Хрестьянин (ltraditionalist) wrote,
Хрестьянин
ltraditionalist

Category:

Установление канона священных писаний Нового Завета (3).

Первыми евангелиями, завоевавшими бесспорное признание во всей "большой Церкви" - как на Востоке, так и на Западе, - были евангелия Марка и Матфея. Несколько труднее шла рецепция евангелия Луки, так как эту книгу использовал в своей версии канона ересиарх Маркион. Но хуже всего обстояло дело с евангелием Иоанна, которое очень ценили гностики [1]. Известно, что римская церковь не принимала Евангелия и Откровения ап. Иоанна почти до конца II века. Вальтер Бауер в классической работе "Ортодоксия и ересь в древнейшем христианстве" на основании анализа множества прямых и косвенных свидетельств показывает, что римские христиане "чувствовали в евангелии Иоанна дух ереси". О подозрительном отношении ранних христиан к евангелию Иоанна свидетельствует такой факт: св. Юстин Мученик (ок. 152 г.) приводит из синоптиков [2] 100 выдержек, а из Иоанна - только 3, и притом довольно неточно, так что похоже на то, что он черпает их не из четвёртого евангелия [3], а из другого, общего с Иоанном, источника, тем более что прямо на это евангелие он не ссылается ни разу.

Согласно преданию, ап. Иоанн, будучи глубоким старцем, написал евангелие по просьбе эфесских христиан. Однако вскоре выяснилось смешение ап. Иоанна с личностью какого-то другого таинственного "старца (пресвитера) Иоанна", также жившего и скончавшегося в Эфесе, когда разнеслись слухи о том, что даже гробница великого апостола перепутана с гробницей неведомого старца (Евсевий. "Церковная история" VII, 25). Скорее всего, четвёртое евангелие и было написано тем таинственным "старцем Иоанном", а вовсе не апостолом.

Самый сильный довод против ап. Иоанна, как творца четвёртого евангелия, - слишком ранняя мученическая смерть его, предсказанная самим Христом у двух синоптиков, Матфея и Марка. "Чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься", - говорит Иисус двум сыновьям Зеведеевым, Иоанну и Иакову (Мф. 20: 20-24; Мк. 10: 35-41). Не может быть никакого сомнения, что "чаша" эта и "крещение" - мученическая смерть обоих. Но если первая половина слова Господня об одном из них точно исполнилась, как мы знаем из Деян. 12:2, то слишком невероятно, чтобы вторая половина того же слова - о другом брате - осталась неисполненной. Если Иоанн был убит в Иерусалиме до 70 года, то не мог он написать Евангелия, как утверждает Ириней и с ним всё церковное предание, "в Эфесе, во дни Траяна", то есть в конце I или в начале II века [4].

Против тождества евангелиста Иоанна с Иоанном, сыном Зеведеевым, имеется довод внутренний, в самом Евангелии. Мог ли ап. Иоанн, один из Двенадцати, говорить о самом себе так упорно, настойчиво, кстати и некстати: "Я - ученик, которого любил Иисус?" Надо быть лишённым всякого слуха к душе человеческой, чтобы не услышать в этом нестерпимо-режущего, фальшивого звука. Ведь если человек свидетельствует сам о себе, то свидетельство его не истинно (Ин. 5:31). Кажется, и этого одного, внутреннего, довода достаточно, чтобы решить окончательно: IV Евангелие написано кем угодно, только не ап. Иоанном.

Будь оно, единственное из четырёх евангелий, апостольским (Мф, Мк и Лк только позднее приписаны апостолам), непонятно, почему так долго оно оставалось непризнанным в Церкви, как бы "отречённым", "апокрифическим". Четвёртое евангелие вплоть до начала III века не встречало в Церкви ничего, кроме равнодушия и даже прямой враждебности. Только с этого времени, внезапно, как тлеющий под пеплом огонь, вспыхнуло оно ярким пламенем и приобрело каноническое признание во всех церквах Малой Азии, Сирии, Северной Африки, Рима и Галлии.

Ириней особенно активно защищал подлинность четвёртого евангелия, тем самым косвенно свидетельствуя, что оно не было признано повсеместно и вызывало споры: "Четыре есть евангелия, не больше и не меньше, и только глупые, неучёные и наглые люди... вводят их больше или меньше" (цит. по: Апокрифы древних христиан. - М., 1989, с. 24). В противоположность этим истинным евангелиям Ириней упоминает "несказанное множество апокрифических и подложных писаний".



Христианские писатели II - IV веков упоминают, цитируют, пересказывают различные евангелия: от Петра, от Андрея, от Матфия [5], от Варфоломея, два евангелия от Фомы, совершенно различные по содержанию [6], евангелие от Никодима, от Варнавы, от Марии Магдалины. Во фрагменте письма св. Климента Александрийского говорится, что имели хождение и три евангелия от Марка: каноническое (признанное), "подложное" (написанное неким пророком по имени Карпократ) и тайное евангелие (написанное якобы самим Марком для "избранных"). Некоторые евангелия названы по тем этно-конфессиональным группам, среди которых они почитались (хотя, возможно, в их подлинных названиях также стояло имя какого-нибудь апостола), например, евангелие евреев [7], евангелие египтян [8].

Кроме евангелий в произведениях раннехристианских писателей упоминаются и другие, не вошедшие в Новый Завет книги, которые почитались разными христианскими группами как источники вероучения: апокалипсис Петра [9], апокалипсис Павла, деяния некоторых апостолов (Павла, Петра, Филиппа, Андрея), послания, "Пастырь" Ерма (Гермы) [10] и др.


----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] По словам Карла Юнга, текст Ин "явно отмечен влиянием гностицизма".

[2] В XVII веке Грисбах ввёл термин "синоптики", или "синоптические евангелия", для первых трёх книг Нового Завета, которые связаны общностью композиции, стиля и многочисленными текстуальными совпадениями. Synoptikoi значит "со-гласники", в противоположность Иоанну, "не-согласнику".

[3] "Четвёртый по порядку" указывает на четвёртую Ипостась - дьявола, противостоящего Троице. Согласно церковной традиции, образы четырёх евангелистов символически изображаются в виде человека (Матфей), льва (Марк), быка (Лука) и орла (Иоанн). СфинксВ астрологическом аспекте данные символы согласуются с четырьмя знаками Зодиака, отстоящих один от другого на 90 градусов: Матфей соответствует Водолею, Марк - Льву, Лука - Тельцу, а Иоанн - Скорпиону, причём Скорпион считается предвестником зла.

Четверица от дьявола. Ведь четвёрка - это удвоенная двойка, а двойка была создана на второй день творения, результатом которого под вечер Бог явно был не удовлетворён. Один средневековый мыслитель заметил, что Бог, когда отделил на второй день творения верхние воды от нижних, не сказал вечером, как во все другие дни, что "это хорошо". И не было это сказано потому, что во второй день творения Бог создал binarius, двойку, источник всякого зла.

[4] Одно из преданий, бытующих в православии, но не закреплённое на вероучительном уровне, говорит, что ап. Иоанн не умер (ср. Ин. 21:22-23), но был живым восхищен на Небо и в конце времён вернётся к нам вместе с Илией и Енохом, чтобы вместе противостоять Антихристу.

[5] С именем Матфия гностики связывали предание об особых таинственных беседах Христа с избранными учениками, записываемых Фомою, Филиппом или Матфием, - и этим трём апостолам приписывалось поэтому составление особых евангелий, которыми пользовались гностики.

[6] Ещё в IX веке автору "Стихометрии" Никифору (патриарху константинопольскому с 806 по 815 год) было известно евангелие Фомы, содержавшее 1300 стихов; дошедшие до нас искажённые тексты не достигают и трети указанных размеров. По-видимому, старое гностическое евангелие в течение целых веков всячески урезывалось и искажалось до неузнаваемости.

[7] К сожалению, сведения о нём безнадёжно перепутаны с указаниями на евангелие 12 апостолов и на какое-то неизвестное евангелие евионеев (эбионитов); на это смешение мы наталкиваемся уже с глубокой древности, и разобраться в этом вопросе уже не представляется возможным.

[8] Ориген причислял его к древнейшим памятникам евангельской литературы, а св. Климент Александрийский ссылается на него как на св. Писание. Мы имеем сведения о богослужебном употреблении его во многих гностических сектах, но, по-видимому, оно пользовалось уважением и в церковном христианстве.

[9] Этот апокалипсис входил в число почитаемых Церковью книг примерно до III века.

[10] "Пастырь" прочно утвердился в Церкви, и только с III века начались споры о его боговдохновенности. Но и после этого не последовало категорического осуждения его, и он постоянно цитировался отцами Церкви - то как св. Писание, то как "полезная душеспасительная книга".
Tags: символика, христианство
Subscribe

  • три типа любви

    Понравилось, как intuit_school представила " три типа любви". 1. Инфантильная любовь. "БРАТЬ" 95% всего, что…

  • О любви к дальнему.

    natalija_khaf в своей записи Чуток о любви к дальнему задаётся вопросом: " Известен призыв Фридриха Ницше любить не ближнего, а…

  • Любовь - это миф.

    Что такое любовь? Любовь - это миф. Миф в первоначальном смысле этого слова, по Лосеву. " Миф есть для мифологического сознания наивысшая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments