Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Христоверы (8).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6) и Христоверы (7).

Ревностным помощником Данилы был крестьянин Владимирской губернии Муромского уезда Иван Тимофеевич Суслов. В 1649 году Данила Филиппов признал его своим "возлюбленным сыном и христом". Суслов, окружив себя "богородицей" и двенадцатью "апостолами", деятельно и успешно помогал своему учителю "уловлять вселенную". Он обладал способностью кудесничества, чем не мало удивлял толпу и привлекал к себе людей. По свидетельству св. Димитрия Ростовского, Суслов "аки Христос" выходил к людям "и зряшеся на главе его нечто велико по подобию птиц летаху около главы его, их же глаголют быти херувимы" (цит. по: Кутепов К. Секты хлыстов и скопцов. - Ставрополь, 1900, с. 41). Доверие к нему доходило до того, что ему поклонялись как истинному Христу.

Из Нижегородской губернии Суслов пришёл в Москву. В это время в столице происходили волнения по поводу исправления богослужебных книг; всех проповедников старообрядчества хватали и заключали в темницы; не избежал этой участи и Иван Тимофеевич. Дело о Суслове было передано боярину Морозову, но он, "поняв святость и божество Ивана Тимофеевича", отказался производить над ним следствие по причине болезни. Тогда Суслов был отдан в руки князя Юрия Михайловича Одоевского, который долго пытал его огнём сначала на Житном дворе (в Кремле), потом на Красной площади.

По сказанию "хлыстов", Суслова распяли на Кремлёвской стене, у самых Спасских ворот, где он и умер; но на третий день воскрес и явился своим ученикам в подмосковном селе Похра (или Пахра). После этого его вторично арестовали и, содрав с него живого кожу, опять распяли на том же самом месте, у Спасских ворот. Однако ночью девушки-"хлыстовки", сняв с себя белые рубахи, обвили ими тело его; полотно мгновенно вросло в него и стало его новою кожею [1]. Суслов воскрес и в этот раз, и снова начал проповедовать своё учение. В 1672 году он опять был взят для допроса, но был освобождён (амнистирован) вместе с другими узниками по случаю благополучного рождения царевича Петра Алексеевича.

В Москве Суслов жил в большом доме на 3-ей Мещанской улице, за Сухаревою башней, который принадлежал князю Михаилу Яковлевичу Черкасскому. Этот дом назывался "домом Божиим", "домом Сионским", "новым Иерусалимом", и в нём собирались христоверы для молений. В 1699 году прибыл в Москву и Данила Филиппов, но прожил в "доме Божием" всего неделю: 1 января 1700 года он умер [2] (по сказанию "хлыстов" - "вознёсся на небо").

После смерти Данилы Филиппова правительство подвергло как самого Суслова, так и его последователей, новому преследованию. Вследствие этого, Иван Тимофеевич вынужден был бежать и скитался в разных местах "лет шестнадцать"; возвратился потом в Москву, прожил здесь год и "скончался плотию на сотом году своей жизни, показав пример терпения и благочестия на земле". Суслов был погребён при храме Николы в Грачах, но вскоре ученики перенесли его тело в женский Ивановский монастырь [3].

После смерти Суслова "христом" был признан один из стрельцов - Прокопий Лупкин, после стрелецкого бунта сосланный в Нижний Новгород. Он распространял свою "благую весть" в Нижегородской, а затем в Ярославской губернии. Здесь в 1716 году он был схвачен вместе с несколькими учениками и предан суду; но вскоре был отпущен на свободу. С тех пор он окончательно поселился в Москве с "сестрой" Акулиной Ивановной, которую выдавал за "богородицу". Наиболее ревностными помощниками Лупкина были старицы - Анна, Вера и Матрёна, чудовский иеромонах Варлаам и Алексей Трофимов. У Лупкина, как прежде у Суслова, происходили большие собрания "хлыстов". Сам он среди них пользовался величайшим почётом и уважением: при встрече ему кричали хором - "царь, царь!" [4], - крестились на него, кланялись ему в ноги и целовали руку. 9 ноября 1732 года он умер в экстазе во время радения [5], а 12 ноября был с честью погребён в Ивановском девичьем монастыре рядом с Сусловым.

Ивановский монастырь в XIX в.
Ивановский монастырь в XIX в. Со времён Ивана Грозного обитель являлась местом заключения опальных женщин высокого происхождения.

Продолжение см. Христоверы (9).


--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] Некоторые исследователи считают, что в память именно этого события "хлысты" ввели обычай - надевать на себя длинные белые рубахи на своих тайных радениях.

[2] "Хлысты" верили, что именно из-за смерти и "вознесения" Данилы Филиппова 1 января 1700 года с этого дня было введено новое летосчисление.

[3] В царствование Анны Иоанновны нашли необходимым эксгумировать труп Суслова, вывезти его в поле, сжечь и развеять прах по ветру, так как не было отбою от "хлыстов" у его могилы.

[4] Эта мысль, прошедши незаметно через ряд последователей Лупкина, окончательно выразилась и прочно укрепилась в хлыстовском и скопческом мире при "христе" Кондратии Селиванове, принявшем имя императора Петра III (последний, сразу же после вступления на престол, повелел прекратить преследования староверов).

[5] Ср. древнее учение гностиков о том, что Логос-Христос в момент крещения вошёл в человека Иисуса и не покидал Его до самого наступления Страстей.
Tags: христоверы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Crop Circle Near Avebury Circle.

    Интересный круг на полях от 02.07.2021 в графстве Wiltshire, Англия, возле Avebury Stone Circle. Источник картинки. Уже много лет графство…

  • О фанатизме.

    Довольно часто приходится слышать: "Не люблю фанатиков всех видов." А я как раз люблю фанатиков всех видов. Ибо что такое фанатизм как не…

  • К вопросу о капитализме в России.

    Читаю в ленте новостей rbc.ru: " Гватемала попросила вернуть аванс за «Спутник V» из-за задержки поставок. В апреле Гватемала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments