Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Иероним Блаженный (1).

Иероним родился около 345 года в городке под названием Стридон, разрушенном готами в 377 году. Отрочество Иеронима пришлось на годы реставрации старого языческого культа при Юлиане Отступнике. "Когда я был мальчиком и учился в грамматической школе, и когда все города осквернены были кровью приносимых жертв, вдруг, в самый разгар гонения, пронеслась весть о гибели Юлиана. Один из язычников остроумно сказал тогда: Как же христиане говорят, что их Бог долготерпелив и многомилостив? Да Он самый гневный, самый скорый в отмщении Своём: даже малое время не мог помедлить Он, чтобы не наказать отступника".

В 363 году Иероним, ища образования, переехал в Рим, где изучал риторику и грешил. Для таланта святого сатирика, этого Ювенала католической Церкви, нужна была атмосфера тогдашнего Рима, чтобы проявить себя и сложиться в ту неподражаемую фигуру, которою он является для нас как писатель.

Вскоре он почувствовал пустоту светской жизни, метался по Риму, ища себя, затем совершил путешествие в Галлию, и, наконец, поселился в Аквилее, где принял крещение и стал аскетом.

В 373 году Иероним отправился на Восток и следующие пять лет провёл отшельником в Сирийской (Халкидонской) пустыне. Жизнь, которую он вёл во время своего пребывания в пустыне, состояла из суровых епитимий, слёз и стонов, перемежавшихся приступами духовного экстаза. Там же Иероним узнал, что такое "глад похоти".

"О, сколько раз я, удалившись в уединение, - писал он своей духовной дочери Евстохии, - в этой безмерной пустыне, которая, будучи сожжена солнцем, представляет жуткое обиталище для монашествующих, видел себя среди наслаждений Рима... Безобразные члены отпугивали от себя своим облачением, грязная кожа, казалось, покрывала тело эфиопа. Молчу об еде и питье. Даже больные монахи здесь пьют сырую воду, и считается непозволительной роскошью съесть нечто варёное. И вот я, тот, кто ради страха геенны огненной обрёк себя этой тюрьме, я, член общества диких зверей и скорпионов - часто в мечтах присутствовал в хороводах дев. Лицо было бледно от постов, а ум кипел желаниями в охлаждённом теле, и в плоти, умершей ещё раньше самого человека, бушевал пожар страстей. И так, лишённый всякой помощи, бросался я к стопам Христа, омывал их слезами, отирал волосами моими, и восставшую плоть покорял неядением в течение целых недель. Вспоминаю, как часто я смешивал день с ночью в непрерывных взываниях, как не прежде прекращал биение в грудь, чем приходило, по Господнему соизволению, успокоение".

Но Иерониму так и не пришлось, кажется, победить себя в этом отношении. По крайней мере, в его писаниях чувствуется какая-то тайная, неудовлетворённая cupiditas пола, и он как-то по-иному, чем, например, Августин, боязливо и торопливо касавшийся в своих трудах непристойных подробностей, внимательно останавливается на них. В письме к пресвитеру Виталию по чисто богословскому вопросу о том, почему по данным Библии выходит, что Соломон и Ахав уже 11 - 12-ти лет рождали детей, он пишет между прочим следующее: "Я слышал - Бог свидетель, не лгу - рассказ про одну женщину, которая воспитывала подкинутого ребёнка 10-ти лет и спала вместе с ним. И вот случилось, что напившись вина более того, чем позволял стыд, и разожжённая похотью, она срамными телодвижениями довела ребёнка до соития. Опьянённость первой ночи обратилась в привычку во вторую и следующие ночи. Но не прошло и трёх месяцев, как живот женщины вздулся. Чего же больше? Определением Божиим вышло, что та, которая против природы воспользовалась невинностью мальчика для поношения Бога, сама была обличена Владыкою природы, во исполнение слова Его: "Ничего нет тайного, что не сделалось бы явным" (Лк 8:17).

Описывая в "Житии Павла Пустынника" гонения при Деции и Валериане, Иероним приводит такой пример пытки: "Другого [мученика], цветущего возрастом юности, приказано было отвести в роскошные сады. И здесь, между белоснежных лилий и рдеющих роз, где рядом кротко журчали воды ручья и ветер чуть шелестел в листьях деревьев, он был положен на пуховое ложе и, чтобы не мог с него встать, был привязан за руки и ноги нежными повязками шёлка. И вот, когда все удалились, приходит прекрасная блудница, начинает обнимать его ласковыми объятиями и, что даже сказать преступно, касаться руками мужской части, чтобы, возбудив похоть, возлечь на него бесстыдной победительницей. Что было делать, куда обратиться - не знал воин Христов. Кого не победили пытки, побеждало сладострастие. Однако, вдохновлённый свыше, он откусил язык целующей и выплюнул его в лицо блуднице. И так сила боли победила чувство страсти" (Диесперов А. Блаженный Иероним и его век. - М., 1915, с. 69-70).

Всё это написано с каким-то очевидным желанием вызвать слишком живой образ этих сцен, и оттого сами описания эти вряд ли могут быть названы целомудренными. В них чувствуется скрытое сладострастие писавшего. Зачем же он не уходил тогда от излишних соблазнов? Пламенный проповедник воздержания и девства, он в своих письмах прежде всего пытался убедить себя в суетности и греховности телесных удовольствий, подействовать на себя самого, так как слишком хорошо знал свою слабую сторону. Это был аскет, "но с кровью в жилах, знойной кровью".


Иероним Стридонский

Tags: христианство
Subscribe

  • К вопросу о капитализме в России.

    Читаю в ленте новостей rbc.ru: " Гватемала попросила вернуть аванс за «Спутник V» из-за задержки поставок. В апреле Гватемала…

  • Человечество "завязалось " в Индокитае?

    В статье О свинье, "влипшей" в историю я высказал осторожное предположене, что, может быть, человек современного антропологического типа…

  • Аристотель, ты не прав!

    Метафизика Аристотеля начинается с утверждения: «Все люди, в силу самой своей природы, стремятся к знаниям» ( Источник). Позволю себе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments