Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Categories:

Скопцы (5).

Продолжение. Начало см. в СТАРЫЕ РУССКИЕ СЕКТЫ, Христоверы (1), Христоверы (2), Христоверы (3), Христоверы (4)Христоверы (5), Христоверы (6), Христоверы (7), Христоверы (8), Христоверы (9), Христоверы (10), Христоверы (11), Христоверы (12), Христоверы (13), Христоверы (14), Христоверы (15), Скопцы (1) и Скопцы (2), Скопцы (3) и Скопцы (4).

Признанный таким образом "сыном Божиим", Селиванов стал искать "предтечу" и вскоре приметил его в крестьянине Тульской губернии Александре Шилове. Шилов был женат и имел детей, но ему не нравилась семейная жизнь, как греховная и противная Богу (по его взгляду). Оставив поэтому жену, детей и хозяйство, он отправился отыскивать "истинную веру". Но везде, куда он ни приходил и где он ни жил, он постоянно высказывал всем и каждому своё разочарование: "Не истинна ваша вера, и постоять не за что. О, если б я нашёл истинную веру Христову, то не пощадил бы своей плоти, рад был бы головушку за оную сложить, и отдал бы плоть свою на мелкие части раздробить".

В мучительных поисках истинной веры Александр Иванович прибыл, наконец, в знаменитый "корабль" Акулины Ивановны, думая, конечно, найти тут предмет своего страстного желания. Предчувствие его не обмануло: в "хирургическом секрете" спасения, который "открыл" Селиванов, Шилов, наконец, нашёл то, за что готов был "раздробить плоть свою". Характерно его восклицание, когда его озарила новая "благая весть": "Вот кого мне надо и кого я ждал сорок лет! Кто как хочет, а я - тебя почитаю за сына Божьего, за истинный свет, и тебе с крестом поклонюсь!"

Селиванов обрёл в Шилове самого верного и преданного помощника в своём деле. Вся любовь "отца-искупителя" сосредоточилась на его "возлюбленном сыночке". Молчаливый со всеми, для него одного Селиванов не жалел слов: "... и много с ним беседовал, и ни с кем так много не беседовал, как с ним". После того, как Шилов "испил чашу высокомудрого учения" и "воспринял на себя огненную корону", он стал ревностным и неутомимым проповедником искупления через оскопление. Сам Селиванов, как всегда, молчал. Христоверы звали его "молчанкой"; он не возражал. Войдя в собрание христоверов, он садился всегда позади, но пророки выводили его вперёд и говорили, указывая на него: "вот, Бог нам родился!" Однако "искупитель" не хотел объявлять себя и тайно выходил, ибо учение его было тайным. В отличие от известного ему христоверческого пророка, который "ходил в слове бойко", Селиванов "был нем, и никогда не отверзал уст своих". Его чистота - в теле, а не на словах. "Учение у них чистое, да плоти коварные", - говорил он о всех прежних, бывших до него учителях; и ещё, в другом месте, более определённо: "у старых учителей и пророков благодать была по-пояс, а я принёс полную". Он совершил вторую и труднейшую половину искупления и, подобно первому Искупителю Иисусу Христу, запечатлел это кровью.

Старая вера - христовщина - многословна, полна лепости и имеет женскую сущность; новая вера - скопчество - молчалива и полна чистоты, и сущность её мужская. Проповедь Селиванова обращена исключительно к мужчинам. Похоже, что спасение женщин его мало интересовало; есть смутные указания на то, что сам Селиванов ввёл лишь оскопление мужчин, а оскопление женщин распространилось только после 1816 года вопреки желанию "отца-искупителя".

Новое сообщество называло себя "белыми голубями", в отличие от "серых голубей", христоверов [1]. Оскопление - это "убеление", принятие первозданной (райской) чистоты; оно - Божие знамя, с которым скопцы пойдут на Страшный суд. "Убеление" называлось огненным крещением, а крещение огнём соотносилось с крещением духом. Селиванов учил: "Не бойся, не умрёшь, а паче воскресишь душу свою, и будет тебе легко и радостно, и станешь, как на крыльях летать; Дух к тебе переселится, и душа в тебе обновится".

Своей проповедью хирургического искупления Селиванов и Шилов восстановили против себя многих членов "корабля" Акулины Ивановны. Пришлось им удалиться "ради мира и спокойствия братии, дабы проводили они жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте". Они перешли из Орловской губернии в соседнюю Тульскую. Там, в Алексинском уезде, они оскопили писаря Аверьянушку на одной из фабрик Емельяна Ретивого, принадлежавшего к местному христоверческому "кораблю". При содействии Ретивого, скопчество стало распространяться ещё и в селе Сосновка Тамбовской губернии Моршанского уезда, и в соседних деревнях. Всех оскопившихся к середине 1775 года оказалось около 160 человек; среди них находились и дети [2]. В Сосновке устроился первый скопческий "корабль".

Слухи об оскоплениях достигли Петербурга, и в 1775 году Екатерина II повелела тому же полковнику Волкову произвести новое следствие и жестоко наказать всех зачинщиков ереси. Селиванову как-то удалось скрыться от розысков; он спрятался в яме, в которую, по его словам, "бросали всякую падаль", и в ней он пролежал трое суток, "не пивши и не евши"; потом приютился во ржи, где пробыл ещё десять суток. "Здесь, - рассказывает "искупитель", - сильно утомившись, я лёг и заснул; проснувшись, увидел прямо перед собой голодные глаза волка; но я ему сказал: поди в своё место! - и он послушался меня и пошёл". Вероятно, голод побудил Селиванова придти в дом к какой-то "хлыстовке" Иевлевой. Она посадила "искупителя" в подполье, а сама побежала делать на него донос.

В результате последнего следствия о скопческой секте Шилов был сослан в Ригу, в военное поселение, откуда за оскопление солдат был переведён в Шлиссельбургскую крепость; там "предтеча" и умер в 1800 году [3]. Что же касается Селиванова, то он сам рассказал в "Страдах" [4] постигшие его бедствия.


---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] В общей массе "людей Божиих" скопцы занимали то же место, какое прежние анахореты (отшельники, пустынники) занимали в среде монашества старинных времён.

[2] Распространённым приёмом оскопления мальчиков был их наём в услужение, причём плата шла родителям. Богатые скопцы денег на "товар" не жалели. Попав в секту, подростки 9 - 15 лет быстро проникались мировоззрением скопцов до такой степени, что будучи арестованными и подвергнутыми экспертизе, практически никогда не называли своих оскопителей, а говорили, что скопили себя сами. Причём оскоплённые практически никогда не жаловались на произведённую над ними операцию.

[3] Два года спустя тело Шилова (по уверению скопцов, нетленное, за исключением ногтя на пальце левой ноги, почерневшего от тесноты гробы) было перенесено на Преображенскую гору, где его и предали земле. Через некоторое время над могилой "предтечи" была построена часовенка, охранявшаяся до 1844 года четырьмя скопцами.

[4] "Страды" были записаны учениками Селиванова с его слов, довольно безграмотно, но буквально. Василий Розанов ценил "Страды" Селиванова "по силе оригинальной и по новой мысли в уровень с творениями гигантов поэзии" (Розанов В. Апокалипсическая секта. С. 164).
Tags: христоверы
Subscribe

  • О вере.

    Впервые учеников Иисуса Христа назвали "христианами" язычники в Антиохии. "Ученики в Антиохии в первый раз стали называться…

  • С чего начать духовную жизнь?

    С чего начать реальный духовный путь обычному человеку, желающему реально, а не на словах только - "бла-бла-бла", - измениться к лучшему…

  • Как паровозик из Ромашкова.

    Автор паблика Под корень пишет: "Отстать от жизни – это лучше всего. Все они, богатые и бедные, успешные и не очень, звёзды и писатели,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment