Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

О древнерусской военной этике.

Древнерусские воины

Василий Алексеевич Левшин пишет: "Русские богатыри считали за стыд сражаться чем-либо, кроме ручного оружия, ибо убивать пращом или стрелою не вменяли в приличное человеку храброму". В былинах эта неприязнь распространена, кажется, на все виды метательного оружия, на само метание. Только враг-инородец, вроде Идолища, или негодяй, вроде Тугарина, способен метнуть нож в противника. Любопытно, что и летопись хранит представление дружинно-княжеской среды о сугубой подлости, неблагородстве броска: когда на Любечском съезде обсуждают подлость князя Давыда, заманившего в ловушку и ослепившего князя Василька Теребовльского, ему говорят: "кинул ты нож в нас!" Как и в былинах, брошенный нож - знак вероломства и подлости."

В этом свете совсем по-иному видится библейский поединок Давида и Голиафа

david-goliath

Давид Найдис говорит, что "подвиг юного Давида непомерно раздут! Говоря начистоту, это вовсе не был никакой подвиг. Потому что, совершая подвиг, человек сознательно идёт на верную смерть. Когда воин бросается на амбразуру дзота, он совершает подвиг. Поступок Давида нельзя назвать и героическим поступком. Потому что, совершая героический поступок, человек рискует жизнью. Тот, кто бросается в горящий дом, чтобы спасти ребёнка, тот, кто идёт с гранатой на танк, тот, кто в одиночку врывается в бандитское логово, - совершают героический поступок. Поступок Давида нельзя назвать и смелым поступком. Потому что, совершая смелый поступок, человек рискует своим здоровьем, рискует быть раненым, изувеченным, рискует заразиться опасной болезнью. Войти безоружным в клетку со львом, схватиться в единоборстве с заведомо более сильным противником, остановить коня на скаку, лечить больного тифом вне больничных условий, - всё это смелые поступки.

Но Давид не шёл на верную смерть, не подвергал никакой опасности ни жизнь свою, ни своё здоровье. Он рисковал не более, чем рискует метатель молота на спортивных соревнованиях. Могучий Голиаф, с его трёхпудовыми латами, не представлял для Давида абсолютно никакой опасности. Давид не зря отказался от доспехов  и от меча. Они бы только сковывали его движения. Это был неравный поединок.
Огромное преимущество было на стороне Давида. Он был лёгок и ловок, быстро перемещался по полю, мог увернуться от удара. Но он даже не вошел в контакт с Голиафом, он был недосягаем для богатырского меча. Голиаф не только не имел возможности рассечь его, но не мог даже ущипнуть такого противного противника. Если бы Голиаф погнался за Давидом, поединок кончился бы для него ещё позорнее, - он умер бы от разрыва сердца."

Моральную оценку "подвигу" Давида дал Владимир Высоцкий в своей песне "Одна научная загадка, или Почему аборигены съели Кука". Там есть такие слова:

"Кто уплетёт его без соли и без лука,
Тот сильным, смелым, добрым будет, вроде Кука!-
Кому-то под руку попался каменюка,-
Метнул, гадюка, и нету Кука."

И тут мы подходим к современности, точнее, к современным методам ведения боевых действий. Есть такое оружие - пулемёт. Очевидно, что название этого оружия произошло от средневековых камнемётов., орудий, стрелявших каменными ядрами, камнями и прочей хренью. На Руси подобные камнемёты назывались по́роками (производное от слова «праща»).

Значит, по идее, все, кто стреляют из пистолетов, ружей-винтовок, пулемётов и пушек, все, кто метают пули, бомбы и снаряды, являются подлецами, а не героями, - если руководствоваться нормами древнерусской военной этики.

Ну и самый верх подлости - это стрелять по волкам и другим животным с вертолёта.

У brazilnatal в И даже у сильных слезы на глазах есть хорошее стихотворение как раз в тему:

волки

Твердишь, что устал от работы...
А видел когда-нибудь ты,
Как били волков с вертолёта,
Прицельным огнём с высоты?

Они разбегались по снегу,
Услышав рокочущий вихрь.
Висящую в небе телегу,
Спускавшуюся на них.

Они спотыкались об иней...
Об собственный ужас, скорей...
Бескрылые трусы в кабине
На выбор стреляли зверей.

Когда уничтожили стаю,
Заметить смогли вожака.
Он мчал к перелеску, петляя,
Он спасся бы наверняка!

Но тут вдруг случилось такое,
Что слово пред этим – мертво!
Волк стал, оглянулся с тоскою,
Увидел – за ним никого...

Лишь грохот железной убийцы,
Плывущий над полем вагон...
И волк – это может присниться
Обратно направился он!

Навстречу чудовищу, гордо,
В величье бессильной тоски
Зверь поднял косматую морду
И грозно ощерил клыки.

Он звал к поединку машину!
Врага, изрыгавшего гром!..
И даже такие мужчины
Шесть раз промахнулись по нём.

Когда его подняли в пене,
Сражённого выстрелом в пах,
Две жёлтые искры презренья
Ещё догорали в зрачках.


Tags: деградация
Subscribe

  • Мечты и реальность.

    С утра услышал по радио слова из песни: "Зачеркнуть бы всю жизнь, Да с начала начать..." И подумалось мне, а как это было бы на самом…

  • Антикоррозийное.

    Несколько лет назад я купил и повесил на заборе новый почтовый ящик. Смотрю, он уже поржавел. Всего лет пять или шесть прошло... Проснулся среди…

  • Где "я"?

    Покажи 15-летнему пареньку, каким он станет в 55, а тем более - в 65 или 75 лет, и он обрыгается от отвращения. И точно так же мерзок и отвратителен…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments