Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Пол как "камень преткновения" для идеального государства.

egovoru написала очень интересную заметку Стамбул гяуры нынче славят.

Учение пророка Мухаммеда так же уравнивает всех правоверных перед Аллахом, как и христианство. Но родственные связи у принявших ислам народов были, судя по всему, настолько сильны (то-то с ними мучился Лоренс Аравийский!), что для создания мусульманского государства потребовался уникальный институт, разработанный халифатом и доведенный до совершенства Оттоманской импрерией.

Чтобы в корне пресечь всякую клановость – источник коррупции, рекрутов набирали в нежном возрасте в отдаленных землях и запрещали им обзаводиться семьями, компенсируя эти лишения неслыханными привилегиями. Именно янычары, с их безусловной преданностью султану, и сделали ислам мировой религией, полагает Фрэнсис Фукуяма.

Китаю и Византийской империи потребовались даже еще более крутые меры: там аналогичную роль опоры государства играли евнухи. Католическая церковь тоже достигла своей квазигосударственной мощи только после того, как папа Григорий VII в 11-м веке придумал обязательный целибат для священников. Примечательная складывается картина, не правда ли?

Но российский абсолютизм и на этом фоне выглядит исключением: вроде бы никогда в истории он не обращался к таким стратегиям подавления родо-племенных отношений. Или я ошибаюсь?

В России тоже были "поползновения" в эту сторону. Во-первых, конечно, нужно вспомнить опричнину Ивана Грозного. Она являлась как раз кровавым, "зверским" истреблением древних боярских родов, то есть в принципе тем же подавлением родо-племенных отношений ради "унификации" государственных отношений, чтоб был один Царь, а все остальные - "твари дрожащие". Но вместо многих боярских кланов тут же появилась царская "камарилья" с кумовством и блатом и всеми прочими мафиозно-клановыми "прелестями". Эксперимент Грозного повторял и Пётр Первый, и большевики, но всё безрезультатно: самые безродные революционеры, дорвавшись до власти, быстро обзаводились "связями" с "удобными" и "полезными" людьми, и всё опять тонуло в болотной ряске кумовства и коррупции.


Но был ещё один, альтернативный, проект подавления родо-племенных отношений, более "мягкий" и "гуманный" проект, связанный с отрубанием не головы, а "члена" поменьше.  Был такой знаменитый русский скопец Кондратий Селиванов. С ним лично встречался и беседовал император Александр I. Ученик Селиванова, тоже скопец А. М. Еленский (или Еланский) направил в кабинет Александра I записку о том, как обустроить Россию в скопческом духе. По этому проекту, Россия должна была стать огромным скопческим кораблём; оскоплённый Государь должен был ею управлять, подобно Иисусу Навину, слушаясь гласа небесного. «Опробовать все тайные советы», поступающие с неба, должен был всё тот же Селиванов, так как, по вере всех скопцов, в нём присутствует полный «дух небесный с отцом и сыном».

Кстати, эту скопческую историю обыграл Пушкин в своей сказке о золотом Петушке: "Вот он (царь Дадон) с просьбой о подмоге // Обратился к мудрецу, // Звездочёту и скопцу". Сюжет сказки прост: скопец даёт царю Дадону золотого петушка, но в качестве платы (или жертвы) забирает у него - одного за другим - его сыновей. Сыновья - это наследники, а мужья часто оказываются "под каблуком" у своих жён, и таким образом появляются соперничающие родовые кланы и пр. Нет сыновей - нет проблем. И царь царствует "лёжа на боку". Однако царю стало жалко сыновей, и он убивает скопца (Царь хватил его жезлом // По лбу; тот упал ничком,// Да и дух вон.), а золотой петушок убивает царя.

Конфликт между царём Дадоном и скопцом-звездочётом (т. е. магом) возникает из-за Шемаханской царицы.  Шемаханская царица для царя Додона - такой же соблазн и искушение, как и для его сыновей. Скопец-звездочтец этой самой царицей испытывал их всех на конфликтность: если мужчина, при виде красавицы, не стремится, как петух, "топтать" её, то он не станет драться и с другими "петухами" из-за неё. При таком раскладе, войны, подобные Троянской войне из-за Елены Прекрасной, исключены. Можно царствовать "лёжа на боку". Царь Дадон, собственно, так и царствовал, пока у него не пробудилась страсть. Страсть мужчин ослепляет, лишает ума, и начинаеются конфликты, войны и преступления.

То есть Пушкин здесь копнул тут очень глубоко. Человеческое общество обречено на бесконечные конфликты, войны и преступления, пока существует пол. Чтобы было бесконфликтное общество, людям нужно уподобиться пчёлам или... скопцам.

Кстати, в комментах misa_bond совершенно верно вспомнила "обет безбрачия" российских воров в законе. "Семья не отвлекает от общего дела, делает неуязвимым и бесстрашным. Им нечего /вернее некого/ терять."

Ну и в заключение тут можно вспомнить о старце Григории Распутине. Своим приближением к царской семье он вызвал целую бурю страстей в придворной "камарилье". Все боялись, что старец "отодвинет" их от кормушки или "задвинет". Сколько было истеричного воя по этому поводу! Старца обвиняли во всех смертных грехах, очерняли и демонизировали. И, в конце концов, убили. Распутин повторил судьбу скопца-звездочёта, а царь Николай Второй повторил судьбу царя Дадона.

Tags: историософия
Subscribe

  • О "троянских играх" в Древнем Риме.

    В. А. Гончаров в статье "Lusus Troiae: ещё раз к вопросу о пережитках инновационных обрядов в религиозной жизни Древнего Рима" пишет:…

  • хорошо сказано

    Чаще всего, те, кто ищет инициацию, упускают центральный момент, с ней связанный - а именно - испытание. Феномен инициации всегда пересекается с…

  • О перуанских пирамидах.

    Интересно, что в Перу и Месопотамии пирамиды строились одновременно, хотя американские и азиатские строители ничего не знали друг о друге. "У…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment