Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

О языческой Тропе мёртвых и христианском Пути спасения.

Некоторые православные "батюшки" до сих пор "наезжают" на о. Александра Меня за то, что тот осмелился увидеть духовность в шаманизме: "...То, что веками воспитывалось в мистике Индии, что нашло завершение в орфизме и неоплатонизме, имеет корень в этой высшей одухотворенной стороне шаманизма. Семитическое пророчество, бывшее естественной почвой, на которой вырос библейский профетизм, также коренится в нём". Но, если поискать в интернете, что же православные "батюшки" пишут на данную тему, мы обнаружим, что сами они ничего (или почти ничего) о шаманизме не говорят. Ну, за исключением разве что о. Павла Флоренского, который интересовался знахарством и ведовством и кое-что писал на эту тему. Павел Флоренский - исключение, подтверждающее общее правило. Православные священники либо молчат, либо говорят, что шаманизм - это сатанизм.

А что, интересно, современные священники сказали бы, если бы увидели юродивого в храме Божием? Монахиня Алипия Голосеевская “ходила в плюшевой кофточке, в детском капоре, на спине таскала мешок с песком,… на груди – громадная связка ключей”. Василий Самарский, “бывало, что наберёт на кладбище похоронных венков, обвешается ими с головы до ног…”. Иеросхимонах Феофил, обличая высокомерие, привязывал под рясу подушку (монах и священник!), имитируя толстый живот”. Григорий Пензенский вообще носил женскую одежду: “красный сарафан, кофточку, на голове платок или монашеский белый апостольник,… на шее носил много крестов, образков, четок, костей, бус, камней и разных игрушечных украшений, которые он называл своим нарядом”.

Зайдите в один из православных храмов, например, собор Василия Блаженного или свт. Григория Неокессарийского в Москве, и помолитесь святому юродивому перед его иконой (крайне, кстати, редкими в современных храмах). Не смутит ли вас при этом ничего? Конечно, смутит – то, что зачастую мы молимся при этом голому, обнаженному праведнику (при этом изумительно безстрастно изображенному). Это потому, что “одеждой” почти всех первых юродивых была нагота.

Что бы ныне сделали с голым мужчиной, зашедшим в храм Божий? Не схватили бы его, чтобы упрятать за решётку? И не священники ли позвонили бы в полицию? И не нашлось бы много православных прихожан, подписавших заявление об "оскорблении чувств"? И не возбудили бы следственное "дело о кощунстве"?

Я это всё пишу к тому, что ныне и церковь уже не та, и священники не те, что были раньше. Не видно в современной церкви крещения Духом Святым, хотя именно в "сошествии Св. Духа" как православие, так и католичество видят установление Церкви. Учения Христа, повторения, "имитации" Тайной Вечери недостаточно для осуществления Церкви как духовного организма: необходимо животворящее "сошествие" Святого Духа на человеческую плоть, подобно тому "нисхождению" Духа на Деву, благодаря которому смогло осуществиться воплощение Слова - Логоса. Поэтому Пятидесятница, или "сошествие" Духа Святого, - не единичное событие, свершившееся в Иерусалиме раз и навсегда, но непрекращающееся событие, коституирующее Церковь.

Теперь православные только "празднуют Троицу" (от слова "праздность", то есть ничегонеделание), вместо того чтобы "стяжать Дух Святой" (св. Серафим Саровский). Те же, кто дерзает "стяжать", выглядят "безумцами" в глазах "празднующих". А часто их ещё и обвиняют в сатанизме: мол, "бесноватые" они, или под "прелестью".

Впрочем, и прежде так было. Жанну д'Арк сожгли на костре как ведьму, а потом объявили её святой. "Братия, диавол идёт, - уйдём поскорее!" - говорили иноки Саламанкской обители, завидев издали подходящего к ним св. Иоанна Креста (исп. Juan de la Cruz). И там же, в Саламанке, когда однажды священник, изгоняя из одержимого беса, спросил, кого из служителей Божиих он боится больше всего, бес ответил: "Иоанна Креста!"

В этой короткой статье я решил показать, что парадоксальным образом настоящее язычество гораздо ближе к настоящему христианству, чем к сатанизму
. До определённого момента (и довольно далеко отстоящего от сферы профанов) путь шамана и путь христианского святого не только параллелен, но и в сущности един. Вот и рассмотрим это мистическое единство (unio mystica) на одном конкретном примере.

Женский обряд инициации индейцев тупинамба.

Вероятно, самые ранние описания женского обряда инициации индейцев тупинамба содержатся в документах, составленных Андре Теветом в 1575-ом году. Согласно его записям, первая менструация называлась киоунду-ар. Индейцы тупинамба отмечали это событие обильным пьянством. Молодые девушки очень боялись начала первой менструации, поскольку обряд инициации мог быть очень болезненным. Девочек остригали как можно короче при помощи рыбьего зуба (Тевет подтверждает, что рыбий зуб действительно отлично режет), срезая волосы как можно ближе к голове. То небольшое количество волос, что оставалось на голове, опалялось огнем. Затем девочку ставили на плоский камень, на котором индейцы тупинамба обычно изготавливали ожерелья.

Затем тот, кто руководил ритуалом, начинал царапать кожу девочки на спине крест-накрест при помощи клыка животного, от плеч до ягодиц. Некоторым девочкам наносились более глубокие порезы в зависимости от того, насколько сильную боль и обильную кровопотерю они могли выдержать. После этого в раны втирали пепел от сожженной тыквы. Пепел приносил дополнительную боль и оставлял после себя постоянный рубец.

Затем ее руки привязывали к телу хлопковой веревкой, а вокруг шеи нанизывали зубы капибары. Это делалось для того, чтобы собственные зубы девушки были крепкими, и она могла разжевывать маниок, используемый для приготовления напитка каоуин. После этого девушка должна была лечь в гамак и не сходить с него в течение трех дней. Все это время девушка оставалась надежно укрыта так, чтобы ее никто не мог увидеть. Все три дня она постилась – не ела и не пила. Если ей нужно было отлучиться по нужде и раскрыть себя, ее относила мать, тетя или бабушка, захватив с собой горячий уголек в глиняном горшке и хлопковую нить, чтобы отогнать злых духов Маэ, которые иначе могли приблизиться или даже войти в гениталии девушки.

По прошествии трех дней девушка выбиралась из своего гамака, ступая на тот самый плоский камень, который использовался во время инициации. Она не должна была касаться земли ступнями. Девушку кормили фариньей (блюдом из маниока) и прочими вареными (без соли и мяса) корнеплодами. Ей не разрешалось пить что-либо, кроме воды. Такой диеты девушке надлежало придерживаться целый месяц.

Во время своей первой менструации девушка очищала себя при помощи прута длиной около метра. Она оставалась в бездействии в своем гамаке до начала второй менструации, то есть примерно месяц.

Во время второй менструации девушке наносили порезы на грудь, живот и вновь на спину. Запреты, связанные с употреблением пищи, были теперь не так суровы, как во время первой менструации, но ей все еще не разрешалось ни с кем разговаривать. Девушке нельзя было также ходить в сад и делать все те вещи, которыми она занималась до начала менструации. Она оставалась в своем гамаке и пряла хлопок.
На третий месяц, после того, как тело девушки полностью покрывали черной краской на основе сока плода генипапа, ей разрешалось посещать сад. Индейцы тупинамба верили, что если девушки не будут строго придерживаться этих правил, то дух Мермона убьет всех.

Судя по всему, индейцы тупинамба уделяли много внимания обучению молодежи взрослым навыкам во время проведения ритуалов инициации. Монтойя писал в 1879-ом году, что посвящаемую девушку отправляли ко взрослой женщине, которая заставляла ее работать до изнеможения. За ошибки полагались различные наказания. Девушка должна была получить таким образом необходимые навыки для ведения домашнего хозяйства.

Когда волосы девушки вновь отрастали до плеч, она считалась готовой ко вступлению в брак.

Поведение индейцев тупинамба после смерти кого-либо очень походило на их поведение в отношении девушек во время первой менструации. Девочку-подростка укрывали в гамаке и не давали ей еды в первые три дня после начала первой менструации. К ней относились, будто к умершей. Когда ей необходимо было выбраться из укрытия, ее родственницы относили девушку подальше от людских глаз.   

Источник - LATINDEX



Итак, девочек остригали как можно короче. Не напоминает ли это нам монашеский постриг? И не об этом ли говорил Иисус Христос: "истинно, истинно говорю вам, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия"? Но ведь рождаются - младенцами. Отсюда и младенческое безволосие.

Далее, девочкам причиняли сильную боль. Эта боль в обрядах инициации связана с необходимостью выхода неофита за пределы его "самости". Сильная боль лишает человека сознания и делает его восприимчивым к духовным влияниям. В мужских воинских посвящениях эта боль вообще может быть запредельной, как это показано в фильме "Человек по имени Конь" (фильм основан на реальных событиях и воспроизводит реальный обряд индейцев племени сиу под названием  the Sun Dance).



А кто вам вообще сказал, что подлинное христианство безболезненно? Иисус, как первый христианин, был распят на кресте.

"Ко всем же сказал [Иисус]: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною." И ап. Павел говорил о себе, что он "сораспялся Христу". "Умоляю вас, братия, - писал он, - подражайте мне, как я Христу" (1 Кор. 4:16). А ещё говорил всем христианам: "В вас должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе" (Фил. 2:5). Для чего это? Немного перефразируя Ницше, можно ответить на этот вопрос так: "Боль, которая нас не убивает, делает нас сильнее".

Продолжим наше сравнение. Девушка должна лежать
укрытой с головой в гамаке трое суток и при этом не есть и не пить. При этом она не должна касаться земли.

В современных цивилизованных формах это выглядит примерно так:



Это - так называемая сенсорная депривация.

А это - Джон Каннингем Лилли (6 января 1915 — 30 сентября 2001) — американский врач-психоаналитик, известный своими исследованиями природы сознания в условиях сенсорной депривации.

Джон Лилли

Он в 1954 году решил провести свой первый опыт: погрузился в бассейн с водой. Она была соленоватой, чтобы поддерживать в ней нейтральное положение для уменьшения эффекта гравитации. Одновременно с этим он изолировал все источники звука (звуконепроницаемая комната) и, насколько возможно, отрезал все источники света.

Чем жёстче условия сенсорной депривации, тем быстрее нарушаются процессы мышления, что проявляется в невозможности на чём-либо сосредоточиться, последовательно обдумать проблемы. При увеличении времени воздействия сенсорной депривации эйдетические представления могут выходить из-под контроля актуального «Я» и проявляться в форме видений.

Оставшись наедине с самим собой, в беззвучной тишине, начинаешь слышать звук внутреннего голоса, погружаешься в мир мыслей, встречаешься с лабиринтами собственного бессознательного, являющегося лишь частью чего-то Целого…

Вспомним Иисуса Христа, Который постился в пустыне 40 суток. Вспомним всех отшельников и пустынников. Именно в них, а не в попах, наиболее ярко выразился дух христианства. Попы - это церковные бюрократы, "работники культа". Вся их работа заключается в организации поклонения этим самым преподобным отшельникам и пустынникам. Есть "частицы мощей" преподобных, и народ выстраивается в очередь для поклонения, а попы только стоят при дверях, чтобы их открыть и закрыть.

Девушку кормили постной пищей. Это обычная монастырская еда. Впрочем, некоторые современные православные монастыри с четырёхразвым (!) питанием, как в санатории, назвать монастырями язык не поворачивается. Раньше, когда были ещё настоящие монахи, они говорили так: "Кто ест один раз в сутки, тот - ангел; кто два раза, тот - человек; кто три раза - свинья; и кто ест четыре раза, тот - дьявол".

Тело девушки полностью покрывали черной краской. Ну, это прямо аналог чёрной одежды монахов-схимников. Симеон Фессалоникийский говорит, что, поскольку монах является как бы мёртвым для мирской жизни, то, можно сказать, что мантия символизирует собой гроб, а подрясник и власяница - погребальные принадлежности.

Посвящаемую девушку отправляли ко взрослой женщине, которая заставляла ее работать до изнеможения. Это - так называемая трудовая аскеза, столь широко распространённая как раз в российских монастырях, особенно на Севере (т. наз. "трудовая Фиваида"). Здесь же угадывается и монастырское "послушание".

За ошибки полагались различные наказания. Монастырские тюрьмы в до-революционной России - явление, всем хорошо известное.

Девушка пряла хлопок. Прядение - это традиционная женская "работа", связанная с ночным, тёмным временем суток.
"Три девицы под окном пряли поздно вечерком"... А кто у нас ведёт преимущественно ночной образ жизни? - Ведьма. Собственно, смысл женских инициаций в том и заключается, чтобы делать ведьм из девочек. И чем больше ведьм в племени, тем сильнее и жизнеспособнее это племя.


Итак, мы видим, что в глубинной, мистической сущности языческая Тропа мёртвых ничем не отличается от христианского Пути спасения. И языческий посвящённый, и христианский аскет проходят одни и те же испытания.  Ещё раз повторим: До определённого момента (и довольно далеко отстоящего от сферы профанов) путь шамана и путь христианского святого не только параллелен, но и в сущности един.
Tags: инициация, менструация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Crop Circle Near Avebury Circle.

    Интересный круг на полях от 02.07.2021 в графстве Wiltshire, Англия, возле Avebury Stone Circle. Источник картинки. Уже много лет графство…

  • О фанатизме.

    Довольно часто приходится слышать: "Не люблю фанатиков всех видов." А я как раз люблю фанатиков всех видов. Ибо что такое фанатизм как не…

  • К вопросу о капитализме в России.

    Читаю в ленте новостей rbc.ru: " Гватемала попросила вернуть аванс за «Спутник V» из-за задержки поставок. В апреле Гватемала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments