Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Христоверы (7).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5) и Христоверы (6).

Именуя Себя Сыном Божиим, Иисус отнюдь не претендовал на какое-то особое место: все иудеи убеждены, что они сыны Божии. "Одного отца имеем, Бога" (Ин. 8:41) - так говорили они тогда. Так говорят и теперь. Называя Иисуса Христа "единородным" Сыном Божиим и признавая многих других "христов", "люди Божии" отнюдь не противоречили себе, точно так же как не противоречит один Санта-Клаус в Лапландии, которому пишут письма детишки всего мира, многим "Дедам Морозам" на новогодних открытках.

В слове "христос" нет ничего уникального и неповторимого. У Стефана Яворского в его "Знамениях пришествия антихристова и кончины мира" записано: "Христос в греческом языке обозначает помазанника, и таковыми христами были и есть все православные цари, таким христом был первый в Израиле царь Саул; его христом именует много раз сам царь Давид в Первой книге Царств: "И сказал Давид мужам своим: да не попустит мне Господь сделать это господину моему, помазаннику ("христу") Господню, чтобы поднять руку мою на него, ибо он помазанник ("христос") Господен" (1 Цар. 24). И ещё во Второй книге Царств говорит Давид убившему царя Саула: "Как не убоялся ты поднять руку твою, чтобы убить помазанника ("христа") Господня?" (2 Цар. 1). О таковых помазанниках ("христах") и Дух Святой в псалме устами Давида говорит: "Не прикасайся к помазанным моим" (Пс. 104:15). На греческом языке написано: "не прикасайтеся к христам моим".

Иисус Христос весьма ясно и определённо указал в Евангелии возможность и даже необходимость повторения истории Боговоплощения. Он говорил: "Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Моё; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придём к нему и обитель у него сотворим" (Ин. 14:23). И ещё Он обещал: "Не оставлю вас сиротами; приду к вам" (Ин. 14:18). И люди Божии верили этому обетованию Христа, верили пламенно и искренно:

"Мир про нас толкует,
С нами Бог ликует", -

говорили они, выражая недоумение, как эта простая истина непонятна мудрым мира сего. Впрочем, оно и неудивительно:

"Гордым, мудрым как понять?
Не туды они глядять.
Ты младенцам открыл тайну,
Избранным сиротам".

Люди Божии относили к себе изречение Иисуса Христа, сказанное апостлам: "Вам дано ведати тайны Царствия Божия, прочим же - в притчах, да видяще не видят и слышаще не разумеют". Действительно "не разумеют", ибо всё так просто: если в душе человеческой появилось глубокое отвращение к царящим в обществе людоедским порядкам, если у человека появилось мощное стремление всю жизнь сделать чистой и озарённой высшим светом, то, значит, в нём говорит невоплощённый Бог, тоскующий по простору и свету духовного осуществления. И вот, кто осуществит в себе Правду [1], Чистоту, Красоту (внутреннюю), Любовь, тот тем самым осуществит в себе Бога, родит в себе Бога и сам станет дважды-рождённым. Не к этому ли призывал Христос, когда говорил: "Должно вам родиться свыше", то есть родиться как боги. И ап. Павел говорил: "Бог... пожелал открыть во мне Сына Своего" (Гал. 1:15-16). Но только ли "в нём"? Каждый нормальный человек (то есть человек не оскотинившийся, не потерявший "образ Божий") имеет в себе такую глубину и такую широту, что он может "вместить" Божество. Человек, не раскрывший в себе Истины, может навсегда остаться маленьким ничтожеством, горстью пыли и пепла, а может вырасти до высот беспредельных, стать равным Христу в своём духовном дерзании. И это - не дерзость хищения невозможного (Флп. 2:6), а повеление и заповедь Спасителя, данная на последней Его беседе (Ин. 14:23). То есть каждый христианин должен возрастать в образ совершенный, богочеловеческий, в меру усвояемости полноты Христовой (Еф. 4:13). По слову св. Иоанна Дамаскина, "Иисус Христос сделался начатком воскресения, представил Себя путём, образом и примером, чтобы и мы, шествуя по Его следам, сделались по усыновлению тем, что Он есть по природе: сынами и наследниками Божиими и сонаследниками Его" (цит. по: Зарин С. Аскетизм. - СПб., 1907, кн. 2, с. 32).

Замысел Божий о человеке - его об0жение. Выйти из ограниченности своей человеческой природы и претвориться в Божественное естество - вот что составляет последнюю цель узкого и тернистого христианского пути. "Душа, истинно верующая во Христа, должна из нынешнего, порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и нынешнее уничижённое естество изменить в естество иное, божественное, и соделаться новой тварью" (св. Макарий Египетский). Отсюда, мудрые девы - это те, которые стремятся "к необычайному для своего естества", а неразумные - это люди, "оставшиеся при собственном естестве". По словам преп. Макария Египетского, человек, приблизившийся к совершенству, делается "чем-то б0льшим себя самого, потому что обожается и становится сыном Божиим" (цит. по: Попов И. В. Мистическое оправдание аскетизма. - С. Посад, 1905, с. 19).

Обожение возможно лишь при одном условии, - при условии самого близкого и интимного (экстатического) общения с Богом. Душа и тело человека - это дом Божий, храм Духа Святого, обитель небесного и истинного Царя Христа. Господь непрестанно ударяет в двери сердца, "желая войти к нам". "Как небо и землю сотворил Бог для обитания человеку, так душу и тело человека создал Он в жилище Себе, чтобы вселиться и упокоиться в теле его, как в Своём доме, имея прекрасною невестою возлюбленную душу, сотворённую по образу Его" (св. Макарий Египетский). Человек Божий не только сам в Боге, но и Бог в нём. Дух Святой, обитающий в человеке, проникает собою все его фибры наподобие того, как огонь входит во все поры раскалённого угля. "Божественное веяние Св. Духа проницает всё существо души, и помыслы, и всю сущность, и все телесные члены, прохлаждает и упокоевает Божественным и неизглаголанным упокоением" (св. Макарий Египетский).

Вследствие такого проникновения Духа Святого в глубину человеческой природы, происходит как бы некоторое слияние души с Духом, их взаимное отождествление и смешение. Благодать Божия, возрастая и постепенно укореняясь в человеке, делается "чем-то как бы естественным и неотделимым, как бы единою с ним сущностью". Это слияние души с Духом преп. Макарий представлял себе настолько реально, физически и даже физиологически, что оно отождествлялось в его уме с Боговоплощением. "По снисхождению и человеколюбию преображаясь, плототворит Он Себя, входит в единение, восприемлет святые, благоугодившие и верные души и, по изречению Павлову, бывает с ними в един Дух (1 Кор. 6:17), душа, так сказать, в душу, и ипостась в ипостась, чтобы душа, достойная Бога и благоугодившая Ему, могла жить в обновлении и ощущать бессмертную жизнь".

Итак, согласно святоотеческой традиции, воплощение Сына Божия в лице Иисуса Христа есть не что иное, как один частный случай (правда, наиболее разительный) постоянного Боговоплощения (Попов И. В. Мистическое оправдание аскетизма. - С. Посад, 1905, с. 23). Иисус Христос говорил Своим ученикам о том, что после Себя Он оставит им "Утешителя" ("Параклета"), Который пребудет с ними вовек, порождая из их среды новых "сынов Божиих". Поскольку Дух Святой представляет собой третье лицо Троицы, а в каждом из трёх лиц присутствует весь Бог целиком, то наитие Духа Святого означает ни что иное, как приближение верующего к статусу сына Божия. Отсюда нетрудно понять указание: "вы - боги". Как говорил св. Климент Александрийский, "настоящий гностик (=святой) уже стал богом" ("Протрептик", VIII, 4). И для Лактанция чистый человек становится "подобным Богу" (consimilis Deo), "совсем похожим на Бога" ("Божественные установления", VI, 23). Поэтому весьма симптоматично, что Варнава и Павел были отождествлены в Листре с Зевсом и Гермесом: "Боги в образе человеческом сошли к нам" (Деян. 14:11).

Таким образом, Иисус Христос (или, как обыкновенно называли Его христоверы, "евангельский Христос", "исторический Христос") не есть единственный Сын Божий. Он - первородный Сын, в Котором пребывало Божество, как пребывает и в последующих "христах". Уже ап. Павел говорил о себе, что в нём живёт Христос, "ибо все, водимые Духом Божиим, суть Сыны Божии" (Рим. 8:14). Христос всегда невидимо живёт со Своими детушками; нужна только пламенная вера, чистота и святость жизни, и Он снова сделается видимым, снова воплотится. Вот почему каждое свой радение христоверы начинали просительной молитвой, обращённой к Богу Отцу:

"Дай нам, Господи,
Нам Иисуса Христа,
Дай нам Сына Своего,
Господь Бог, помилуй нас..."

Если смотреть на христианство под углом зрения преп. Макария Египетского, то тогда выходит, что христоверы вовсе не бесноватые еретики, а "мудрые девы", ибо они безусловно стремились "к необычайному для своего естества", а православные священнослужители - "неразумные девы", ибо они "остались при собственном естестве". Конечно, оставаться "при собственном естестве" и легче, и проще, и удобнее, а стремиться к "необычайному" всегда рискованно и опасно. Безусловно, в этом стремлении к "необычайному" много ошибок и падений, - и всё это имело место быть у "хлыстов", - но зато их вера была живой и пламенной. А осуждавшие их были людьми "теплохладными". В Откровении же Бог так говорит о "теплохладном" верующем: «знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр.3:15-16). Славянский текст еще сильней выражает отвращение Господа к их духовному состоянию: там сказано не: «извергну», а: «изблюю тебя».

Безусловно, и старец Капитон, и его ученик Данила Филиппов были людьми пламенной веры, и не нам, возлежащим на удобных диванах, судить их. Безусловно, было в учении "христа" Данилы и нечто такое, чего нет в Евангелии. Есть Священное Писание, которое запечатлено в четырех Евангелиях, но есть и Священное Предание, для записи которого, как говорит Иоанн Богослов, книг бы не хватило, и мир бы этого не вместил. Потому что Священное Предание - это бесконечное откровение Духа Святого. Апостолу Павлу Дух Святой открыл одно, преп. Макарию - другое, а Даниле Филиппову - третье. И подобно тому, как ап. Павел проповедовал своё Евангелие (не от Марка, и не от Луки), так и Данила Филиппов благовествовал "живое откровение", исходящее непосредственно от "Превышнего Бога".

Продолжение см. Христоверы (8).

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Пифагору приписывается знаменательный ответ на вопрос: "Когда человек более всего уподобляется Богу?" - "Когда он говорит правду". Действительно, в Боге - истина, и в истине - Бог; творить истинное, правдиво-праведное - это значит поступать как боги, это значит самому становиться богом. По внутреннему существу своему человек всегда более склонен к правде. И лишь насилуя себя, извращая законы своего духа и тела, человек вовлекается в неправду и связанное с ней зло. Хуже всего фальсификация слов, ложь как таковая, потому что здесь происходит извращение связи между словом и смыслом, и таким образом в мир проникает дьявольская сила хаоса. Обман - это порок, свойственный лишь человеку, и потому он особенно ненавистен Богу. Согласно Данте, низшая область Ада ("Бездна") заключает в себе именно обманщиков, потому что с обмана начинаются все злодеяния. Ниже обманщиков только предатели родных, друзей и благодетелей во главе с Каином, Иудой и самим Люцифером.

Tags: богословие, мистика, христоверы
Subscribe

  • Прежде нежели был Шумер, Элам бысть.

    "Шагающая фигура человека с козьими рогами, накидкой из козьей шкуры и изогнутыми вверх носками обуви" (музей Метрополитен в Нью-Йорке).…

  • Не хлебом единым.

    В продолжение записи Что было раньше: пиво или хлеб? Пиво появилось раньше хлеба. И вообще, земледелием люди занялись именно ради хмельного…

  • Сказ про избушку. Не лубяную, а костяную.

    И снова про мамонтов... Я уже неоднократно поднимал эту интересную тему, пытаясь уяснить смысл охоты на этих представителей мегафауны при изобилии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments