужое «пушечное мясо» и щедро оплачивая его бесславную гибель. В 1798 году в этой роли согласились выступить Турция, Австрия и Неаполь и, к сожалению, Россия. Раз Екатерина II хранила нейтралитет, Павел, делавший все наоборот, решил воевать. Но была и еще одна причина, по которой взбалмошный император попался на английский крючок. По дороге в Египет Наполеон захватил Ионические острова и Мальту – резиденцию Мальтийского ордена, магистром – покровителем которого стал российский император.

Вряд ли доселе существовала в истории столь разношёрстная коалиция, в которой были столь различные союзники: католические Австрия и Неаполь, протестантская Англия, православная Россия и магометанская Турция, только, что воевавшие друг с другом. У каждого члена коалиции были свои претензии к Франции, не абстрактные идеологические, а конкретные территориальные: Австрия хотела вернуть себе Голландию и Италию, Неаполь устранить угрозу потери короны, Турция желала устранения Наполеона из Египта, Англии нужно было общее ослабление её давнего соперника. И только России было нечего отбирать у Франции, ведь даже тезис о защите «братской Мальты» выглядит просто смешным. Но выбор был сделан – русские солдаты должны были умирать за английские и австрийские интересы.

В феврале 1799 года Павел I назначил главнокомандующим русскими войсками, направленными в Италию, фельдмаршала Суворова. Вопреки стратегическому плану дальнейшего наступления на Гренобль-Лион-Париж, австрийское правительство добилось от Павла I переброски войск для освобождения Швейцарии. «Меня прогнали в Швейцарию, чтобы там уничтожить», – писал Суворов, прекрасно понимавший, что стоит за таким неожиданным поворотом.

Получив известия о предательском поведении австрияков, Павел I пришел в ярость и приказал Суворову немедленно возвратиться с армией в Россию, расторг союз с Австрией, отозвав своего посла из Вены. В том же году был отозван и наш посол из Лондона по совершенно аналогичным причинам – предательским отношением англичан к вспомогательному русскому корпусу, действовавшему против французов в Голландии (русский корпус, находившийся под британским командованием, буквально растаял от голода и болезней).

Вторая коалиция распалась. После фактического выхода России из войны ни австрийцы, ни англичане без русских войск ничего не смогли противопоставить гению Наполеона.

Бонапарт прекрасно понимал, что участие или неучастие России в войне против Франции играет в раскладе сил решающую роль. «Франция может иметь союзницей только Россию» – таков был его вывод из прошедших событий. И он активно начинает искать союза с Павлом I. Бонапарт готов был заплатить любую цену за симпатии русского царя. Русский император, чья обида и раздражение на своих вероломных «союзников» были столь велики, постепенно начинал приходить к схожим мыслям. Павел I умел учиться на своих ошибках. Теперь он ясно видел, что Россия воевала с Францией за абсолютно чуждые ей интересы, и, что немаловажно, ровным счетом за это ничего не получала! Логическим завершением этих рассуждений была мысль о необходимости союза между Россией и Францией. 18 июля 1800 года французское правительство предложило безвозмездно и без всяких условий возвратить на Родину всех русских пленных общим числом около 6000. Более того, русские воины должны были прибыть домой, одетые в новую специально сшитую униформу, с новым оружием, со своими знаменами и со всеми воинскими почестями! Сложно было придумать более эффектный жест. Также по дипломатическим каналам до Павла I была доведена информация, о том, что Франция готова передать Мальту под юрисдикцию России, а от англичан в данный момент ее осаждающих, наполеоновские войска будут ее защищать до передачи «законному владельцу».

После длительных колебаний Павел I решился протянуть руку Франции. Павел поддержал идею Бонапарта о совместном походе в Индию, бывшей тогда британской колонией. По плану Наполеона, 35-тысячный русский корпус должен был выступить из Астрахани, переправиться через Каспийское море и высадиться в персидском городе Астрабаде. Такой же по численности французский корпус от Рейнской армии Моро должен был спуститься до устья Дуная, переправиться в Таганрог, а затем двигаться через Царицын до Астрабада. Далее предполагался совместный поход на Индию.

Россия начинает полномасштабную подготовку к схватке с англичанами. На корабли Британии было наложено эмбарго, их груз конфискован, экипажи арестованы и сосланы во внутренние российские губернии. А 12 января 1801 года Павел I направил приказ атаману войска Донского Орлову выступать в поход! 41 полк донских казаков, 500 калмыков и 2 роты конной артиллерии начали движение к долинам Инда и Ганга. Появление в Индии солдат двух лучших европейских армий, могло привести к непредсказуемым последствиям. Реальный союз Франции и России угрожает подорвать мировую гегемонию Великобритании. Ответ следует молниеносно. Британцы спешно готовят заговор, теперь это единственная возможность остановить русского императора. В ход идет главное английское оружие – золото.

В ночь на 11 марта 1801 заговорщики ворвались в покои императора Павла I с требованием его отречения. Когда же император попытался возразить и даже ударил кого-то из них, один из мятежников стал душить его своим шарфом, а другой ударил его в висок массивной табакеркой. Народу было объявлено, что Павел I скончался от апоплексического удара. Цесаревич Александр, ставший за одну ночь императором Александром I, не посмел после своего воцарения и пальцем тронуть убийц отца: ни Палена, ни Беннигсена, ни Зубова, ни Талызина. На «иностранное» происхождение заговора против Павла I, указывает и тот факт, что его преемник сразу по восшествии на престол немедленно останавливает казаков двигавшихся в Индию прямо на марше!

Политика России, резко свернувшая при Павле I в сторону Наполеона, так же резко была возвращена в обычное проанглийское русло. В те же дни в Париже рядом с кортежем Бонапарта взорвалась бомба. Наполеон от покушения не пострадал. «Они промахнулись по мне в Париже, но попали в меня в Петербурге» – сказал об убийстве Павла Наполеон.

Осенью 1805 года, сложилась третья антифранцузская коалиция в составе Англии, Австрии, России, Швеции и Неаполитанского королевства. Пруссия хоть и выразила свое неудовольствие, воевать пока не собиралась, чего не скажешь о России. Александр I, возведенный на трон при помощи англичан, должен был эту помощь отработать.

После разгрома третьей коалиции под Аустерлицем начались русско-французские переговоры о мире. Отношение Наполеона к России весьма благожелательно. Снова он без каких – либо условий отпускает всех наших пленных, демонстративно протягивая Александру руку дружбы. Но тут наш государь проявил невиданное и неожиданное упорство и отказался ратифицировать заключенный в Париже мир. Английское золото, устлавшее путь Александра I к трону еще не раз сделает русскую политику странной и нелогичной…

Мир в Европе продержался недолго. Упорство Александра становится тем стержнем, на который «нанизывается» четвертая антифранцузская коалиция. 26 апреля 1807 года прусский и русский монархи заключили в городе Бартенштейне новую союзную конвенцию. В ней в общих чертах давался ответ на вопрос «за что воюем». Итак, согласно этому документу, в случае разгрома Франции, Пруссия получит свои старые владения или соответствующую компенсацию; Австрии и Англии обещалось территориальное расширение. С нами вышла заминка. Россия не получала ничего! Более того, одной из статей конвенции провозглашалась независимость и целость Турции! Из-за фантастических статей этой конвенции снова отчетливо проступал английский след! Стоило нам с Наполеоном соперничать, терять десятки тысяч солдат, чтобы гарантировать целостность Османской империи! Вот так британские руководители и решали свои внешнеполитические задачи. Во главе полностью суверенной России стоит суверенный монарх, но его с английской разведкой связывают такие нити, что страна полностью теряет самостоятельность своей внешней политики…

Правда, русскому обществу все же надо было объяснить, зачем гибнут в центральной Европе  десятки тысяч русских солдат. Александр I не придумал ничего умнее, чем приказать Священному Синоду объявить Наполеона антихристом.

Для кампании 1806–1807 годов Россия выставила 160 тыс. армию. Этого Александру показалось недостаточно. Следующий факт малоизвестен у нас и связывается обычно с Отечественной войной 1812 года. На самом деле в ноябре 1806 года особым царским манифестом было объявлено о сборе ополчения – «внутренней, временной милиции» численностью 600 тыс. человек! Русский народ, весь как один человек должен был встать на борьбу с Францией (что нужно англичанам) и на защиту Пруссии (что нужно пруссакам)!

Разбив четвёртую коалицию, Наполеон громить и терзать Российскую империю вовсе не собирался. Он, всегда считавший Россию единственно возможным союзником для Франции, уже давно добивался её благосклонности. В её отношении все действия Наполеона были похожи на ухаживания галантного кавалера – после поражения под Фридландом, французы любезно дали разбитой русской армии перейти через Неман и сжечь за собой мосты. Бонапарту был совсем не нужен захват наших территорий – у него была вся покоренная Европа. Ему нужен был мир и, по крайней мере, если не союз, то хотя бы нейтралитет России.

25 июня 1807 года состоялась встреча двух императоров на огромном плоту посреди реки Неман. Как только они оба высадились одновременно на плоту, Наполеон обнял Александра, и они ушли в павильон, где немедленно и началась продолжавшаяся почти два часа беседа.

– Из-за чего мы воюем? – спросил Наполеон.
– Я ненавижу англичан настолько же, насколько вы их ненавидите, и буду вашим помощни-
ком во всем, что вы будете делать против них, – сказал Александр.
– В таком случае, все может устроиться, и мир заключен, – ответил Наполеон.

Достигнутое соглашение о разделе сфер влияния, получило название Тильзитского мира. Бонапарт получил долгожданный мир и возможность отдохнуть, насладившись всеми прелестями своих побед. Европа покорена им и затаила дыхание, непокорной оставалась только Британия. Не только Наполеон, но и многие в то время были уверены, что, лишив Англию главного источника ее благосостояния, торговли, удастся подчинить ее политически. Поскольку под контролем Наполеона находилась почти вся Европа, эта задача не представлялась очень сложной. 21 ноября 1806 года Наполеон подписал один из самых известных своих декретов. «Британские острова объявляются в состоянии блокады, как с суши, так и с моря, – гласил он. – Всякая торговля и всякие сношения с ними запрещены… Никакое судно, идущее из Англии или ее колоний,…не будет принято ни в один порт». Это означало объявление экономической войны, вошедшее в историю под названием Континентальной блокады. Понимая, что основное могущество Британии покоится на ее доходах от торговли, Наполеон всячески старался ее подорвать. Не имея возможности после разгрома своего флота осуществить высадку на английском побережье, он старается разрушить экономическую мощь противника путем торговой блокады. Она будет эффективной, только если все европейские страны закроют свои порты для британских товаров. Последовательными действиями Наполеон и расширял зону блокады на все новые союзные и завоеванные страны. Став союзником Франции, Россия брала на себя обязательство присоединиться к Континентальной блокаде и полностью прекратить торговлю с Англией. На практике это означало «мягкую» форму войны с туманным Альбионом.

Но русский монарх стал уклоняться от строгого соблюдения условий континентальной блокады, и даже подписал положение о нейтральной торговле, фактически сводившее ее на нет. Это в свою очередь вызвало насторожен-
ное отношение к нему Наполеона".

Далее Николай Троицкий пишет: "Осенью 1811 г. Александр I по договоренности с Пруссией решил "сразить чудовище" (как он выражался) превентивным ударом. 24, 27 и 29 октября последовали его "высочайшие повеления" командующим пятью корпусами на западной границе (П.И. Багратиону, П.Х. Витгенштейну, Д.С. Дохтурову и др.) приготовиться к походу. Россия могла начать войну со дня на день. В этот критический момент струсил, заколебался и вильнул под железную пяту Наполеона прусский король Фридрих Вильгельм III. Вероломство Пруссии помешало Александру начать войну против Франции первым - Наполеон опередил его".

И снова Николай Стариков: "Россия и Франция были искусно стравлены в 1812 году умелыми интригами наших «союзников». Каждый из них ловил свою рыбку в мутной политической воде того времени. Такой вывод напрашивается сам собой. В европейском политическом раскладе России частенько выпадает играть роль каменной стены, о которую расшибает себе лоб сильнейшая держава континента. Эта ситуация заботливо создается, тщательно «поливается» и растится. И повторяется из столетия в столетие. Только в XIX веке нашими руками «убрали» Францию, а в двадцатом столетии о нас дважды разбивалась Германия".

Итак, император Александр I, являясь английской марионеткой, поддерживал все антифранцузские коалиции и отправлял русских мужиков умирать за интересы "туманного Альбиона". У нас все знают о том, как погибла отступающая французская Великая Армия от голода и холода зимой 1812 - 1813 гг. Но редко кто знает, что практически такая же смертность была и в наступающей русской армии Кутузова. Ведь и русская армия сильно пострадала от холода и голода. Из 100 тыс. вышедших из Тарутинского лагеря преследовать французов, к Неману вышло около 20 тысяч солдат. Они были крайне истощены и обморожены. Кутузов справедливо полагал, что продолжение войны – это бессмысленная трата ресурсов и людей. Александр I упрямо желал воевать за интересы Англии, жаждавшей окончательного разгрома своего главного конкурента. Он жаждал освободить Европу от «корсиканского чудовища». Серьезные доводы Кутузова, прозорливо предлагавшего «сохранить Бонапарта для Англии» он не хотел слышать. Удивляться этому не нужно, надо снова и снова вспоминать обстоятельства воцарения этого русского императора".

Вот такая вполне знакомая складывается картина: на российском престоле сидит посаженный заговорщиками царь. Такие "подставные" цари всегда страдают "отсутствием политической воли". Понятное дело: какая же воля может быть у куклы-марионетки?!  Воля в руках тех, кто дёргает за ниточки, приводя куклу в движение. То есть принимал решения Наполеон в Париже и кукловоды в Лондоне. Собственно, и война велась между Францией и Англией. Ну и пусть бы велась десятилетиями. В этой ситуации России необходимо было занимать политику нейтралитета.  Надо было поучиться у австрийской дипломатии, которая не хотела ни окончательной победы Наполеона над коалицией, ни окончательной победы коалиции над Наполеоном, которая дала бы лидирующее положение русскому царю. Не желала этого положения и Англия. После того как Франция была повержена руками русских и стала более не опасна, главным противником Британии становится Россия. Можно смело утверждать, что с момента окончания наполеоновских войн и до начала Первой мировой войны борьба против растущей Российской империи становится главным делом английской разведки. Начинается "Большая Игра" Англии против России, о которой рассказывает Михаил Леонтьев:



Вот так Россия, помогавшая Англии разгромить "корсиканское чудовище", сама, по собственной глупости, заняла место этого "чудовища". В принципе, то же самое повторилось и во время второй мировой войны. Англичане с помощью русских разгромили германский Третий Рейх, а затем, после разгрома, Черчилль в своей Фултонской речи объявил СССР врагом № 1. 
Tags: геополитика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пятидесятница афоризмов.

    1. Каждый человек на ниточке висит, бездна ежеминутно под ним разверзнуться может, а он ещё сам придумывает себе всякие неприятности, портит свою…

  • Грядёт "эпоха великой грызни"?

    Похоже на то, что мир понемногу входит в "эпоху великой грызни". Грызни за природные ресурсы, сокращающиеся с каждым годом как…

  • О выборах.

    Пишут, что какие-то депутаты требуют отменить итоги выборов в России "из-за многочисленных нарушений". Ну, ей-богу, как дети малые и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments