Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

К вопросу о "варягах" (2).

Посмотрим теперь, что пишет о варягах Википедия.

Варя́ги (др.-сканд. Vaeringjar, греч. Βάραγγοι) — группа в составе населения Древней Руси, этнический, профессиональный либо социальный характер которой вызывает многочисленные дискуссии. Традиционные версии отождествляют варягов с выходцами из Скандинавии - викингами и их обрусевшими потомками, с выходцами с южного побережья Балтийского моря — полабскими славянами, балтами и финно-уграми, наёмными воинами либо торговцами в Древнерусском государстве (IXXII вв.) и Византии (XIXIII вв.).

Древнерусские летописи связывают с варягами-русь появление государства Русьпризвание варягов»).

Из византийских источников известны варяги (варанги) как особый отряд на службе у византийских императоров с XI века. Скандинавские источники также сообщают о том, что некоторые викинги вступали в отряды варягов (вэрингов), находясь на службе в Византии в XI веке.


Варяжский отряд в Византии. Рисунок-реконструкция конца XIX века.

Следует также отметить, что в рассказе о призвании варягов в «Повести временных лет» перечислены «варяжские народы», в числе которых наряду с русью (предполагаемым племенем Рюрика) оказываются свеи (шведы), норманны (норвежцы), англичане и готы (готландцы и, возможно, крымские готы, а также готы, ассимилированные народами Хазарии, а затем половцами (куманами)): Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си. Обращает на себя внимание присутствие тех же народов вместе с варягами в списке потомков Иафета: Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ…



Примерные пределы распространения древнескандинавского языка и родственных ему языков в X веке.    — западный древнескандинавский,    — восточный древнескандинавский,    западногерманские языки,    древнеанглийский язык,    крымско-готский диалект.

Ретроспективно русские летописцы конца XI века относили варягов к середине IX векапризвание варягов»). В исландских сагах варяги (væringjar) появляются при описании службы скандинавских воинов в Византии в начале XI века. Византийский хронист 2-й половины XI века Скилица впервые сообщает о варягах (варангах) при описании событий 1034 года, когда варяжский отряд находился в Малой Азии. Понятие варяги также зафиксировано в сочинении учёного из древнего Хорезма Аль-Бируни (1029 г.): «От [океана] отделяется большой залив на севере у саклабов [славян] и простирается близко к земле булгар, страны мусульман; они знают его как море варанков, а этот народ на его берегу.»[9] Также одно из первых синхронных упоминаний варягов относится ко времени правления князя Ярослава Мудрого (1019—1054) в «Русской Правде», где выделялся их правовой статус на Руси.


  • Известный специалист по Византии В. Г. Васильевский, собрав обширный эпиграфический материал по истории варягов, отметил сложности в разрешении загадки происхождения термина варяги:



"Тогда нужно будет принять, что имя варангов образовалось в Греции совершенно независимо от русского «варяги» и перешло не из Руси в Византию, а наоборот".



  • Переводчик саг с древнеисландского О. И. Сенковский высказал следующие версии происхождения слова «варяги». По его мнению «варяги» означали искажённое в славянском самоназвании дружины викингов — félag. Возникшая позднее в Византии лексема «веринги» (væringjar) могла быть заимствованием от русов, то есть искажённые «варяги».


  • Татищев также предполагал, ссылаясь на Страленберга, происхождение от varg — «волк», «разбойник»

  • Другая распространённая версия — «варяги» произошло от др.-герм. wara (присяга, клятва), то есть варягами были воины, давшие клятву. Макс Фасмер, придерживаясь в целом этой этимологии, производит слово от предполагаемого скандинавского *váringr, vœringr, от vár «верность, порука, обет», то есть «союзники, члены корпорации»

  • По мнению А. Г. Кузьмина слово происходит от кельтского var (вода), то есть под варягами понимали жителей (по версии Кузьмина: ославяненных кельтов) побережья вообще (аналог этимологии в русском: поморы). По его же мнению слово «варяги» восходит к этнониму «варины» или «варны», через промежуточный этноним «варанги», от которого выводит др.-русск. «варяги» и «Варяжское море», и возможно «вагры» и «варны» (в германской передаче имена некоторых племён балтийских славян).

  • Историк XIX века С. А. Гедеонов нашёл ещё одно близкое значение в балтийско-славянском словаре древанского наречия, опубликованном И. Потоцким в 1795 г. в Гамбурге: warang «меч».

  • По мнению другого историка XIX века А. Васильева для слова «варяг» (участника «соленого промысла») Южного Приильменья самой убедительной этимологией следует считать слово «варя» (процесс выварки соли от затопки печи до выноса соли на сушку). Дополнительно к слову «варя» Г. С. Рабинович ссылается на «документы русского промысла», в которых и слово «варь» это «вываренная из рассола соль». С.Герберштейн писал о Балтийском море, что «доселе удерживает у русских свое название, именуясь Варецкое море, то есть Варяжское море». А слово «варец» для XVI века это «солевар». По тексту саги «Прядь о Карле Несчастном» норвежский купец (солевар) возвращается из Руси к себе на Родину, чтобы исполнить секретное поручение от русского князя Ярослава.

То, что, в отличие от викингов - пиратов и береговых разбойников, варяги в русской истории - в первую очередь, - вооружённые купцы, подчёркивал В. О. Ключевский. Во многих русских диалектах до сих пор варяг - торговец солью или шире - торговец вразнос. Фон Эверс поэтому считал, что варяги - прибывавшие в Русь к источникам соли торговцы солью - были не только с Севера - скандинавы и балтийские славяне, "проворные даны" и беглые разного происхождения с Севера, но и с Юга - хазарские варяги (предки казаков). При этом становление Русского государства он связывал не с северными, а с южными варягами, а династию правителей считал коренной традиционной династией Юга нынешней России. Его поддерживал император Николай Первый, считавший, что подобно валлийцам в Англии, казаки являются отдельной нацией, и, подобно принцу Уэлскому в Великобритании, наследник престола России должен быть атаманом казаков. Школа Эверса и его сторонников опиралась не только на археологические находки, которые норманисты не могли объяснить (например, тризуб), сведения о причёске воинов массагетов и хазар у киевских каганов и т. д., но и на Никонову летопись и Степенную Книгу. Степенная книга. I. 50: «Киевстии князи Осколд и Дир... пленяху римлянскую страну, с ними бяху роди нарицаемии руси, иже и кумани, живяху во Евксинопонте (на берегу Чёрного моря), и с теми русь царь Василий I Македонянин сотвори мирное устроение...». Никоновская летопись считает Аскольда и Дира князьями именно этих «роди нарицаемии руси, иже и кумани, живяху во Евксинопонте...» (I. С. 21). То же приведено в русско-славянской редакции перевода Паралипоменона Зонары (ЧОИДР. 1847. № I. С. 99-103). Сербская редакция того же памятника, не упоминая об Аскольде и Дире, пишет: «руси, кумане сущи, живяху во Евксине и начете пленовати страну рымскую...» (Starine. Knj. XIV. S. 138-139). Эту теорию опровергали не из-за её необоснованности, а из-за фрондёрства, так как, в отличие от норманской теории Карамзина, она была официальной в Российской империи, хотя, по мнению Е. С. Галкиной, её скомпрометировала также школа М. Т. Каченовского.


  • Герберштейн, будучи советником посла в Московском государстве в 1-й половине XVI века, одним из первых европейцев ознакомился с русскими летописями и высказал своё мнение о происхождении варягов:



…поскольку сами они называют Варяжским морем Балтийское… то я думал было, что вследствие близости князьями у них были шведы, датчане или пруссы. Однако с Любеком и Голштинским герцогством граничила когда-то область вандалов со знаменитым городом Вагрия, так что, как полагают, Балтийское море и получило название от этой Вагрии; так как … вандалы тогда не только отличались могуществом, но и имели общие с русскими язык, обычаи и веру, то, по моему мнению, русским естественно было призвать себе государями вагров, иначе говоря, варягов, а не уступать власть чужеземцам, отличавшимся от них и верой, и обычаями, и языком.

С. фон Герберштейн. Записки о Московии


В наиболее ранней из дошедших до нас древнерусских летописей, «Повести временных лет» (ПВЛ), варяги неразрывно связаны с образованием государства Русь, названном так по имени варяжского племени русь. Рюрик во главе руси пришёл в новгородские земли по призыву союза славяно-финских племён, чтобы положить конец внутренним раздорам и междоусобицам.

Согласно «Повести временных лет» впервые к помощи варягов в качестве наёмников прибегнул князь Игорь в походе 943 г. Начиная с Владимира Крестителя, варяги активно используются русскими князьями в борьбе за власть. У Владимира служил будущий норвежский конунг Олав Трюггвасон. Один из самых ранних источников по его жизни, «Обзор саг о норвежских конунгах» (ок. 1190 г.), сообщает о составе его дружины на Руси: «его отряд пополняли норманны, гауты и даны». С помощью варяжской дружины новгородский князь Владимир Святославич захватил престол в Киеве в 979 году, после чего постарался избавиться от них:



«После всего этого сказали варяги Владимиру: „Это наш город, мы его захватили, — хотим взять выкуп с горожан по две гривны с человека“. И сказал им Владимир: „Подождите с месяц, пока соберут вам куны“. И ждали они месяц, и не дал им Владимир выкупа, и сказали варяги: „Обманул нас, так отпусти в Греческую землю“. Он же ответил им: „Идите“. И выбрал из них мужей добрых, умных и храбрых и роздал им города; остальные же отправились в Царьград к грекам. Владимир же ещё прежде них отправил послов к царю с такими словами: „Вот идут к тебе варяги, не вздумай держать их в столице, иначе наделают тебе такого же зла, как и здесь, но рассели их по разным местам, а сюда не пускай ни одного“.»


При Владимире появились свидетельства о крупном контингенте русов (ок. 6 тысяч) в византийском войске. Восточные источники подтверждают отправку Владимиром воинов на помощь греческому императору, называя их русами. Хотя неизвестно, относятся ли эти «русы» к варягам Владимира, историки предполагают, что от них в Византии вскоре произошло название варанги (Βάραγγοι) для обозначения отборного воинского подразделения, состоящего из различных этносов.

Варяги активно привлекались Ярославом Мудрым, в междоусобной войне с князем Святополком. Сага «Прядь об Эймунде» сохранила условия наёма варягов в войско Ярослава. Предводитель отряда в 600 воинов Эймунд выдвинул такие требования за год службы:



«Ты должен дать нам дом и всей нашей дружине, и сделать так, чтобы у нас не было недостатка ни в каких ваших лучших припасах, какие нам нужны […] Ты должен платить каждому нашему воину эйрир серебра […] Мы будем брать это бобрами и соболями и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране […] И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше.»


Последнее упоминание о варягах-наёмниках в составе русского войска помещено под 1036 г., когда они участвовали в сражении под стенами Киева с печенегами.

В русских летописях варяги предстают прежде всего как наёмные профессиональные воины в X—XI вв. С XII века — как купцы с Балтики, а понятие «варяжский» смещается в сторону обобщающего этнического признака. В житие Св. княгини Ольги о её родителях сообщалось: «Отца имела язычника, также и мать некрещённую от языка Варяжска.»

В договоре конца XII века новгородцев с ганзейской торговой лигой варяги выступают как выходящее из употребления общее наименование «немцев» и жителей Готланда.

Новгородская первая летопись старшего (и младшего) изводов отмечают в 1201 году заключение новгородцами мира с варягами, завершившего крупную ссору на Готланде, видимо по торговым делам, несколькими годами ранее.

В русских источниках слово «варяжская» по отношению к церквям означало фактически «католическая».

С XIII века слово «варяги» в значительной степени было вытеснено псевдоэтнонимом «немцы», что нашло отражение в описании призвания Рюрика в поздних летописях: «Избрашася от немец три браты с роды своими…». Царь Иван Грозный писал шведскому королю: «В прежних хрониках и летописцех писано, что с великим государем самодержцем Георгием-Ярославом на многих битвах бывали варяги: а варяги — немцы». В любом случае, как разъяснил потом английский посол Флетчер, русские и царь Иван Грозный в XVI веке считали свою династию по происхождению германской.

С.М. Соловьев вслед за Ломоносовым, Эверсом, скептической школой и Ключевским отрицал чисто этническое содержание термина "варяги" и считал, что под варягами имелись в виду либо "все прибалтийские жители, следовательно, и славяне", либо, в основном, дружины, "сбродные шайки искателей приключений". Историк А.Г. Кузьмин установил, что собственно варягами были "варины", "вары", "вагры", населявшие Вагрию, затем варягами стали называть на Руси всю совокупность славянских и славяноязычных народов, проживавших на южном побережье Балтики от польского Поморья до Вагрии включительно, а еще позднее и многих европейцев, но, в первую очередь, подданных императоров франков и их наследников -королей и императоров Германии. Подданными Германии были и даны. Датская марка не сразу не стала независимым государством. А населённый данами регион Сконе стал шведским и вовсе только во второй половине XVII века. Согласно Карамзину, "любимцы" Грозного ливонские дворяне И. Таубе и Э. Крузе в 1569 г. склоняли жителей Ревеля признать власть царя тем доводом, что "он любит немцев, сам происходит от дома Баварского..."

Иван Грозный был убеждён, что все без исключения те варяги, которые были его предками по мужской линии - в любом случае германцы (просто немцы), а шведы (свейские немцы) и норвежцы (мурманы) его предкам только служили или давали жён.

В списках Воскресенской летописи и "Сказания о Мамаевом побоище" (все они XVI—XVII вв.) "варягами" именуются соответственно половцы и турки, а разные редакции "Сказания..." говорят о том, что в спешившем на помощь Мамаю войске Ягайло "литвы много и варяг и жемоти…", откуда можно заключить, что слово "варяги" в XV—XVII вв. обозначало не только торговцев, но и неправославных вообще, а также - и особенно - врагов русских, независимо от того, где они находились: на Западе или на Востоке и Юге, причём воины союзников Дмитрия Донского на Куликовом поле - православных братьев Ягайло- Ольгердовичей, среди которых были и литва, и жемайты, или татарские (ногайские) воины самого Дмитрия Донского варягами не назывались, хотя были неправославными.

Начиная с IX века в греческих хрониках упоминаются фарганы (φαργανοι), как стражники императора: в «Псамафийской хронике», документе 1-й половины X века, и в «О церемониях» Константина Багрянородного.

Впервые варяги на византийской службе отмечены в хронике Скилицы в 1034 году в Малой Азии (фема Фракезон), где они размещались на зимних квартирах.

В 1038 году варяги участвуют в боях с арабами на Сицилии, в 1047 действуют в южной Италии, в 1055 они совместно с русами обороняют итальянский город Отранто от норманнов. Около 1050 года византийский император послал в Грузию отряд в 3 тыс. варягов (варангов) на помощь византийскому союзнику в его междоусобной войне.

Кекавмен в рассказе о знаменитом последнем викинге и будущем норвежском короле Харальде Суровом, служившем в варягах в 1030-е годы, назвал того сыном царя Варангии, что равнозначно византийскому пониманию в XI веке варягов как норманнов или норвежцев. Византийский историк XI века М. Пселл также говорил о варангах как о лицах, принадлежащих к племени, хотя без уточнения этнографической принадлежности или географической локализации. Современник Кекавмена и Пселла, хронист Скилица, вообще идентифицировал варягов как кельтов: «варанги, по происхождению кельты, служащие по найму у греков».

В византийских источниках XII—XIII века наёмный корпус варягов часто именуется секироносной гвардией императоров (Τάγμα των Βαραγγίων). К этому времени сменился его этнический состав. Благодаря хрисовулам стало возможным установить, что приток в Византию англичан (инглинов) начался видимо после 1066 года, то есть после завоевания Англии нормандским герцогом Вильгельмом. Вскоре выходцы из Англии стали преобладать в варяжском корпусе.

Норманский хронист XI века Готфрид Малатерра по поводу битвы 1082 года заметил: «англяне, которых называют варангами». Византийский писатель XV века Георгий Кодин при описании придворной трапезы сообщает: «варанги восклицают императору многая лета на своём отечественном языке, то есть по-английски». Из последнего свидетельства следует, что варяги приобрели привилегированное положение в византийском войске. Возможно авторы сделали обобщение, назвав язык варягов английским. Так Саксон Грамматик при описании визита датского короля Эрика в Константинополь в 1103 году отметил встречу короля с соотечественниками, которые служили личными телохранителями византийского императора.

Чужеземцы и раньше использовались в качестве дворцовой стражи, но только варяги приобрели статус постоянной личной гвардии византийских императоров. Начальник варяжской гвардии именовался аколуфом, что означает «сопровождающий». В сочинении XIV века Псевдо-Кодина даётся определение: «Аколуф является ответственным за варангов; сопровождает василевса во главе их, поэтому и зовётся аколуфом».

Анна Комнина, дочь императора, высоко оценивает варягов, рассказывая о событиях 1081 года : «Что же до варягов, носящих мечи на плечах, то они рассматривают свою верность императорам и службу по их охране как наследственный долг, как жребий, переходящий от отца к сыну; поэтому они сохраняют верность императору и не будут даже слушать о предательстве». Анна характеризует варягов как отважных варваров, носящих обоюдоострые мечи на правом плече и имеющих большие щиты. В 1081 году весь отряд варягов под началом Намбита был истреблён в сражении с итальянскими норманнами Роберта Гвискара.

В саге о Хаконе Широкоплечем из цикла «Круг Земной» повествуется о битве в 1122 году византийского императора Иоанна II с печенегами в Болгарии. Тогда «цвет войска», отборный отряд верингов в 450 человек под началом Торира Хельсинга первым ворвался в лагерь кочевников, окружённый повозками с бойницами, что позволило византийцам одержать победу.

В 1204 варяжская гвардия в последний раз проявила себя, обороняя Константинополь от рыцарей-крестоносцев. Никита Хониат, свидетель этих событий, так написал про варягов-секироносцев после того, как рыцари ворвались в город:



«Ласкарис начал неотступно увещевать и поощрять собравшийся сюда народ к сопротивлению неприятелям. Равным образом он возбуждал идти на предстоявшую битву и секироносцев с их бранными железными оружиями на плечах, говоря, что им также надобно не менее римлян страшиться бедствий, если управление римскою империею перейдёт к чужеземцам, потому что они не будут уже тогда получать такой богатой платы за службу и не удержат почтенного звания охранной царской стражи, но будут зачислены в неприятельское войско даром наряду со всеми. Однако, несмотря на все его усилия никто из народа не отозвался на его голос и даже секироносцы обещали содействие только за деньги, бесчестно и воровски считая крайнюю опасность положения удобнейшим временем торговаться.»


После падения Константинополя известия о варягах-воинах в Византии отсутствуют, однако этноним «варяг» постепенно превращается в патроним, составную часть личного имени. В документах XIII—XIV вв. отмечены греки видимо скандинавского происхождения с именами Варанг, Варангопул, Варяг, Варанкат, из которых один был владельцем бань, другой врачом, третий церковным адвокатом (экдиком). Таким образом, воинское ремесло не стало наследственным делом у потомков варягов, осевших на греческой земле.

Слово Værings встречается на рунических камнях XI века Ög 111 и Ög 68 . На севере Норвегии недалеко от российского Мурманска есть полуостров Варангер и одноимённый залив. Впервые варяги как væringjar (веринги) появляются в скандинавских сагах, записанных в XII веке. Верингами называли наёмников в Византии.

«Сага о Ньяле» рассказывает об исландце Кольскегге, который примерно в 990-е годы:



«отправился на восток, в Гардарики [Русь], и пробыл там зиму. Оттуда он поехал в Миклагард [Константинополь] и вступил там в варяжскую дружину. Последнее, что о нём слышали, было, что он там женился, был предводителем варяжской дружины и оставался там до самой смерти».


«Сага о людях из Лососьей долины» несколько противоречит в хронологии «Саге о Ньяле», называя Болли в 1020-е годы первым исландцем в варягах:



«После того как Болли провёл зиму в Дании, он отправился в дальние страны и не прерывал своего путешествия, пока не прибыл в Миклагард. Недолго пробыл он там, как вступил в варяжскую дружину. Мы никогда не слышали раньше, чтобы какой-нибудь норвежец или исландец до Болли, сына Болли, стал дружинником короля Миклагарда [Константинополя]».


Болли в 1030 году вернулся в Исландию с богатым оружием и в роскошных одеяниях, поразивших его соплеменников.

Одним из наиболее прославленных героев саг стал будущий норвежский король Харальд III Суровый, воевавший в 1034—1043 гг. по всему Средиземноморью с отрядом в 500 варягов, а перед тем послуживший Ярославу Мудрому. Сага о Харальде Суровом из цикла «Круг Земной» сообщает легендарный обычай, позволявший варягам по смерти византийского императора уносить сокровища из дворца: «Харальд трижды ходил в обход палат, пока находился в Миклагарде. Там было в обычае, что всякий раз, когда умирал конунг греков, веринги имели право обходить все палаты конунга, где находились его сокровища, и каждый был волен присвоить себе то, на что сумеет наложить руку». Однако Харальд по сообщению той же саги был брошен в темницу по обвинению в присвоении имущества императора, а затем бежал на Русь. Харальд погиб в 1066 году в битве при Стамфордбридже, которой завершилась двухсотлетняя история вторжений скандинавских викингов в Англию.


Tags: Древняя Русь, варяги
Subscribe

  • Неандертальцы. Кто они?

    Да, и это к вопросу о матриархате. А то тут многие выражают сомнение в том, что женщины взяли в свои руки бразды правления в архаическом…

  • Острова ведьм.

    "Однажды отец Онуфрий, обходя окрестности Онежского озера, обнаружил обнажённую Ольгу. - Ольга, отдайся, озолочу! - Отойди, отец Онуфрий, оторву…

  • Сооружение мегалитов как защитная реакция культуры Старой Европы.

    В трёх километрах к северо-востоку от Стоунхенджа располагается Вудхендж. Как установили археологи, Стоунхендж и Вудхендж – практически…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments